Взятие пугачевцами Каменского Завода 6 февраля 1774 года

Автор:
Н. С. Корепанов

Крестьянская война 1773-1775 гг. под пред­водительством Е.И. Пугачева является одним из ключевых событий в истории Урала и России. Историческая оценка ее менялась на протяже­нии эпох, однако сам ход военных действий до­статочно хорошо изучен. Тем не менее, такой яркий и достаточно значимый эпизод войны, как захват пугачевцами казенного Каменского завода в феврале 1774 г., всегда оставался не­сколько в стороне от внимания исследователей. В классических трудах по истории Крестьянской войны об этом упоминается лишь вкратце1. Не называется ни сил участвовавших в штурме по­встанцев, ни имени их предводителя. Известно лишь, что к югу и востоку от Екатеринбурга в этот период действовали силы, прибывшие из Исетской провинции, т.е. из района формиро­ваний пугачевского полковника И.Н. Грязнова2. Впрочем, в поздней историографической (и се­тевой) традиции утвердилось имя предводителя повстанческого отряда: по одной версии, при­писной, по другой - казак Чира (Осип Чебыкин)3.

По нашему мнению, взятие пугачевцами любого казенного завода на Урале следует рассматривать как событие исключительного характера. Как известно, на протяжении 1773- 1774 гг. кроме Каменского были захвачены так­же казенные Вознесенский, Уткинский, Ижев­ский и Воткинский заводы, и всегда это имело широкий отклик среди всех слоев заводского населения и вызывало резонанс во всем гор­ном ведомстве. Именно после взятия «глав­ной армией» Пугачева двух камских заводов в Берг-коллегии в сентябре 1774 г. распоряди­лись провести расследование о действиях гор­ных офицеров по защите казенных интересов.

Относительно действий по защите Камен­ского завода, находившегося в руках повстан­цев с 6 февраля по 3 марта 1774 г., Канцеля­рия Главного правления заводов представила показания шихтмейстеров Василия Дягилева и Василия Боброва (см. Приложение). Показа­ния были взяты в Екатеринбурге в 1774 г. на основании допросных пунктов от майора Д.О. Гагрина из Челябинской крепости. Как извест­но, его команда отбивала и Каменский завод.

Василий Павлович Дягилев был сыном гор­ного офицера, взятого в казенную службу из го­сударственных крестьян. В 1773 г. В.П. Дягилев в возрасте 35 лет был назначен управителем Каменского завода. По одной из версий это предок знаменитого театрального деятеля С.П. Дягилева.

В. Бобров был сыном армейского офицера, службу начинал инженерным учеником и по возрасту был близок В. Дягилеву. Тем не менее в наступившее неспокойное время ему пришлось принять участие в оборонительныхмероприятиях в команде Екатеринбургской монетной роты. На Каменку он был командирован для того же, и, вероятно, поэтому его суждения отличаются большей резкостью, чем у Дягилева. Вскоре после описанных событий он был повышен в чине и командирован к разработке серебряных рудников в Красноярском уезде.

Если же комментировать сами показания, то можно отметить несколько важных общих моментов. Во-первых, данные обоих допрошенных совпадают не только о количестве и составе защитников завода, но и о повстанцах, атаковавших завод. Причина последнего не вполне ясна, ибо суждение их основывалось лишь на «видимости» в момент штурма. Во-вторых, оба отмечают маневр нападавших, что, несомненно, свидетельствует о грамотной подготовке и дисциплине пугачевского отряда. В-третьих, важно замечание Боброва об «измене» приписных, «обольщенных» агитаторами повстанцев, что дало возможность скрытного подхода к заводу.

