Мещанин-купец-мастер каменных дел Григорий Чернавский из Града-Екатеринбурга

Автор:
Т. Липина

Массовое строительство каменных церквей в Южном Зауралье началось в первой трети XIX века. Инициатором в этом процессе выступало правительство. Указ 1801 г. с последующим постановлением от Комитета Министров «…о построении, перестройке и починке церквей» с большим перечнем предписаний предусматривал строительство церквей по утвержденному плану и фасаду, при архитекторском надзоре или сведущим в архитектурном искусстве человеком. Для небольших селений, в порядке исключения, Святейший Синод разрешал приглашать опытных в «каменном строении» людей, со свидетельством от губернского или другого известного архитектора.

Одним из аттестованных мастеров в Исетском крае оказался мещанин из Града-Екатеринбурга – Василий Григорьевич Чернавский, имевший «…узаконенный документ от известного Пермского архитектора В. И. Васильева». Интересные сведения о его «творческой деятельности» были обнаружены в фондах ГКУ «ШГА» и ГАЧО. Из приходно-расходной книги Прокопьевской церкви за (1821–1843) было установлено, что в 1820 г. мещанин В. Г. Чернавский заключил подряд с прихожанами с. Никитинское Камышловского уезда на возведение новой каменной церкви «взамен обветшавшей».

К этому времени на обозначенной территории имелась только одна каменная церковь при Каменском заводе, возведенная (1797– 1813) в традициях уральского барокко. Именно реконструкция Троицкой церкви по проекту архитектора М. П. Малахова в классических очертаниях совпала с бурной деятельностью Василия Григорьевича в ближайших селениях.

Как показали архивные документы, Чернавский к этому времени был уже известным в крае практиком-строителем каменных церквей и востребованным среди приходских заказчиков. Возведение храмов он осуществлял по общепринятой традиционной схеме «кораблем», используя художественную комбинацию двух стилевых направлений: барочные традиции сочетал с классическим началом. Облик таких построек приобретал самобытный порубежный характер, в разной степени совмещающий в себе два течения. Приступив к строительству Никитинской церкви весной 1821 г., и через три строительных сезона, главный храм в честь св. прав. Прокопия Устюжского был выстроен вчерне.

Весной 1825 г. Василий Чернавский уже купец третьей гильдии, заключил второе условие с церковным старостой и лучшими прихожанами Прокопьевской церкви, в том, что: «…подрядился я Чернавский в означенном селе, выстроенную мною же церковь, на данный восьмерик, который сложен «складен» сверху «кумполом», обрешетить надлежащим образом и покрыть листовым железом. Этот восьмерик оштукатурить прочной и чистой отделкой». Все это свидетельствовало о детальном знакомстве мастера с архитектурными особенностями объемной композиции «восьмерик на четверике». В подтверждение сказанному, следует привести слова исследователя уральской архитектуры Н.И. Бугаевой: «Эта объемно-планировочная схема, отработанная на основе длительной практики далматовскими мастерами в XVIII в., бытовала с изменениями до первой трети XIX века на Урале и Сибири».

Созданный образ Прокопьевской церкви объединивший черты барочного зодчества и признаки классической архитектуры оставался важным звеном для подражания. Популярность удачного проекта порождала его востребованность в другом месте, с корректировками при индивидуальном подходе от конкретных заказов, поступавших от сельских приходов. Чернавский работал не только по традиционной технологии, подряжался в другие селения.

Так, в 1822 г. был заключен договор на возведение церкви по образцу Прокопьевского храма, как «восьмерик на четверике», в селе Огневское Каслинского уезда. Но, с ужесточением государственной политики к стилевым характеристикам построек, Чернавский вынужден был внести ряд изменений в первоначальный замысел объемно-планировочной структуры Ильинской церкви. Вместо пятигранной апсиды алтарная часть приобрела прямоугольную в плане форму. Планировочная схема центральной части храма приняла крестообразную форму за счет двух пристроенных приделов с южной и северной стороны. Это позволили уравновесить восьмерик на четверике и достичь гармонического единства в общей композиции. В результате церковь, приобрела форму латинского креста. К сожалению, первоначальный облик Ильинской церкви не сохранился, после реконструкции 1887 г. собственно храм с трапезной больше напоминал призматический объем.

