Тюменские литейных дел мастера Колокольниковы на Каменских заводах

Автор:
В.А. Ефремов

История оружейного производства Сибири неоднократно освещалась рядом историков. Но все эти исследования во многом не полные, т.к. проливают свет в основном на историю казенного оружейного завода в Тобольске, который выпускал легкое огнестрельное и холодное оружие. О том же, что в Сибири отливались пушки, известно крайне мало. Например, что тобольские и енисейские мастера владели этим ремеслом еще в 70-х годах 17в.

Известно так же, что участник экспедиции Бухольца сержант шведской артиллерии Йохан Густав Ренат, захваченный калмыками под Ямышевым озером, помог наладить им малокалиберную артиллерию, отлив по заказу контайши 20 пушек. Кафенгауз вскользь замечает, что когда в Москве обсуждался вопрос строительства железных заводов на Урале, а было это в 1699 г., «…тюменский мастер Елизар Колокольников заявил в Сибирском приказе, что он берется делать "образцы" (т.е. формы), во что пушки лить, но пушек делать не умеет». Этими сведениями ограничиваются знания о производстве пушек в Сибири.

Первые неизвестные историкам документы, свидетельствующие об участии тюменцев в производстве пушек не только в Сибири, но и на Урале, автору удалось обнаружить в Тюменском государственном архиве еще в 1981 году. Результатом чего явилась данная работа.

Крупным объектом литейного производства, кроме колоколов, были и пушки. Исследователи отмечают, что многие мастера XVII века умели лить и пушки, и колокола, что центры литейного производства, без всякого сомнения, существо вали во всех более или менее крупных городах и монастырях. Располагал таким высококвалифицированным мастером и город Тюмень. Об этом стало известно благодаря следующим событиям.

При царе Алексее Михайловиче на Руси ощущалась нехватка серебра для чеканки монеты. В 1654 г. наряду с серебряными были выпущены и медные деньги с курсом, равным серебру, хотя стоимость меди была намного ниже стоимости серебра. Медной монеты было выпущено почти на 20 млн. рублей, что превышало общую стоимость рыночных товаров в стране. Поэтому разрыв в стоимости медного рубля по сравнению с серебряным стремительно увеличивался. Одновременно росли цены на рынке, особенно на хлеб. Падению курса медных денег способствовало и само правительство, предпочитавшее собирать налоги серебряной монетой. Неудивительно, что население с неохотой принимало медные деньги, а в некоторых местах совсем отказывалось их принимать. В 1662 г. в Москве вспыхнул так называемый «медный бунт». Правительство жестоко подавило его, но вынуждено было возвратиться к выпуску серебряной монеты. Обмен меди на серебряную монету производился по курсу: один медный рубль за одну серебряную копейку. В г. Верхотурье таких медных монет собрали свыше десяти пудов и отправили в 1670 году в Тюмень, где колокольных дел мастер Иван Михайлов «ис такой государевы меди вылил пушку», «которая была весом более десяти пудов». Таким образом, основание литейной мастерской в Тюмени произошло еще в третьей четверти XVII века. Высокая квалификация и, очевидно, знакомство с орудийным производством позволили атаману Михайлову отливать и такие сложные изделия, как пушки.

В первой половине XVII века спрос на железные изделия в Сибири большей частью удовлетворялся привозом их из европейской части России. Поэтому первые колокола, как и многое другое, были привозными. Так, в 1622 г. енисейский воевода писал в Москву: «Колоколов у церквей нет, а звонят в Енисейском остроге у твоего царского богомолья в якори». В переписных книгах 1625 г. отмечается, что в Тюменском уезде в Усть-Ницынской слободе «колоколов у церквей нету, колоколов вместо деревянное клепало». В то же время в Тобольске, Тюмени, Таре и ряде других населенных мест колокола уже имелись, в основном они доставлялись из Москвы. Так, в тюменских церквях и монастыре по «Дозорной книге» в 1624 году находилось 15 колоколов, все «государева жалованья».

Когда в Сибири отлили первые колокола, установить трудно, однако, как уже отмечалось ранее, в 1670 году колокольный мастер в Тюмени имелся. Со второй половины XVII столетия колокола отливали и в Тобольске: «От пожару 1677 года расплавился литейный колокол, что лит в Тобольске, в 35 пуд».

