Школа №16 в период с 1919 по 1941 годы

Автор:
В.А. Гусев

В октябре 1917 г. в стране произошёл октябрьский переворот. Новая власть активно занялась перестройкой школы (Байновской школы - прим. ред.). А в декабре 1917 г. «дело воспитания и образования» из духовного ведомства передавалось комиссариату народного просвещения. Ему же передавались здания, надворные постройки и земельные участки церковно-приходских школ.

Преобразования продолжились в 1918г.:

- 20 января - школа была отделена от церкви, и преподавание религии было запрещено;

- 31 мая - отменена бальная система оценок;

- 30 октября - отменены домашнее задание, переходные и выпускные экзамены;

- 10 декабря - принимается реформа правописания(18).

По настоящему становление советской школы началось после освобождения области от белых, с августа 1919 г, когда был создан губернский отдел народного образования(11).

В начале 20-х годов школа находилась в тяжёлых условиях: по старым учебникам заниматься было нельзя, новых не было, не было канцелярских принадлежностей. Писать приходилось на серой оберточной бумаге, чернилами из свеклы или какой-нибудь краски. Усугублял положение голод. В 1920 году за школой закрепляется огородный участок.

Согласно декрету совнаркома от 16 сентября 1921 г. «О мерах к улучшению снабжения школ и других просветительных учреждений», материально-техническое обеспечение школ (ремонт, охрана, обеспечение водой, дровами, метлами и содержание учителей (заработной платы) возлагались на жителей села(49). Организуется комитет содействия школе. В 1923 г. в период проведения «недели помощи школе, байновские крестьяне сдавали хлеб в фонд учителей, подвозили для школы дрова, устроили кружный сбор (сбор денег)». Зарплата байновских учителей, формируемая за счет сбора средств с жителей села была меньше, чем у учителей школ, финансируемых губернским бюджетом(49).

Коллективы учащихся стали именоваться группами, а с сентября 1934 года классами.

29 июля 1922г. в школу была назначена учителем Обухова Эсфирь Семёновна, по её просьбе «по причине имения там квартиры при школе…». Одновременно на неё возлагалось заведование школой. 20 октября 1922 г. учителем назначается Николай Николаевич Обухов, участник Гражданской войны, сражался на стороне красных. С 1 мая 1923 г. по 1 декабря 1924 г. был заведующим школы. Комиссия Каменского района, проверявшая работу учителей школ, отметила в его личном деле, что «Н.Н. Обухов соответствует требованиям Советской школы, любит свой дело, и работает добросовестно. Ведёт большую общественную работу, профсоюзную и культурно-просветительскую, и ведёт активную политическую деятельность». В декабре 1924 г. супруги Обуховы были переведены в Позарихинскую школу, где жилищные условия были лучше.

Вместо супругов Обуховых с декабря 1924 г. в школе начали работать супруги Богомоловы оставившие заметный след в жизни начальной байновской школы. Павел Максимович работал заведующим и преподавал математику. Елизавета Евгеньевна русский язык и другие предметы(6). В то время в школе были еще грифельные доски, которые сохранились до конца 40-х годов. С 1924 по 1928 годы Богомоловы работали в школе одни, других учителей в школе не было.

На учителей помимо основной работы возлагалась большая общественная нагрузка. Они были проводниками политики большевиков на селе, их второй по значимости силой в деревне после членов ВКП(б). Еще в марте 1924 г. в Постановлении ЦК РКП(б) «О работе среди сельского учительства» указывалось о необходимости систематического и широкого привлечения сельского учительства ко всем видам общественно-культурной деревенской работы, развертывающейся как в культурных центрах деревни (избах-читальнях, народных домах, домах крестьянина, школах, совхозах и т.п.), так и вне их:

а) к работе по ликвидации неграмотности;

б) к организации и проведению разного рода общественно-политических компаний;

в) к организации разумных развлечений в деревне (экскурсий, кружков физкультуры, спектаклей, концертов и т.п.) и к организации и проведению революционных празднеств;

г) к работе печати в качестве корреспондентов и организаторов кружков селькоров;

д) к организации содействия распространению «Крестьянской газеты», «Бедноты», местной прессы (путем агитации за подписку, громкого чтения, разъяснения прочитанного и т.п.);

е) по обслуживанию культурных учреждений союза Всеработземлеса;

ж) к работе по пропаганде кооперации и к непосредственному участию в кооперативной работе;

з) к участию в работе делегатских собраний крестьянок.

