Пушки Беринга: конец легенды

Автор:
Г. Синица

В один из последних августовских дней 1970 г. главный редактор Морского сборника вице-адмирал Григорий Иванович Щедрин напутствовал меня перед отбытием во Владивосток, к новому месту службы в должности специального корреспондента журнала по Тихоокеанскому флоту. Помню, он мне тогда сказал:
— Вам обязательно необходимо иметь на флоте свой актив. Установите для пользы дела нужные связи. Рекомендую познакомиться с Борисом Александровичем Сушковым. Пожалуй, лучше его там никто не знает историю флота на Тихом океане. Передайте ему от меня привет. Когда-то вместе с ним приходилось выполнять правительственное задание: искали пушки Беринга...

Спустя некоторое время состоялась моя встреча с Сушковым. Борис Александрович оказался человеком очень интересным, общительным. Сразу же выяснилось, что к "Морскому сборнику", как старейшему изданию в стране, он относился очень уважительно, считая журнал ценнейшим источником материалов по истории флота.

В то время Сушков, уже отставной офицер, работал ученым секретарем Приморского отделения Географического общества СССР. Он обладал поистине энциклопедическими знаниями по истории освоения дальневосточного края, прошлого Тихоокеанского флота, его развития и становления, истории и географии Приморья. Борис Александрович по праву считался авторитетом для флотских журналистов, местных литераторов, мемуаристов и других исследователей исторической проблематики Дальнего Востока. К нему обращались многие за помощью и советом.

Несмотря на разницу в возрасте, у меня с Борисом Александровичем сложились теплые дружеские отношения. Мне доводилось не раз бывать в его квартире на Верхне-Портовой улице, знакомиться здесь с изданиями редких книг по истории освоения Дальнего Востока, архивными материалами, занимавшими несколько стеллажей в одной из комнат.

Борис Александрович умел интересно рассказывать о том, что сам пережил, перечувствовал, мог легко увлечь собеседника. Он знал тьму историй, одна интереснее другой.

Во время одной из наших встреч я поинтересовался историей поиска пушек Беринга. Борис Александрович ожил, улыбнулся: "А вам откуда это известно?" Сказал, что слышал от Григория Ивановича Щедрина.

Казалось бы, история давняя, но в рассказе Сушкова она предстала со всеми подробностями, в деталях. В августе 1956 г. предстоял первый после войны визит отряда кораблей Балтийского флота в Данию. Датские власти обратились к Советскому правительству с просьбой преподнести в дар их стране две пушки с пакетбота "Св. Петр", которым командовал датчанин Витус Беринг. О старинных пушках, обнаруженных на далеких Командорских островах, датской стороне, видимо, стало известно из нашей центральной прессы. И вот команда поступила на Тихоокеанский флот...

В средине июня начальник Главного штаба ТОФ адмирал Виталий Алексеевич Фокин вызвал к себе в кабинет начальника флотского музея подполковника Сушкова и сказал:
— Приказываю вам выполнить правительственное задание. Для этого вам следует отправиться на остров Беринга, найти там пушки пакетбота "Святой Петр". Две из них необходимо доставить во Владивосток. Времени у вас — один месяц. Помощь и содействие будут оказаны...<

Задание обрадовало Сушкова — наконец-то появилась возможность побывать на Командорах. Он знал и верил, что привезет оттуда интересные экспонаты и для своего музея. Поэтому в ответ и прозвучало короткое: "Есть!" Никаких вопросов и уточнений. О деятельности В.Беринга по организации и руководству экспедициями, их результатах, трагической судьбе самого командора, тяжелых испытаниях, выпавших на долю команды корабля, Сушков знал немало. По воспоминаниям штурмана "Св. Петра" Свена Вакселя, по записям в вахтенном журнале ему было известно, что участникам Второй Камчатской экспедиции после зимовки на острове, в районе которого потерпел катастрофу корабль, удалось на небольшом суденышке добраться до Петропавловска. Согласно документам на острове, на котором теперь предстояло побывать Сушкову, оставался целый склад корабельного снаряжения и имущества — более двух тысяч предметов (бухты смоляных канатов, паруса, компасы, топоры, ножи и др.). В их числе — девять чугунных трехфунтовых корабельных пушек длиной 1,7 метра и весом 200 кг каждая и пять двухфунтовых длиной 1,5 метра и весом 150 кг. Их сложили штабелем на берегу бухты в приливной зоне.