Из исторической литературы известно, что со второй половины XVII столетия в Тюмени освоили отливку медных крестов с особым изображением Св. Духа в виде сидящего голубка. Отвечая на вопросы тюменцев, монахи из Далматовского монастыря среди прочего пишут: «Да аще вы, отцы святи и братия, пишите к нам грешным о том, еже нецыи у нас на Тюмени льют кресты новым переводом с голубками…».

На наш взгляд, можно предположить, что в это время в Тюмени отливкой медных крестов мог заниматься упомянутый Иван Михайлов, так как выявить пока других мастеров литейного дела, работавших в городе этого времени, до сих пор не удалось. Следующее упоминание, которое удалось разыскать о родоначальнике колокольного дела в Тюмени Иване Михайлове, относится уже к 1678 году. Из «книги окладной хлебного и денежного оброку» видно, что в это время Иван Михайлов числился тюменских пеших стрельцов атаманом, доставившим из Тобольска в Тюмень соляное жалованье».

В 1697 году тюменские мастера вновь ведут подготовку к отливке орудий. «Да по тобольской отписке стольника и воеводы Андрея Федоровича Нарышкина к пушечному литью на покупку железа и воска и сала и кирпичу и дров дано денег 2 р. 32 алт. 2 деньги».

В Дозорной книге г.Тюмени 1700 г. в графе о кузницах городовых жителей разных чинов значится «кузница пеших казаков атамана Михайлова; платит за ту кузницу великого государя денежного оброку 5 алтын. У него, Ивана, дети: Андреян, Елизар, Федька, Гришка, Васька, Савка. Промышляет он, Иван, с детьми льет колокола и продает, которые разбитые переливает и оттого емлет себе наем и делает на продажу медную всякую мелочь и оловянную всякую посуду. И на него, Ивана, с детьми прибавлено велгря денежного оброку к кузнечному прежнему оброку и за промыслы вновь положено 4 р. 28 алт. 2 деньги. Всего оброку 5 р.».

О характере же литья «медной всякой мелочи» позволяет судить находка, сделанная в городе Пскове. На двухметровой глубине археологами была обнаружена овальная медная пластинка величиной с чайное блюдце. На лицевой стороне изображен старинный земельный герб Тюмени, на обратной — надпись «Град Тюмень, 1700 г.». Отливка попала в Псков, повидимому, с одним из тюменских солдат. Известно, что начавшаяся в 1700 году война со Швецией выдвинула Псков на роль одного из центров сосредоточения русской армии, куда прибывали воинские формирования и из Тюмени. Очевидно, одному из этих солдат и принадлежала отливка. На наш взгляд, эта пластинка вполне могла быть накладкой на одном из тюменских орудий, и вследствие каких то причин была утеряна.

По другим источникам, начиная с XVIII столетия, в мастерской отливали на продажу церковные колокола, дорожные колокольчики, медную и оловянную посуду. Позднее историк краевед И. Завалишин отмечал: «что Валдай для России, то Тюмень для Сибири — мать всех колокольцев».

Если в 70х годах XVII столетия Иван Михайлов числился атаманом пеших стрельцов, то в 1700 году он назван уже атаманом пеших казаков (стрелецкое войско упразднено Петром I). В этом же году в разных документах он одновременно проходит как Иван Михайлов, так и Иван Колокольник.

Одним из главных дел семьи было меднолитейное ремесло, в том числе и литье колоколов, благодаря чему за главой семьи закрепилось прозвище Колокольник, а за его детьми — Колокольниковы, впоследствии ставшее их фамилией.