«Наилучшим методом организационного вовлечения сельского учительства в эту общественно-культурную работу в деревне следует признать максимальное использование в этом направлении союзной организации сельского учительства. Поэтому партийные органы на местах должны стремиться превратить Союз работников просвещения, состоящий в значительной своей части из сельских учителей, в один из опорных пунктов влияния партии в деревне, принимая возможные меры к его укреплению»(16).

«…Особенно важным его использование в качестве проводимых в деревне политики партии и Советской власти по линиям хозяйственной и общественно-политической.»(17). «…Привлекать широко для политико-просветительной работы в деревне, «ведя решительную борьбу со всеми проявлениями пренебрежительного отношения к ней»(17). И далее… «сельский учитель может стать активной культурной силой в деле формирования советской общественности в деревне. Задача вовлечения сельского учительства в политико-просветительскую работу, снабжение его нужным в работе политическим материалом (книжкой и газетой) необходимо придать этому первенствующее значение»(17).

Учитывая сложность задач, поставленных перед сельским учительством, 15 октября 1924 г. ЦИК постановил «поднять плату сельского учителя до 25 рублей в месяц и предоставить учителям на льготных условиях приобретать общественно-политическую и педагогическую литературу и снабжать школы газетой и педагогическими журналами». С января 1925 было введено пенсионное обеспечение учителей за выслугу лет, «…по прослужении ими 25 лет…». Засчитывалось и дореволюционная служба в должности учителя. Если после назначения пенсии учитель продолжал работать, то независимо от заработка пенсия выплачивалась в половинном размере(18).

Первой пенсию за выслугу лет стала получать в школе Е.Е. Богомолова, но было это уже позднее – в 1930 г.

Учителя активно участвовали в ликвидации неграмотности. Для выявления неграмотных они в 1924 г. совершили подворный обход и переписали всех неграмотных(2). Обучение было индивидуально-групповое, программа была рассчитана на 100 часов при двух часовых занятиях по 3 раза в неделю(2). «Перед началом занятий и дети, и старшие молились и лишь затем приступали к изучению букв, написанию своего имени и фамилии. После занятий опять молились за закрепление знаний». Учебным пособием служил букварь «Наша сила – наша нива»(2). С 1925 г. учителям начали платить по 1 руб. 50 коп. за каждого обученного; в марте 1926 г. плату подняли до 2 руб. 56 коп.(2).

На рубеже 1924-1926 гг. в школе появляются первые пионеры. Начинается общественно-политическое воспитание, осуществляемое путем проведения революционных праздников, годовщин. Планы проведения революционных годовщин, обычно увязывались с планом сельского совета. С возникновением пионерской организации у школы появляется самодельное знамя, на котором было написано: «Мы наш, мы новый мир построим байновской школы 1ступени».

Ещё в 1926 году учебный год начинался с октября и заканчивался в апреле(2). В 1928 г. для реализации пятилетнего плана началось распространение займов среди населения. Подписка на заем шла трудно. Для реализации займа среди населения привлеклись и дети. «Родители – ваши дети зовут – подпишитесь на займ», - гласил один из лозунгов. «Согласно директиве Уральского областного отдела народного образования от 27 сентября 1928 г. учителя во время занятий и на собраниях вели с учащимися беседы о значении и необходимости покупки облигаций займа. Делалось это с целью сделать детей пропагандистами займа в семье, среди соседей, родственников. Дети привлекались и к другим компаниям. При перевыборах сельского совета писали пригласительные; участвовали в вербовке населения на выписку газет и журналов; принимали участие в учете неграмотных; писали лозунги красным компаниям»(1).

В 1930-1931 учебном году введено всеобщее обязательное обучение детей 8-9-10 лет. Одновременно в школе должны были вести обучение неграмотных детей и подростков в возрасте 11-15 лет, по ускоренной форме обучения: двухгодичные и одногодичные школы-курсы. Устанавливались также норма наполняемости классов для школ I ступени – не менее 42 человек на одного учителя(17, 21). Ученики в школе были разновозрастные, некоторые 15-16 летние ученики приглашали молодую учительницу Байнову Нину Сергеевну на танцы. Она сама только что окончила эту школу и как лучшая ученица по настоянию Богомоловых была оставлена преподавать.