Понятно, что от склада давно не осталось и следа. На протяжении многих лет в бухту Командор часто заходили промысловики, зверобои и прочий любопытствующий люд. Многое растащили, что-то бесследно исчезло. Но корабельные пушки остались, океан сберег их, замыл песком. Около двух веков их не удавалось увидеть никому. И только в 1935 г. после свирепого шторма местные охотники обнаружили пушки в приливной зоне. Но вывезти их тогда не удалось. В качестве вещественного доказательства остались снимки фотокорреспондента одной из центральных газет Галины Сань-ко, оказавшейся в то время в командировке на Командорах. Вскоре пушки исчезли из вида.<

Летом 1940 г. пушки вновь обнаружили. Об этом поведал в своей статье с фотографией, опубликованной в журнале Камчатского отделения Географического общества СССР, местный учитель И.Махоркин. И опять океан припрятал их от людских глаз. Появились они на виду во всей своей красе лишь в 1946г. На это раз три из них удалось вывезти из бухты Командор. Две оказались в селе Никольское — центре Алеутского района (о.Беринга), одна — в Петропавловске-Камчатском, в областном краеведческом музее. Остальные пушки вновь исчезли: океан замыл их песком.

Пушки Беринга, появляясь на песчаном берегу бухты Командор и исчезая, словно дразнили людей, заманивали, подзадоривали. С ними было связано немало таинственного и загадочного. Рассказы о них обрастали легендами и просто небылицами, якобы их опять видели охотники-алеуты, но появлялись в разных местах, как призраки.

Сушков понимал, что поиски пушек будут сопряжены с немалыми трудностями. Ведь реально их видели последний раз 10 лет назад. К тому же пушки находятся в километровой полосе отлива, которая обнажается лишь на время...

В конце июня подполковник Сушков, запасшись необходимыми бумагами и реквизитом, вместе с сотрудником музея фотографом Н.А.Потаповым, большим любителем путешествовать, улетели самолетом в Петропавловск-Камчатский. Добравшись до места, Борис Александрович представился командующему Камчатской военной флотилией контр-адмиралу Г.И.Щедрину, доложил о цели командировки. Григорий Иванович очень хорошо принял гостей и сам искренне загорелся идеей поиска пушек на о.Беринга. На специальном заседании Военного совета флотилии утвердили план работы экспедиции по дням. Обсудили многие практические вопросы ее снаряжения и обеспечения. Здесь все хорошо понимали, насколько важно быстрее и лучше выполнить задание командования флотом. Времени — в обрез.

Приказом командующего флотилией были выделены сторожевой корабль "Бизон" и группа моряков во главе с представителем штаба флотилии капитан-лейтенантом Е.А.Самовольским. В нее входили сапер сержант К.В.Галькович, старшины 2-й статьи М.М.Куликов, В.Л.Смышляев, матросы Н.Малахов и М.Смаков.

2 июля в 16 часов сторожевой корабль с членами экспедиции вышел из Аванчинского залива и взял курс на Командоры. Переход занял сутки. Подойдя к о.Беринга, корабль стал на якорь на рейде села Никольское. Начальник экспедиции подполковник Сушков и представитель штаба флотилии капитан-лейтенант Само-вольский, высадившись на шлюпке на берег, сразу отправились на погранзаставу, где они представились и доложили о цели своего визита. Сушков показал командировочное предписание от военного совета флота и бумаги от командующего Камчатской военной флотилией с просьбой оказать содействие. В тот же день побывали в поселковом совете, встретились с его председателем Н.Н.Добрыниным.
— Нам нужен проводник, — сказал ему Сушков. — Кого посоветуете?