Процесс созидания, видимо, настолько захватил творческую натуру Василия, что в упомянутом 1822 году, он заключил третий подряд на строительство церкви в Зырянской слободе. По условию договора, при кладке храма во имя Богоявления Господня с приделом Сергея Радонежского предусматривалось, что «…вновь заводимая церковь, должна быть прочно кладена по выданному прихожанам плану и фасаду, под постоянным присмотром священнослужителей в вольности до двух раз».

Обладая значительным оборотным капиталом, Григорий смог за один строительный сезон закупить и доставить на все участки предстоящих работ необходимый строительный материал и людей. Но, острая нехватка времени для руководства на трех объектах, и отсутствие опытных мастеров-каменщиков (стенщиков), вызвали на начальном этапе строительства Богоявленской церкви ряд проблем. Весной 1822 г. в Зырянскую слободу прибыло несколько каменщиков, которые в течение одного строительного сезона заложили фундамент и возвели часть церковных стен.

В сентябре месяце при осмотре текущих работ священником Александром Бирюковым было усмотрено, что: «… расположение церкви выполнено с «отступкою» от подлинного плана», вследствие чего работы были приостановлены. Для устранения обнаруженных неполадок, был приглашен вольно практикующийся господин архитектор Гартман. При исследовании основания церкви архитектор обнаружил: «…в заводимой церкви очень слабый и хрупкий грунт земли, и рассматриваемый фундамент местами так слаб и негодно кладен. В некоторых местах фундамента имелись пустые пространства, куда свободно рука входит почти на две четверти».

В связи с чем, архитектор нужным признал: «…обрыть пустые места сбоку, как можно лучше заколотить камнем и залить так, чтоб заливка могла пройти в капитальную стену» и в заключении отметил, что «…для поправки надлежащей прочности и безопасности сооружения, требуется искусный и сведущий в этом деле мастер». В связи с этим, духовное правление постановило: строительные работы на время приостановить и найти других лиц для устранения всех неисправностей, но таких людей не нашлось.

Зато при составлении договорных обязательств с Чернавским обговаривались соответствующие пункты: «…если обществом будут усмотрены, какие-то в работе неисправности в прочности или останется сомнительность в строительстве, то такую работу, мастер обязан разломать и переправить, за свой счет».

Обладая профессиональными навыками в организации каменных работ, все неисправности мастером были устранены, за исключением понесенных Чернавским убытков при расходе строительных материалов: «…с увеличением стен было употреблено кирпича около 65000 в числе которых, излишки около 9000–10000 кирпичей, да извести до 450 пудов». Не вдаваясь в подробности описания всей постройки, хотелось бы подчеркнуть, что этап перехода от барокко к классицизму, связанный с использованием архитектурного проектирования, запечатлен в Богоявленской церкви. С учетом времени ведения каменных работ 20–30-е годы XIX века, сооружение решено в классицистическом варианте, как «ротонда на четверике» с небольшими включениями барочных мотивов, в завершающей части, в виде светового фонарика с крестом. В плане Богоявленская церковь имела много общих черт в построении с Никитинским храмом.

Несмотря на сложности, возникшие на начальном этапе строительства, кирпичная кладка Богоявленской церкви была завершена в 1830 г. Из-за отсутствия строительных материалов и денежных средств у прихожан, отделочные работы на время приостановили. Василий Чернавский приступает к отделочным работам спустя три года: «…обрешетить все карнизы и фронтоны, всю колокольню со шпилем покрыть листовым железом, крышу выкрасить лучшей малахитовой краской и т. д. Всю вышеозначенную работу обязуюсь непременно покончить в лето сего 1834 года»3 . Отделочные работы продолжались еще несколько лет. Таким образом, исследование приходских храмов, построенных Чернавским в селах разных уездов Пермской губернии, позволило выявить авторский повтор, оказавшийся востребованным и в другом месте.

Выявленные и систематизированные сведения дают хотя и неполный, но убедительный материал о творческой деятельности мастера каменных дел В. Г. Чернавского, часть жизни которого была связана с возведением храмовых сооружений по «образцу», по «типовому проекту» или «заказному проекту». По его творческому наследию можно проследить основной этап переходного периода от барокко к классицизму, выраженный в архитектурных формах как «восьмерик на четверике» или «ротонда на четверике» первой трети XIX в., в сочетании с декоративными приемами классицизма в решении фасадного убранства. А также переход от объемно-планировочной схемы «кораблем» Прокопьевского храма с. Никитинское и Богоявленской церкви Зырянской слободы до планировочной схемы крестообразной формы Ильинского храма с. Огневское.


05.03.2016 10:45
694

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!