С начала 30-х годов в школе начинают проходить практику студенты Шадринского педагогического техникума и Каменского педучилища. Из постановления по Каменскому РайОНО: «Назначить школьными работниками практикантов из Шадринского педтехникума приехавших на практику на три месяца с 10.09.1932 г. … Белоносова И.И. в Байновскую школу»(24).

Несмотря на то, что зарплата учителей постоянно росла и к 1927-28 учебному году достигла 46 рублей(48), материальное положение учителей было тяжёлым. Из отчетного доклада секретаря Уральского обкома ВКП(б) на Х партийной конференции о культурно-просветительной работе в области (июнь 1930 г.):

«… но неприглядна жизнь нашего учителя, не такие учителю теперь нужно условия создать. Учитель, ликвидируй неграмотность, учитель, иди проводи статистику, учитель, иди в избу читальню, учитель, проводи перепись. А если этому учителю потребуется пуд муки, тот он должен обязательно обойти десяток чинов, побывать у председателя сельсовета, зайти к председателю кооператива, пожаловаться председателю райисполкома, и даже дойти до секретаря райкома. Только после этого, может быть, ему дадут хлеб, и то не всегда. Я в одной школе встретил школьную учительницу, которая одета хуже, чем самый бедный человек в деревне. На вопрос, почему этот так, я получил ответ: «Мануфактуру получили, бедноте раздали, а мне не досталось». Вот здесь сказывается недопонимание самого основного: чтобы обогатить знаниями бедноту, надо окружить учителя такой заботой о нем, при которой он чувствовал бы, что отдавать силы есть за что, что его могут оценить и могут понять его жизненные запросы. В отношении к учителю нужно добиться в партийных организациях крутого поворота. Добившись этого, мы не только обеспечим проведение обязательного всеобщего обучения, но в ближайший же год ликвидируем полностью неграмотность нашей области»(11).

В 1933 г. началось строительство алюминиевого завода. Часть строителей вместе с семьями разместилась на квартирах в д. Байнова. Численность детей школьного возраста возросла и школе выделили ещё одно здание – дом раскулаченного крестьянина Байнова Василия Фёдоровича. Он был механиком-самоучкой, чинил бытовую технику и сельскохозяйственный инвентарь. Хлебопашеством не занимался, обрабатывал лишь приусадебный участок. За работу брал зерном. Жил в одном доме, а в другом была мастерская. Жилой дом и отдали под школу. В здании разместили две классные комнаты – 43 м2 и 37 м2.

Из годового отчета школы за 1933-1934 учебный год(10). Школа имеет два школьных здания общей площадью 213,43 м2, в том числе классной площади 175,71 м2.Земельный участок площадью 3,5 га. Из них засеяно пшеницей 2,5 га, под картофелем 1 га; в школьном хозяйстве 1 свинья. В школьной библиотеке на начало года 856 книг, на конец учебного года – 872.

Шефствовал над школой колхоз «Комбайн»(10).

В 1933 году работали: Богомолова Е.Е. – заведующая, Байнова Нина Сергеевна([1]), Боброва Татьяна Григорьевна, Степанова([2]), Сычугова Серафима Степановна, Байнова Е.Т., Нагибина Е.А., Бабина Е.Т.(26). Осенью, в сентябре 1933 г. Нагибина Е.А. была утверждена старшим учителем(25). Зарплата учителей составляла 85 рублей(26).

Нехватало учебников, тетрадей, ручек, перьев, карандашей, а те, что имелись, были плохого качества. Из постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 14 сентября 1935 г. «О школьных письменных принадлежностях»:

«… школы до сих пор снабжаются письменными принадлежностями совершенно неудовлетворительного качества и в недостаточном количестве».

«Особенно неудовлетворительны по качеству ученические тетради, карандаши, ручки и перья».

«Тетради производятся из бумаги низшего качества и, как правило, имеют плохую обложку. Карандаши изготавливаются из недоброкачественной древесины и плохого графита, ломаются при очинке. Ручки в своей значительной части непригодны к употреблению, а ученические перья не держат чернила и при письме рвут бумагу».

«… не позаботились до сих пор о производстве в массовых размерах и высокого качества сумок, ранцев, ремней, клеенок для ношения книг, пеналов, готовален, грифельных досок и прочих предметов, необходимых для школьников»(19).