Добрынин порекомендовал взять в проводники охотника-алеута Георгия Андреевича Аадыгина. Знает хорошо остров, знает, где находятся пушки. Встретились с Аадыгиным. Тот, выслушав просьбу Сушкова, молча посасывая трубку, сказал:
— Один не пойду, моя с другом хочет идти. Вот, если он пойдет, тогда и моя пойдет.

Отправились к другу Аадыгина, уговаривать его. Предусмотрительно захватили с собой литр спирта. В доме вмиг раздвинули в стороны незатейливую мебель, разостлали на полу шкуру сивуча. Появилось мясо, рыба. Вся семейка дружно приступила к выпивону. Когда бутылка опустела, Аадыгин с другом согласились проводить экспедицию. По их словам, они видели пушки и даже участвовали в доставке двух из них в село.

4 июля участники экспедиции на двух пограничных катерах вышли в бухту Гладковская, что на юго-западном побережье острова. Катера шли вдоль берега. Мимо проплывал частокол высоких, обрывистых скал с голыми склонами. В долинах — карликовая ива, мелкие кустарники. В распадках — трава. Дул легкий южный ветер. Над морем нависал туман, временами моросило.

На берег бухты Гладковской экспедиция высадилась на шлюпках около 21 часа. Заночевать решили в пустовавшем охотничьем домике промышленников. Перетащили туда весь свой скарб. Обычно в этом домике жили охотники-алеуты, когда вели промысел морского зверя.

Рано утром 5 июля Сушков поднял всю экспедицию на ноги. Дальше предстояло двигаться пешком и все тащить на своих плечах. От бухты Гладковской до устья реки Половина — расстояние в 17 км. У каждого рюкзак пуда по три. Несли рацию, батареи к ней, продовольствие (сухой паек), металлоискатель, лопаты, кирки, ломы. Маршрут пролегал через остров с запада на восток. Впереди шел Аадыгин, остальные за ним. Долина бухты Гладковской и долина реки Половина представляют собой единую общую сквозную долину, которая в устье реки расширяется. Поскольку водораздел низкий, — места заболочены. Высокая трава, чуть выше — низкорослая карликовая ива. По обе стороны долины — пики и горные кряжи. Хорошо видна вершина горы, названная именем Стеллера — одного из выдающихся сподвижников Беринга. Все так непривычно и привлекательно.

В 10 часов утра пришли в устье реки Половина. Мокрые, уставшие. Слышится ворчание: надо сделать дневку. Сушков непреклонен: "Осталось пройти не более семи километров. Идем до места". Дальше двигались по прибрежной песчаной полосе шириной 20-30 метров. Рядом — крутой берег. В бухту Командора прибыли к полудню. Остановились в охотничьем домике юго-восточнее устья небольшой речки.

Взору участников экспедиции предстал железный крест, сваренный из труб: могила Беринга. Крест установили в 1945 г. моряки-тихоокеанцы, вместо деревянного от экипажа шхуны "Алеут", простоявшего с начала XX века. Севернее могилы виднелись невысокие холмики — землянки, занесенные песком. В них жили несколько месяцев моряки пакетбота "Св. Петр".

6 июля обследовали береговую полосу и прибрежную отмель. Песок мелкий, плотный. По рассказам проводника-алеута, в зиму 1946 г. очень сильным штормом размыло песок в двухстах метрах от уреза берега и пушки хорошо были видны после отлива на "осушке". Тогда-то три из них и удалось вывезти отсюда.

Металлоискатель аномалий не обнаруживал. Сделали семь шурфов. Однако ямы тут же заполнялись водой. Ничего не нашли. Раскопали три землянки. Их глубина достигала двух метров. Стены обложены корабельными досками. Дерево хорошо сохранилось. Удалось обнаружить много коушей — тали для бегущего такелажа, мушкетные пули, корабельные гвозди, черепки от посуды, бусинки. Среди трофеев оказался большой штоф с можжевеловым скипидаром (терпентином), который хорошо сохранился.