Заслуживают внимания и несколько частных моментов, отмеченных в допросах. Напри­мер, оба допрошенных не называют по имени« «предводителя» отряда, к которому их доставили после пленения. Ясно, что они его просто не знали. Скорее всего, оно и не было широко известно, в отличие от имени того же И.Н. Грязнова. Очевидно также, что последний был s весьма неоднозначной личностью, ибо отпра­вил назвавшегося больным В. Дягилева восво­яси - фактически же спас ему жизнь. Весьма любопытно также свидетельство В. Боброва о приводе его в Бердскую слободу в дни пребы­вания там Пугачева и последующего бегства в Сакмарский городок. Как известно, это случи­лось 23 марта 1774 г. после поражения «глав­ного войска» при Татищевой крепости.

Орфография и пунктуация публикуемого документа приближена к современным.

Приложение.

Запись допроса шихтмейстеров В. Дягилева и Б. Боброва о взятии пугачевцами Каменского завода 6 февраля 1774 г., и о пребывании в плену.

(Л 780) Вопросные пункты, присланные из Челябы от секунд-майора икавалера Гагрина бывшему там с Бобровым по захвачении злодеями Каменского завода управителю шихтмейстеру Василью Дягилеву.

1.Сколько при Каменском заводе вооруженных людей было действуемой против зло­деев артиллерии, снарядов и пороху?

- Вооруженных людей было солдат две­надцать человек с ружьями, и при них пороху по 20-и патронов. Да выбранных в казаки из мастеровых Каменского завода пятьдесят, из крестьян сто человек. Из которых мастеровым роздано казенного ружья и пороху по 10-и па­тронов, а крестьянам тридцати человекам ру­жья ж и пороху по 5-и патронов. А прочие на­ходились с копьями. Артиллерии изготовлено было три фальконета да из негодных 3-фунтовых и непробованных в запас три пушки. Снарядов артиллерийских было при пушках: пороху картузов по 8-и [и] по 4 фунта, ядер чу­гунных по 20-и.

2.Каким образом злодеи, и во скольком числe, пришли на завод, и в какое время, то есть днем или ночью?

- Злодеи подошли с двух сторон к заводу 6 числа февраля пополудни в 3 часу. И по видимому, было их: (Л.780об.) башкирцев до пятисот, русских с тысячу пятьсот человек. Да давлено в запас в селе Шаблише на помощь к ним до тысячи человек. И такое сильное нападение от них последовало, думается, потому, что во всех бунтующих слободах перевелась соль, которая отпускалась с заводу и которая уже к бунтовщикам на продажу не по­палась.

3.Всегда ли люди на отражение их были готовы, и как?

- Всегда означенное число вооруженных людей на отражение злодеев готовы были при пикетах по пятнадцати человек с ружьем и копьями, половинное число пеших и на лошадях.

4. Для чего завод без супротивления во­рам отдан, и от тебя не приказано было нико­му стрелять?

-Без сопротивления завод усильствием злодеями взят потому, что когда злодейская партия приближаться начала к заводу, не до­езжая за 3 версты, то разделились на две части: одна по городской дороге, а другая по зарешной стороне, и учинили со обеих сторон вдруг превеликий крик и нападение на завод. А появились сперва на зарешной стороне, где от нас караул с ружьем и копьями поставлен был. Который злодейской партией совсем сбит, и находящиеся там гумна и дворы многие были зажжены. От чего как мастеровые, так и кре­стьяне, бывшие в казаках и при пикетах, ис­пугавшись, пришли (Л.781) в великую робость и многие разбежались. А осталось при глав­ном пикете до тридцати человек, где Бобров находился. Я ж отъезжал для отправления со второго пикета за реку пушку на отражение злодеев, где уже немалое число башкирцев набежало. А потому и пушка до настоящего места не довезена, а остановлена и захваче­на была злодеями на плотине. От которой воз­вратился я к Боброву на первый пикет, но и тут он был злодеями уже вокруг обступлен. И наконец по усилию их, и что при пикетах кроме солдат казаков осталось самое малое число, прочие ж разбежались, я с Бобровым ворами захвачены и увезены за реку к предводителю злодейской партии. Почему и стрелять уже не приказывано.

5. Сколько денег казенных во время заня­тия ими взято?

