Священномученник Петр Корелин

Петр Корелин родился 8 августа 1863 года в Крутихинском селе Шадринского уезда в семье священника. В 1883 году Петр Иванович окончил Пермскую духовную семинарию по первому разряду и стал исполнять обязанности надзирателя в Далматовском духовном училище. Затем он был учителем в Новопышминском двухклассном училище Камышловского уезда. В 1886 году за усердное исполнение своих обязанностей отец Петр удостоился благодарности попечителя Оренбургского учебного округа.

Летом 1886 года отец Петр был рукоположен в пресвитера и определен к Сретенской церкви села Иленского Ирбитского уезда. Не оставлял молодой священник и преподавательской деятельности: в Иленском он был законоучителем местного народного училища.

Через два года, в апреле 1888 года его перевели в Богоявленскую церковь села Кочневского Камышловского уезда, где он также стал законоучителем народного училища.

Богоявленская церковь села Кочневское, фото 2014 года. В наши дни восстанавливается.

В 1889 году отец Петр был избран депутатом по межевым и следственным делам (на этой должности он находился до 1894 года) и членом благочиннического совета. Кроме того, в том же году он был назначен законоучителем Мельниковской церковно-приходской школы при Богоявленской церкви и наблюдателем церковно-приходских школ 3-го благочиннического округа Камышловского уезда. А в 1895 году он стал духовным следователем того же округа. Помимо всего прочего, в эти годы священник неоднократно избирался депутатом на Епархиальный и окружной училищные съезды.

Казалось бы, выполнять столько обязанностей одновременно одному человеку не под силу, а отец Петр должен был еще, как единственный служивший на приходе священник, совершать все богослужения и исполнять требы. Но батюшка, видимо, хорошо справлялся со своими обязанностями; он неоднократно удостаивался различных церковных наград. Так, он несколько раз получал архипастырское благословение (три раза – «за усердную службу по званию законоучителя» и один раз – «в воздаяние отлично-усердной службы по приходу»). 30 января 1892 года отец Петр был награжден набедренником, а 30 июня 1896 года «за отлично-ревностное прохождение пастырского служения» – фиолетовой скуфьей.

К этому времени у отца Петра и его матушки Анны Андреевны было уже четверо детей: Андрей, Леонид, Елизавета и Мария. Известно, что сыновья его обучались в местной земской школе, а Андрей продолжил образование в Екатеринбургской классической гимназии.

14 ноября 1904 года отец Петр был перемещен к Свято-Троицкому храму Каменского завода Камышловского уезда, который стал последним местом его служения.

Свято-Троицкий храм Каменского завода Камышловского уезда, фото 1909 г.

В 1904 году за ревностное служение он был удостоен награждения скуфьей, в 1905 году – камилавкой.

После Октябрьской революции 1917 года власть в поселке Каменский завод захватили большевики, стали создаваться вооруженные отряды из рабочих завода. Начались репрессии против Церкви, однако отец Петр так же усердно продолжал свое пастырское служение. В дни гонений это, конечно, требовало от него подвига исповедничества.

Епископ Тобольский Гермоген (Долганев), с которым Промыслом Божиим оказался позднее связан отец Петр, наблюдая страшные картины насилия, ставшие в 1917 году повседневными, писал незадолго перед своим арестом:

«Святость храмов оскверняется... там и там сокровища церковные, жертвами верующих собранные, расхищаются; богослужения прекращаются; священнослужителей лишают жизненного обеспечения, арестовывают, изгоняют, даже избивают... Безбожные составители Декрета нашли исполнителей своей воли среди наших воинов, которые, по неведению и по наущению своих руководителей, осмелились поднять руку на святыню своих предков и совершить дело, достойное великого Божьего осуждения. Они сделали то же, что совершили распявшие Христа, но на них да исполнится молитва Христа: «Отче, прости им, не ведят бо, что творят!..».

То же самое, что со скорбью наблюдал Владыка Гермоген в Тобольске, происходило и в Каменском заводе.

Гермоген (Долганев), епископ Тобольский и Сибирский, фото начала XX века.

В начале лета Каменский совет, проводя в жизнь Декрет об отделении Церкви от государства, постановил изъять из Свято-Троицкой церкви метрические книги с регистрацией рождений, смертей, браков. Прихожане были недовольны таким решением и настроились не отдавать большевикам документы. Когда представители новой власти пришли за книгами, собор был полон народу, но, несмотря на это, члены Совета все же забрали книги. В этот момент кто-то из священнослужителей ударил в колокол. Из окон здания Совета, который находился напротив храма, было дано несколько выстрелов по колокольне, среди прихожан началось возмущение, большевиков стали выгонять из храма. Прихожане избили работников совдепа, разозленные люди хотели разгромить заодно и само здание Совета. На колокольный звон перед зданием собрались жители поселка и стали требовать вернуть метрические книги. Но через некоторое время подоспевшие рабочие с оружием разогнали собравшихся.

Известный уральский писатель П.П. Бажов, который в то время, будучи бойцом Красной армии, в Камышловском уезде продолжал начинания октябрьского вооружённого переворота, в своей книге «Бойцы первого призыва» так писал об этом событии:

«Историческая особенность Каменского завода, который когда-то находился в монастырской кабале, сказалась в известной мере даже во время Октябрьской революции. Поповщина, опираясь на имевшийся в заводе монастырь, пыталась организовать открытое выступление против Советов.