Сушков не давал роздыха ни себе, ни участникам экспедиции. Однако основную задачу экспедиции решить не удавалось. Пушки не обнаружены. Последнюю ночь на острове Сушков не спал. Лежал и думал: где же пушки? Океан надежно хранил их тайну.

7 июля начальник экспедиции поднял бойцов своей команды в 5 часов утра. Вырыли еще несколько шурфов — безрезультатно. Время истекло — задача не решена. Возвращаться с пустыми руками он не может. Что же делать?

В полдень подошел "Бизон". Его командир капитан-лейтенант Ф.Т.Попов передал на берег семафор: "Пора возвращаться". Экспедиция погрузилась на корабль и в 18 часов пришли на рейд села Никольское. Сушков тут же отправился на берег, на переговоры с местными властями о передаче ему двух пушек. Вначале власти об этом и слушать не хотели. Сушков убеждал хозяев, что на острове, по крайней мере, находится еще одиннадцать пушек. Рано или поздно они себя обязательно обнаружат. Но чувствовалось, что это не очень склоняло их к уступчивости.

И возможно только глубокое отчаяние на лице гостя, не сумевшего выполнить правительственного задания, и выпитый вместе спирт <смягчили сердца хозяев. Заведующий зверофермой выделил в распоряжение моряков грузовой автомобиль. На него погрузили две тяжелые чугунные пушки. Их с трудом переправили на корабль. Ночью "Бизон" снялся с якоря и взял курс на Петропавловск-Камчатский.

10 июля Сушков доложил о результатах экспедиции командующему флотилией. Выслушав доклад, Григорий Иванович сказал: "Будем считать, что вы свою задачу выполнили". В тот же день пушки погрузили на военный транспортный самолет и отправили во Владивосток. Дальше их маршрут пролегал к берегам Балтийского моря. А вскоре они оказались на борту крейсера "Орджоникидзе", который в составе отряда эсминцев "Стремительный" и "Сокрушительный" в начале августа 1956 г. под командованием адмирала А.Г.Головко отправился с визитом дружбы в Данию. Две пушки с корабля "Св. Петр" Витуса Беринга, состоявшего на службе русского флота, подарили датскому народу, как символ доброй воли и давней дружбы наших стран.

Общение с Сушковым Борисом Александровичем, гипнотическое воздействие его увлекательных рассказов об открытиях и освоении Дальнего Востока оставили в моем сознании определенный след. Заметил, что с некоторых пор мое воображение все больше и чаще занимал Беринг — человек, руководитель грандиозных экспедиций, его личность и характер, его жизнь и судьба. Прочел многие исторические книги о Беринге, об его экспедициях, немало различной краеведческой литературы по дальневосточному региону. И убедился в правоте Сушкова: о Беринге действительно написано много и противоречиво, но известно о нем крайне мало.

Меня тянула какая-то тайная сила в места, где бывал Беринг, готовил экспедиции, строил корабли, отправлял их в плавание. Мне представлялось, что там, на месте, откроется возможность с ближнего ракурса посмотреть на далекие исторические события.

За годы работы специальным корреспондентом журнала мне довелось побывать в Якутске, Охотске, Петропавловске-Камчатском, Усть-Большерецке, Усть-Камчатске и других местах, связанных с жизнью и судьбой легендарного мореплавателя. Знакомясь с историей этих городов, материалами местных музеев, всматриваясь в старинные гравюры Якутска, Охотска, Петропав-ловска-Камчатского, старался вообразить себе, какими были здешние места во времена Беринга, более двух веков назад.

Современным людям, изнеженным возможностями нынешней цивилизации, не так просто представить те неимоверные трудности и лишения, какие довелось дважды преодолеть Берингу и участникам его экспедиций на пути к берегам Охотского моря.