-Казенных денег при конторе настоящей суммы нисколько не было. А находилось поду­шных, также и оставшихся от раздачи крестья­нам за работы денег, о коих надобно выпра­виться с Каменской конторой по документам.

6. По занятии завода и во взятье тебя и Боброва, что вы думали о сем происшествии, и к чему и где от воров употреблялись до са­мого твоего выезду из Челябы?

- По занятии завода и по взятье меня и Бо­брова увезены были в Челябу, где и находились без выезда как я, так и Бобров, до 12 ч[исла] про­шедшего марта. И ни у каких должностей опре­деляемы не были. А 12 ч[исла] повезены были с прочими тут находящимися в городе (Л.781 об.) захваченными штаб-, обер- и унтер-офицера­ми к Оренбургу. И довезены до Чебаркульской крепости, расстоянием от Челябы 68 верст. Где находился злодейской партии предводитель Иван Грязнов. От которого по просьбе моей за болезнию я оставлен и возвращен в Челябу. И находился так же без должности до прибытия г-на майора Гагрина, который, как скоро в Челя­бу вступил, то я тогда ж и явился к нему. И от него отправлен в Екатеринбург. А Бобров куда из Чебаркули увезен - не знаю. Но всегда знали и помнили, что мы находимся в руках у Государ­ственных злодеев, которым по бессилию свое­му не могли ничего больше сделать, как иметь вид покойный, не оспоривая их злодеяниям и внутренно сожалеть о своем состоянии.

К подлинным ответам шихтмейстер Васи­лий Дягилев руку приложил.

(Л.782) Вопросные пункты шихтмейстеру Боброву.

1.(…) [1]

- В бытность мою на Каменском заводе вооруженных людей находилось: солдат две­надцать, мастеровых пятьдесят, казаков сто, в том числе тридцать ружейных. Пороху 1 пуд 20 фунтов, и из оного употреблено ружейникам, мастеровым и крестьянам, всего восьмидесяти человекам, 20 фунтов 30 золотников. А прочие семьдесят человек, из крестьян казаки, находи­лись с копьями. Артиллерии изготовлено было шихтмейстером Дягилевым три фальконета и три 3-фунтовые пушки, которые были из не­годных и непробованных пушек. При коих было артиллерийских снарядов, как при пушках, так же и при фальконетах по 8 картузов и по 4 фун­та порожу. Да сверх того по 20-и ядер чугунных.

2.(...)

- Злодеи подошли к заводу февраля 6 ч[исла] с двух сторон, также и с пруда, пополудни в 3 часу. И оных по видимому, было русских и башкирцев около двух тысяч человек. А такое сильное на­падение от них воспоследовало, кажется, оттого, что многие около завода слободы были уже в бунте. Да и каменские крестьяне, сумнительно, чтоб не были общего с бунтовщиками мнения по бывшему у них прежде знакомству и согласию по тому больше, что злодеи обольщали чернь мно­гими выгодами. А сверх того и завод нужен был для артиллерии и получения с оного соли, которая в те слободы уже не отпущалась .

3.(...)

- Во всегдашнее время в готовности находились как днем, так и ночью. И команда была вооруженная, и лошади были седланные.

4. (...)