Поводом служило требование возвратить из совдепа отобранные у церквей метрические книги. Но эта попытка встретила такой отпор со стороны вооруженных рабочих, что больше попам уже не приходилось думать об открытом выступлении. В ответ на избиение толпой работника совдепа Давыдова отрядом рабочих был открыт огонь по колокольне, на которой производился набатный звон. Организатор избиения поп Корелин был немедленно расстрелян. Было расстреляно вскоре и несколько других попов, принимавших участие в контрреволюционном выступлении».

П.П. Бажов (в центре) среди бойцов карательного отряда "Красные орлы", фото 1918 г.

В воспоминаниях Бажова допущена неточность. Отец Петр не был расстрелян на месте. Его арестовали и отправили в Екатеринбург в распоряжение Екатеринбургской чрезвычайной комиссии. Местом заточения батюшки стал так называемый подтюремок — арестантский дом, находившийся вблизи Сенной площади, рядом с Симеоновской церковью. В это же время здесь находился под арестом епископ Тобольский Гермоген (Долганев).

Вот как описывает условия его содержания екатеринбургский епархиальный миссионер протоиерей А. Анисимов:

«В этом неприглядном двухэтажном здании, навевающем на всякого проходящего мимо него чувство невольного страха, для многострадального епископа была отведена одиночная камера № 10, выходящая дверью в особый малый коридор... Из трех комнат, расположенных в этом коридорчике, камера епископа Гермогена была средней... Расположенное в одном из смежных помещений, всего лишь за тонкой стеной, отхожее место спертый воздух камеры Владыки делало еще более ужасным, не говоря уже о том, что великий страдалец, естественно, не мог не слышать производившихся отправлений в этом мерзком месте.

Надзор со стороны администрации был все время очень строгим, камера постоянно находилась на запоре; пронести можно было только обед, доставляющийся сюда из местного женского монастыря, воду для чая и, каждый раз с разрешения комиссара, одну-две книжки религиозно-нравственного содержания».

Нетрудно представить, какой была участь других заключенных, если даже архиерей содержался в таких тяжелых условиях.

11/24 июня 1918 года, в день Святого Духа, большевики разрешили совершить в тюрьме молебен. Молебен служил епископ Гермоген, на нем присутствовали почти все заключенные, в том числе и отец Петр Корелин. На следующий день владыку Гермогена, отца Петра и еще нескольких заключенных передали комиссару П.Д. Хохрякову, отряд которого исполнял карательные функции и как раз накануне получил официальное наименование «Карательной экспедиции Тобольского направления». Арестованных под конвоем провели на железнодорожный вокзал и повезли в сторону Тюмени. Все уже понимали, что им предстоит мученическая кончина. В ночь на 14/27 июня поезд прибыл в Тюмень. Утром отряд Хохрякова выгрузился из вагонов на пароходы, чтобы отправиться из Тюмени вниз по реке Тура по направлению к Тобольску. Отряд разместился на одиннадцати судах. Штаб находился на пароходе под названием «Террорист». На буксире «Ермак» красногвардейцы установили свое единственное орудие. Сюда же были доставлены узники. Вечером «Ермак» остановился у села Покровского, и здесь всех, исключая епископа и священника, перевели на пароход «Ока», а затем высадили на берег и расстреляли.

Готовясь к столкновению с войсками Сибирского правительства, большевики возводили укрепления и заставляли трудиться над ними епископа и священника. 15/28 июня 1918 года очевидцы событий видели Владыку вместе с отцом Петром за работой. Владыка был одет в рясу серого цвета, чесучовый кафтан, подпоясан широким кожаным поясом, на голове – бархатная скуфейка. Он был физически истощен, но бодрость духа не покидала его. Таская землю, распиливая доски и прибивая их гвоздями, владыка все время пел пасхальные песнопения.

Принуждая арестованных к изнурительному труду, красные при этом всячески досаждали им, насмехались над их саном, глумились. В тот же день в десять часов вечера епископа и отца Петра перевели на пароход «Ока». Арестованных посадили в грязный и темный трюм; пароход пошел вниз по реке по направлению к Тобольску. Около полуночи большевики вывели отца Петра Корелина на палубу. Они сняли с него верхнюю одежду, обрили, избили ремнями, потом привязали к нему два тяжелых гранитных камня и сбросили за борт в воды Тобола. Затем настал черед архипастыря. В половине первого ночи епископа Гермогена вывели из трюма. До последней минуты он творил молитву. Когда палачи перевязывали веревкой камень, он кротко благословил их. Связав владыку и прикрепив к нему на короткой веревке камень, убийцы столкнули в воду и его.

Тело епископа Гермогена позднее было обнаружено и перезахоронено в кафедральном Софийском соборе Тобольска. Останки отца Петра найдены не были.

Помянник. Пётр Корелин в списке иереев под №3.

Решением Священного Синода священномученик Петр Корелин был прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Тобольской епархии, а также в Соборе Екатеринбургских святых. Память его совершается 16/29 июня.

Икона "Собор Екатеринбургских святых"

Источники:

Сайт Каменской епархии

Сайт Объединённого музея писателей Урала



07.11.2015 00:50
676

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!