Огромными трудностями, лишениями, невзгодами также сопровождалось решение задач Великой Северной, или Второй Камчатской экспедиции. Она представляла собой грандиозное по своим масштабам предприятие. В ней приняло участие около 600 человек (морские офицеры, ученые, корабельных дел мастера, матросы и др.). В Охотске предстояло построить для экспедиции пять кораблей. Все необходимое снаряжение и оборудование для них погрузили на несколько сот саней и отправили несколькими обозами. Таким же образом доставлялись на берега Тихого океана корабельные пушки, отлитые на Каменском заводе в 1733 г. (ныне город Каменск-Уральский), для будущих пакетботов "Св. Петр" и "Св. Павел".

Не следует забывать суровые условия плавания в северных широтах, скудность и однообразие пищи, недостаток воды, тяжелую среду обитания. Русские мореплаватели мужественно и стойко преодолевали все невзгоды.

Осенью 1741 г. труднейшие испытания выпали на долю команды пакетбота "Св. Петр", которым командовал Беринг. После многомесячного тяжелого плавания корабль попал в полосу жестоких штормов. Моряки мужественно боролись со стихией, но их силы таяли. По свидетельству штурмана корабля Свена Вакселя, с начала октября большая часть команды уже так ослабела от цинги, что не могла принимать участия в корабельных работах. У многих отнялись руки и ноги. Запасы провизии катастрофически таяли...

После того как пакетбот потерпел крушение и его выбросило на берег необитаемого острова, выжившие члены команды, перезимовав, построили из остатков корабля небольшое суденышко и благополучно добрались на нем до Петропавловска.

Летом 1975 г. мне довелось побывать на о. Беринга и с помощью друзей-пограничников высадиться на короткое время в бухте Командор. Осуществилась моя давняя мечта. Здесь, на крохотных осколках земной тверди, затерявшейся между небом и океаном, особенно остро и осязаемо обостряются чувства гордости за нашу великую Родину, ее мощь и необъятность. У могилы Беринга я думал о подвиге наших предков. Что двигало ими? Что тянуло их в неизведанные дали? Только ли любопытство: что там за горизонтом? Романтика? Жажда познаний и открытий? Желание разгадать тайну? Или это было лишь выполнение чужой, пусть даже государевой воли... В таком случае важно, чтобы эта воля ставила великие цели на благо страны. Только они рождают высокую ответственность, жажду дерзать, двигаться вперед.

Там, на берегу бухты Командор, у могилы Беринга я загадал желание побывать на родине великого мореплавателя, поклониться его земле. Желание-то загадал, но в исполнение его, честно сказать, не верил. Но ровно через год, в августе 1976 г., с командировочным предписанием журнала "Морской сборник" я летел из Владивостока в Калининград, чтобы на борту эсминца "Настойчивый" принять участие в визите дружбы отряда кораблей Балтийского флота в Данию. И в этом мне показалось тогда что-то мистическое.

Находясь уже на датской земле и знакомясь с большой, содержательной программой пятидневного визита наших кораблей в Данию, выяснил, что поездка в город Хорсенс, на родину Беринга, не предусмотрена... Обратился по инстанции, вплоть до посла нашей страны в Дании Н.И.Егорычева с просьбой организовать такую поездку для военных журналистов-участников визита... В ответ мне сказали, что надо было решать этот вопрос заранее. Правда, через пару дней на корабль доставили короткометражный кинофильм о Хорсенсе. Крутили кино в офицерской кают-компании с комментариями переводчика.

Вначале увидели кусочек карты Ютландского полуострова с обозначением места города Хорсенс. Его герб — изображение вздыбленного коня. Хоре — лошадь. Чистые ухоженные скверы, яркая зелень. Под красной черепичной крышей — дома в 2-3 этажа. Затем переводчик пояснил, что в этом городе родился знаменитый мореплаватель Витус Беринг, который почти сорок лет прослужил в русском военном флоте. К сожалению, ни дом, где он родился, ни школа, в которую он учился, не сохранились. Гражданам города о их знаменитом земляке напоминает памятник мореплавателю в сквере имени Беринга — две корабельные пушки, подарок нашей страны. Честно сказать, кино не произвело особого впечатления.