- Без сопротивления завод был взят изменою находящихся того ж завода Каменской слободы выбранных в казаки крестьян. Потому как от Дягилева, так и от меня поставлены были для, караулу при маяках [2] отъезжие пикеты, а именно: на броду, расстоянием от заводу в 2 верстах, также при конце плотины и на городской дороге с крепким подтверждением, чтоб имели частые разъезды в поле от 3 и до 5 верст. А как тут подошло чистое место, то и можно б издалека видеть воровское приближение. А хотя от тех пикетов рапорты и частые были, но, видно, ложные, ибо как они всё [3] рапортовали благополучно, то неожидаемо подъехали воры под самый поч­ти завод, и меньше, нежели за полторы версты. Почему и сумнительно, чтоб не были допущены. И разделяясь с двух сторон - русские по городской дороге, а башкирцы с пруду и с заречной стороны напали. О чем когда уведомил прибежавший ко мне бывший на городском бекете [4] мастеровой, а чей пишется - не помню, тогда ж и пошел я к главному бекету, а между тем приказал бить в колокол. Куда и шихтмейстер Дяги­лев приехал. И были мы готовы на сопротивле­ние с военными и мастеровыми. Выбранные ж из крестьян казаки собирались по тревоге мед­ленно, да и то становились в такие места, чтоб можно было скрыться. Потом, когда увидел я на зарешной стороне зажженные овины, и что уже бывший там пикет злодеями без сопротивления был от нас отрезан, то и прочие, как (Л.783) вид­но было, пришли в крайнюю робость. Что усмотря и [о]бодряя других, тотчас отрядил я на ту сторону Дягилева с одной пушкой, которую он взял со второго пикета. При чем у него и сорок человек ружейников было. Но как его долговре­менно ко отражению на той стороне не было, то я пошел сам к тому пикету и увидел на плотине оную пушку одну, при которой как Дягилева, так и канониров, также и снарядов и посланных со­рока человек уже не было, а близ жила [5] мно­жество башкирцев, кои разъезжали. Почему я и возвратился к своему посту и имел намерение делать отражение чрез застроенное жило. Но не допущен был злодеями и подхвачен в средине улицы обще с Дягилевым, который прежде ими уже был захвачен. От чего как военные, так и мастеровые, испужавшись, разбежались. И наконец по многолюдству воры заводом овладели. И я с Дягилевым уведены за реку к предводителю злодейской партии, который нас, по приводе к кузничному мастеру Засыпкину в квартиру, за­ковал и приставил караул. Намерения ж пере­датся злодеям без сопротивления никогда не имели.

И с Каменского завода увезены были в Челябу, где находились наряду с прочими пленны­ми. Оттоль же увезен я был вором Грязновым к Самозванцу в Берданскую слободу [6] сего года марта 19 дня. Где и хотели было меня повесить. Но за побегом Злодея из Берды, куда и я был с ними захвачен (Л. 783об.) в Сакмарский городок, от смерти избавился. Оттоль же, сколь скоро уви­дел возможность от них бежать, то из Сакмарского городка и бежал. И дошел по зимнему времени и по неимению у себя одежи с великим трудом до Оренбурга. Где 1 апреля и явился к г-ну генерал- майору и кавалеру князю Голицыну. Помощию г-на секунд-майора Зубова, сжалившегося на тогдашнее мое состояние, представлен был к оренбургскому г-ну губернатору [7], который по отобрании от меня в комиссии о моих обстоя­тельствах сведения благоволил приказать дать мне до Уфы билет. Но поелику я не только ничего не имел, но и был без сущего пропитания, то по просьбе моей в Оренбурге выдано Ея император­ского величества жалованья от обер-комендантской канцелярии за сентябрьскую треть [8] 1773 года. В Уфе по тому ж от Оренбургского горного начальства [9] сего года генваря с 1 февраля по 6 число, также и за апрель-месяцы. А с 6 февраля по апрель-месяц оное Начальство жалованья не выдало для того, что вышеписанное время был в злодейских руках. Откуда, также с билетом, отпу­щен в Казань, а из Казани сданною от г-на губернатора подорожною 19 ч[исла] минувшего июня явился здесь. И оные билеты и подорожную при сем объявляю.

К подлинным ответам шихтмейстер Васи­лий Бобров руку приложил.

ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.2326. Л.780-783об. Заверенная копия.

Примечания

1. Текст вопросов повторяется.

2. Сторожевые сигнальные вышки с кучами хвороста, зажигаемые при подходе неприятеля.

3. В тексте: всю.

4. Бекет - то же, что пикет, военный пост.

5. Здесь: жилье.

6. Бердская слобода.

7. И.А. Рейнсдорп.

8. Финансовый год делился на январскую, майскую и сентябрьскую трети.

9. Оренбургское горное начальство размещалось в Уфе.


28.02.2016 22:38
452

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!