Андреян и Елизар Колокольниковы были отправлены в Тюмень как изразцовые мастера. «В 1699 г. в Сибирь из приказа Большого дворца были посланы «ценинные мастера» для делания «ценинных и зеленых образцов» (изразцов): Семен Лузин, Влас Иванов, Андрей и Елизар Колокольниковы. Однако никаких следов деятельности Колокольниковых в этом качестве не сохранилось, а вот их знакомство с литейным производством не было оставлено без внимания Сибирским приказом. Когда в начале XVIII в. началось строительство первых железоделательных заводов на Урале, которые должны были давать в основном военную продукцию, Андреяна Колокольникова командируют в Верхотурский уезд на Каменские железные заводы (Каменск-Уральский) для изготовления пушечных болванов (форм). Дату отъезда в слободу обнаружить не удалось, но в ноябре 1701 г. он «своим самовольством незделав пушечных и мозжарных болванов и невзлив пушку бежал». Тюменскому воеводе предписывалось найти беглеца и вновь отправить обратно. В декабре 1701 года на Каменском заводе уже было «отлито 3 пушки и 2 мортира». Правда, все они вначале были плохого качества: «выливаютца кривороты, наздреваты и с раковинами». Очевидно, учитывая это обстоятельство, в помощь Андреяну в январе 1702 года выезжает посланный тюменским воеводой Тухачевским Елизар Колокольников. «На тобольских железных заводах у пушечного дела быть в мочь у Андреяна Колокольникова в работе брату ево, который пушечному мастерству умеет».

Вскоре, выполнив необходимые работы, братья были отпущены с завода и вернулись в Тюмень. Но уже к июню 1702 года снова возникла необходимость в их помощи. На этот раз три брата — Андреян, Елизар и Савва — 23 июня 1702 года выезжают в Каменский завод; по подорожной выделялось «под них и под пушечные образцы шесть подвод». Пребывание братьев в Каменском заводе затянулось, что видно из тобольской отписки тюменскому воеводе: «на Тюмени велено тюменских детей боярских Елизарова, да Андреянова, да Савину жен и детей Колокольниковых сыскать… и выслать их с Тюмени на Каменские заводы». Тот факт, что в июле 1703 г. жены и дети трех братьев были высланы в Каменский завод, свидетельствует о долговременности посылки. В 1704 г. Колокольниковы все еще продолжали оставаться в Каменском заводе. Их отец, остававшийся в Тюмени, был освобожден от уплаты оброчных денег, которые он платил за кузницу, «пока дети ево Ивановы будут на Каменских заводах у пушечного литья».

По другим документам Колокольниковы в 1704 году налог в пять рублей все-таки уплатили. После 1704 года имя Ивана Михайлова в документах автору этих строк не встретилось. Очевидно, учитывая преклонный возраст литейщика, несмотря на его высокое мастерство и больший профессионализм, чем у своих детей, он не был послан на Каменские заводы для помощи в организации литья орудий.

В 1705 году один из братьев «...пятидесятник Василей Иванов сын Колокольников по выбору взят в солдаты». То ли погиб солдат, то ли остался после службы на новом месте, неизвестно. Его имя исчезает из документов. В 1711 году еще один сын Андреян Иванов сын Колокольников умер «января в шестой день».

В 1712 г. Елизар Колокольников получил, кроме жалованья, «тобольской присылки 16 пуд с полуфунтом меди». Его брат Федор, не ездивший на Каменский завод, в этом же году «за работу от литья колокола получил из казны два рубля».

Документы Государственного архива Тюменской области

1701 г. Ноября – Отписка тобольского воеводы М.Я. Черкасского тюменскому воеводе О.Я. Тухачевскому о возврате бежавшего пушечного мастера А. Колокольникова в Каменский завод

Господину Осипу Яковлевичу Михайло Черкасской челом бьет. В нынешнем 1701 году ноября в 10 день писал ты ко мне в Тоболеск и прислал с тюменским ямщиком с Васкою Шаховым отписку с Верхотурья от стольника и воеводы Кузмы Козлова, и та отписка в Тоболску в приказной полате у него Васки принята и он Васка ис Тоболска на Тюмень отпущен вышеписанного ж числа. Да в нынешнем же 1701 году писал ко мне в Тоболеск с Каменских железных заводов прикащик Иван Астраханцев, пушечного де дела мастер Андреян Колокольников уехал з заводов своим самовольством, и тебе б ево Андреяна велеть сыскав выслать Тобольского уезда на Каменские железные заводы того ж часу безсрочно немотчав нималого времени, а что он зделал так уехал своим самовольством, и о том ему указ будет впреж. А с Васкою Шаховым послана отписка на Верхотурье, и тебе б ево приняв послать в Туринск немотчав, а в Туринске к воеводе писать чтоб он тое отписку на Верхотурье послал также без мотчания.
1701 г. ноября в 18 день подал

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 3556 б. Л. 2.