Во время экскурсионной поездки по Зеландии в разговоре с офицером связи датских ВМС я высказал сожаление о несостоявшейся подобной поездке по Ютландии, что, дескать, мне хотелось побывать в Хорсенсе, на родине Беринга. Он улыбнулся и ответил: "Кто знает, может быть, вы агент КГБ, а у нас там много секретов". Я тогда подумал, что за этой шуткой и в самом деле кроются мотивы отказа в поездке. Навел справки у специалиста нашего походного штаба. Оказывается, Ютландский полуостров — плацдарм НАТО. Там размещено командование ОВС НАТО в зоне балтийских проливов, его штаб в г. Каруп. На территории Ютландии в то время дислоцировались четыре крупные военно-воздушных базы НАТО (Ольборг, Каруп, Вандель и Скрюдструп). На полуострове находились западное командование страны со штабом, несколько военных округов и войска прикрытия. Здесь же — крупная военно-морская база НАТО Фредериксхавн. На полуострове — частые маневры и учения натовцев.

В разговоре со мной многие датчане отмечали, что членство Дании в НАТО наносит ущерб ее политической самостоятельности. Активисты общества дружбы с нашей страной, простые датчане рассказывали, что их постоянно пугают "нападением с востока", изображают чуть ли не бессильным запад перед "советской угрозой", что надо вооружаться. За день до прихода наших кораблей в Копенгаген по датскому телевидению выступил старый барабанщик "холодной войны" верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе американский генерал А.Хейг. Он пугал зрителей "растущей советской военной угрозой в глобальном масштабе", призывал не жалеть денег на вооружение и модернизацию вооруженных сил, говорил о необходимости размещения на территории Дании ядерного оружия...

Примечателен разговор с пожилым датчанином, предпринимателем по фамилии Ланнунг. Он вспомнил о визите в Данию советских кораблей под флагом адмирала Головко, когда в дар датскому народу были преподнесены две пушки со "Св. Петра".
— Это очень важное историческое событие, — сказал Ланнунг. — Представляете, русские дарят нам пушки Беринга, как символ мира, дружбы, великого подвига во имя науки. Эти пушки — сама историческая память о глубоких корнях добрых отношений русского и датского народов, история нашей дружбы. А американцы намерены преподнести нам в дар ракетные установки среднего и дальнего радиуса действия, сеющие подозрение, ненависть, смерть...

У меня была возможность убедиться, что датчане знают о памятнике Берингу в Хорсенсе, о пушках, подаренных русскими. И эти пушки, никогда не стрелявшие по людям, многими из них воспринимаются как знак доброй воли. Они служат символом мужества и чести, приоритета русских во многих замечательных географических открытиях. Журналист газеты "Ланд ог фольк" показал мне довольно символический рисунок популярного датского художника Херлуфа Бидструпа. На нем изображен советский солдат с пушкой Беринга и американец с ракетой в руках. Конечно, симпатии датчан на стороне русского.

Всякий раз, когда на датской земле во время визита заходил разговор о пушках Беринга, я вспоминал Бориса Александровича Сушкова, во многом благодаря его усилиям они оказались здесь и несут свою важную, почетную вахту.

После экспедиции ТОФ на остров Беринга, которую возглавлял Б.А.Сушков, тайна пушек "Св. Петра" еще четверть века оставалась не разгаданной, океан надежно хранил ее... И все это время бухта Командор постоянно привлекала внимание многих пытливых самодеятельных искателей, любителей-археологов, просто ищущих душ. Среди них оказывались и случайные люди. В основном поиски и раскопки велись неквалифицированно, без всякой научной системы. Тем не менее тайна пушек не давала людям покоя. Она порождала желание найти бесценные реликвии, достать их с морского дна, увидеть, потрогать руками.

Ближе всех к желанной цели, казалось, находилась наиболее представительная и хорошо организованная, вооруженная и оснащенная группа курсантов Дальневосточного высшего инженерного морского училища имени адмирала Г.И.Невельского. Летом 1979 г. она провела обширные раскопки. Нашли около 200 предметов, в том числе трехрожко-вый штурманский циркуль, набор медицинских мерок, детали пистолета, бронзовый наперсток, куски делательного железа, гвозди, битую посуду. Но и курсантам-археологам пушки обнаружить не удалось.

Шли годы, а пушки, о которых ходило столько разговоров, по-прежнему оставались призраками. Но поиск сужался, разгадывание их тайны приближалось к своей кульминации. В год 300-летия Витуса Беринга была организована комплексная научная археологической экспедиция Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока дальневосточного научного центра АН СССР. Одной из основных ее задач стал поиск реликвий русской истории — пушек пакетбота "Св. Петр". Экспедицию возглавил ученый-археолог кандидат исторических наук В.Д.Леньков. В ней участвовали два московских специалиста: заведующая сектором реставрации металлов ВНИИ реставрации кандидат технических наук М.Шемаханская и старший научный сотрудник ВНИИ физико-технических и радиотехнических измерений кандидат физико-математических наук А.Станюкович. В раскопках в бухте Командор принимали самое непосредственное участие члены туристического клуба "Аргонавт" ДВВИМУ под руководством инженера А.Гузева и учащиеся Никольской школы-интерната на острове Беринга. В общей сложности экспедиция провела на острове более трех недель.

Поиск пушек велся с помощью современного географического прибора — квантового магнитометра М-33. Обследовали площадь более гектара. Удалось выявить интенсивную аномалию от крупной железной массы, залегающей в приливной зоне предположительно на глубине около трех метров под толщей песка. Место это обнаруживалось только во время максимальных отливов. Работу затрудняли приливы. Океан давал слишком узкие окна для поиска: считанные часы от отлива до прилива. Работали неистово, но попытки откопать пушки лопатами ни к чему не привели — насыщенный водой песок тут же на глазах затягивал отрытый шурф.

На помощь пришли власти Алеутского района. Экспедиции на время выделили экскаватор "Беларусь" и вездеход, управляемые опытными механизаторами. Три дня через каждые 3-4 часа, когда уходила вода, спешно работали, поднимали пушки. Итог трудов — семь стволов, весом 150-200 килограммов каждый. Обратили внимание на аккуратные заклепки в запальных отверстиях и деревянные чопы в дулах пушек. Это свидетельствовало о бережном отношении русских мореходов к своему оружию. После очистки находок от песчано-галечных наростов перед глазами участников экспедиции предстала чугунная вязь: "Каменъско заводъ 1733".

Так была разгадана тайна пушек Беринга, положен конец легенде.

Во время работы экспедиции художник из Находки, член экипажа яхты "Чукотка" Федор Конюхов (ныне прославленный и известный мореплаватель) вырезал на пяти специально обработанных кедровых досках фамилии 31 моряка экспедиции Беринга, которые навечно остались в командорской земле, у берегов острова, в пучине Тихого океана, погибли, не вернулись из плавания. Доски установлены рядом с могилой Беринга.

Приведу слова участника экспедиции О.Галактионова:
"Трудно было покидать бухту Командор. Успели полюбить ее. Здесь каждый из нас лицом к лицу оказался с далекой историей нашего государства. Ребята просто плакали. И перед тем, как выехать в районный центр — село Никольское мы все поднялись к Кресту, установленному на условном месте захоронения Беринга и к мемориальным плитам, отдавая дань глубокого уважения своим славным предкам... Их выдающиеся открытия расширили познания человечества о земном шаре, обогатили науку новыми, важными сведениями".


23.11.2015 00:25
385

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!