1701 г. не ранее ноября 20 – Челобитье Ивана Астраханцева тюменскому воеводе О.Я. Тухачевскому о сыске бежавшего из Каменской слободы тюменского сына боярского Андреяна Колокольникова

Великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержца стольнику и воеводе Осипу Яковлевичу Иван Астраханцев челом бьет. В нынешнем 1701 году прислан был в Каменскую слободу для дела пушешных и мозжарных болванов тюменской сын боярской Андреян Колокольников, и из Каменской слободы своим самовольством незделав пушешных и мозжарных болванов и невзлив пушеку бежал. И ноября в 20 день приехал из Тобольска в Каменскую слободу тобольской пятисотной Борис Егор а с ними укозная память, велено о взятии пушки, и к тем пушкам ядра и мозжары вылить безмотчания, а болваны делать пушешные и мозжарные Андреяну Колокольникову, и для сыску ево Андреяна Колокольникова посланы из Каменской слободы молотовой работник Савка Гаралимов, и о высылке Андреяна Колокольникова в Каменскую слободу для дела болванов и литья пушек, и ядер, и мозжар, учинить по указу великого государя.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 7. Л. 1.

1702 г. января 9 – Отписка тобольского воеводы М.Я. Черкасского тюменскому воеводе О.Я. Тухачевскому о посылке пушечного мастера Е. Колокольникова в Каменский завод

Господину Осипу Яковлевичу Михайло Черкасской челом бьет. В нынешнем 1702 году по указу великого государя велено на Тобольских железных заводах у пушечного дела быть в мочь у Андреяна Колокольникова в работе брату ево которой пушечному мастерству умеет, или иному кому кто тому делу искусен. И тебе б на Тюмени брата ево Андреянова, или иного кто тому делу умеет, велеть сыскать и выслать дав подводу на Тобольские железные заводы немотчав нималого времени, и которого числа и кто именем выслан будет, о том ко мне писать.
По указу великого государя от Тюмени Тобольского уезда по Пышминским и по Исецким слободам до Каменских железных заводов и назад до Тюмени по ямам ямщикам, а где ямов нет всем людям безомены кто нибудь, давали пушечного дела мастеру тюменскому сыну боярскому Елизару Колокольникову подводу с санми и с проводником везде незадержав ничасу послан он Елизар с Тюмени на вышеписанные Каменские железные заводы по тобольской отписке ближнего боярина и воеводы князя Михайла Яковлевича Черкаского к пушечному делу в помогу к брату ево Елизарову, к Андреяну Колокольникову наскоре. К сей подорожной великого государя печать земли Сибирские города Тюмени, стольник и воевода Осип Яковлевич Тухачевской, приложил лета от рождества господа бога Христа 1702 января в 9 день.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 35566. Л. 3 - 4.

1702 г. июня 23 – Подорожная, выданная тюменским воеводой О.Я. Тухачевским тобольскому конному казаку Д. Селиванову, для доставки тюменских пушечного дела мастеров А. и Е. Колокольниковых в Каменский завод

По указу великого государя, от Тюмени до Тобольского уезда по острогам и слободам до Каменских железных заводов по ямам ямщиков, а где ямов нет всем людям безомены чей хто нибудь, чтоб давали тобольскому конному казаку Данилу Селиванову подводу верхи с седлом и с проводником везде незадержав ни часу. Послан он Данило ис Тобольска по Указу великого государя и по отписке боярина и воеводы князя Михаила Яковлевича Черкасского с тюменскими детьми боярскими пушечного дела с мастерами с Анреяном, да с Елизаром Колокольниковыми на Каменские железные заводы. К сей подорожной великого государя печать земли Сибирские города Тюмени, стольник и воевода Осип Яковлевич Тухачевской, приложил лета 1702 июня в 23 день.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 3556. Л. 6.

1702 г. июня 23 – Подорожная, выданная тюменским воеводой О.Я. Тухачевским тюменским пушечного дела мастерам Андреяну, Елизару и Саве Колокольниковым, для проезда в Каменский завод и обратно в Тюмень.

По указу великого государя, от Тюмени до Тобольского уезда по острогам и слободам до Каменских железных заводов и назад до Тюмени по ямам ямщиков, а где ямов нет вели людям безомены чей хто нибудь, чтоб давали тюменским детям боярским пушечного дела мастерам Андреяну да Елизару, да брату их неверстанному Саве Колокольниковым, под них и под пушечные образцы, шесть подвод верхи с седлы и с проводники везде незадерживая ни часу. Посланы они с Тюмени по указу великого государя, и по тобольской отписке ближнего боярина и воеводы князя Михайла Яковлевича Черкасского, на Каменские железные заводы для дела пушечных болванов. Наскоро к сей подорожной великого государя печать земли Сибирские города Тюмени, стольник и воевода Осип Яковлевич Тухачевской, приложил лета 1702 июня 23 дня.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 3556. Л. 6 об.

1703 г. июля 29 – Подорожная от Тюмени до Каменского завода, выданная Е.И. Колокольникову

По указу великого государя от Тюмени по Пышминским и по Исецким слободам до Каменских железных заводов по ямам ямщикам, а где ямов нет всем людям безомены чей кто нибудь, чтоб давали тюменскому сыну боярскому Елизару Иванову сыну Колокольникову под него и под жену ево, и под снох, под Андреянову да под Савину жен и детей Колокольниковых десять подвод с телеги и с проводники. Посланы они с Тюмени на вышеписанные Каменские железные заводы по указу великого государя и по тобольской отписке ближних боярина и воеводы князя Михайла Яковлевича, да стольника Алексея Михайловича Черкасских. Наскоро. К сей подорожной великого государя печать земли Сибирские города Тюмени, стольник и воевода Осип Яковлевич Тухачевской, приложил лета 1703 июля в 29 день.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 3555а. Л. 5.

1703 г. июля 29 – Поручная запись тюменского сына боярского В.Т. Некрасова и пятидесятника пеших казаков В.И. Колокольникова, данная за Д.С. Колокольникову

1703 год июля в 29 день тюменские сын боярский Василей Тимофеев сын Некрасов, пеших казаков пятидесятник Василей Иванов сын Колокольников поручились мы на Тюмени в приказной избе тюменского сына боярского Андреяна Иванова сына Колокольникова по жене ево Дарье Семенове дочери в том, что велено по тобольской отписке ее Дарью выслать к мужу ея Андреяну на Каменские железные заводы, а ныне она Дарья волею божью скорбит и как она Дарья оздоровеет, стать ей Дарье за нашею порукою на Каменские железные заводы к мужу своему Андреяну, а буде она Дарья за нашею порукою к мужу своему нестанет и на нас порутчиках великого государя пеня, а пени, что великий государь укажет, в том мы порутчики сию на себя и поручную запись дали. А поручную запись писал крепостных дел подьечей Лука Козмин.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 3555а. Л. 6 - 6 об.

1703 г. июля 29 –Отписка тюменского воеводы О.Я. Тухачевского приказчику Троицкого городка о посылке на Каменские заводы жен и детей пушечных мастеров Е.И. и А.И. Колокольниковых

Лета 1703 июля в 29 день по указу великого государя в Троицкий городок прикащику Христофору Яковлевичу. В нынешнем 1703 году июля в 20 день в отписке ис Тоболска ближних боярина и воеводы князя Михайла Яковлевича, да стольника князя Алексея Михайловича Черкасских на Тюмень велено; тюменских детей боярских Елизарова, да Андреянова, да Савину жен и детей Колокольниковых на Тюмени сыскать и отдать посланному ис Тоболска пешему казаку Федору Яркову, и выслать их с Тюмени на Каменские заводы на ямских подводах. И потому вышеписанному указу великого государя тюменских Елизарова и Савину жен и детей Колокольниковых на Тюмени сысканы и отданы вышеписанному тобольскому пешему казаку Федору Яркову, и высланы они с Тюмени к тебе в Троицкой городок на Каменские заводы на ямских подводах июля в 30 день нынешнего ж 1703 года, а Андреянова жена Колокольникова з детьми и ныне невыслана за скорбью, а как оздоровеет и она выслана будет с Тюмени к тебе в Троицкой городок на Каменские заводы незамотчав.

ГАТО. Ф. 47. Оп. 1. Д. 3555а. Л. 7 – 7 об.




20.03.2016 20:03
402

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!