В 1935 г. школа возвращается к 5 бальной словесной форме оценки: «очень плохо», «плохо», «посредственно», «хорошо» и «отлично»; повышена зарплата учителям, разрешено праздновать Новый год(35).

Летом 1935 г. в селе была построена ещё одна начальная школа – Байновская № 2. Старая байновская, бывшая церковно-приходская школа, стала именоваться Байновская № 1(29).

В 1933-1934 и 1934-1935 учебных годах с родителей собирали деньги на закупку учебников у учеников школы, закончивших очередной класс, которые затем распределялись среди учеников, перешедших в следующий класс (закрытое распределение)(15). С осени 1935 г. была разрешена продажа учебников через магазины.

В 1935-36 учебном году в школе было семь классов. Работали: Богомолова Е.Е. – заведующая, Байнова Н.С. (выйдя замуж, сменила фамилию на Романчугова), СычуговаС.С., Соколова Елизавета Петровна, Байнова Татьяна, Нагибина Елена Александровна, Пономарев Александр Иванович(27). На первое января 1936 вместо выбывшей Байновой Т. работала Кононова Александра Дмитриевна.

Согласно штатному расписанию в школах, где семь и более классов, должен быть завуч. 10 сентября 1935 г. завучем школы назначена Нагибина Е.А.(28). Это был первый завуч в истории школы.

Новый 1936 г. в школе встретили с новогодней елкой – сосной. До этого советская власть ёлки запрещала. Основную часть украшений ученики готовили сами: вырезали снежинки, клеили бумажные бусы в виде цепи и т.д.

В селе был дом пионерской работы, что-то вроде дома пионеров. 5 апреля 1936 г. заведующим его назначается учитель школы Байнова Нина Сергеевна.

В апреле 1936 г. устанавливается звание «Учитель начальной школы». Оно присваивалось всем окончившим педучилище и педтехникумы или приравненные к ним, например, Епархиальные училища. Получившим звание, выдавался специальный аттестат. Звание присваивалось пожизненно. Лишить его мог только суд. Первым звание «Учитель начальной школы» получила Богомолова Е.Е. закончившая еще в царское время Епархиальное училище.

Летом 1936 г. постановлением СНК РСФС площадь пришкольного участка была сокращена до 0,5–1 га(20). Излишек школа передала колхозу имени Кирова, что был в деревне.

В приказе об укомплектовании на 1937-1938 учебный год указаны Богомолова Е.Е., Соколова Е.П., Байнова Н.С., Усланова В.Ч.(31). Байнова Н.С. проработала лишь две четверти. 13 января 1938 г. назначена заведующей школой № 6 на УАЗе, в финском поселке(32), который располагался у Красногорской ТЭЦ. В нём жили финны, завербованные на строительство ТЭЦ и УАЗа.

В 1938-1939 учебном году работали Богомолова Е.Е., Русакова Лидия Павловна, Салазкин Николай Павлович(3, 33, 35). Последний принят с 10 октября 1938 года с месячным испытательным сроком. Проработал весь учебный год. 13 октября 1938 г. тоже с испытательным сроком принята Салазкина Л.С.

Зимой 1938-1939г г. Каменская МТС организовала курсы трактористов. Занятия проходили в сельском клубе. Среди курсантов было много малограмотных. Учителя школы преподавали на курсах: Русакова Любовь Яковлевна – математику, Байнова Любовь Никифоровна – русский язык(3).

Пятого июня 1939 г. приказом по Каменскому РайОНО за отличную и многолетнюю педагогическую работу заведующей школой Богомоловой Е.Е. объявлена благодарность(29).

В 1939-1940 учебном году работали Богомолова Е.Е., Трапезникова Л.Н. (до замужества Байнова(3)), Монзина Н.П.(38), Орлова Серафима Федоровна(39), Байнов Иван Фёдорович(4), Байнова Н.С. (до января)(41), Качалкова Вера Павловна(40). В январе-феврале 1940 г. работал Мосин Максим Афанасьевич(41, 45) и Нагибина Е.А.(42). Оклад учителя был 214 рублей в месяц(39).

Под руководством Байнова Ивана Фёдоровича учителя ставили спектакли в сельском клубе(3). Заведующая школой Богомолова Е.Е. заставляла учителей заниматься культурно-просвятительской работой, грозили выговором. «Вы культурная сила и должны делать любую работу на культурном фронте!» - говорила она(3).

Продолжали учителя обучать и неграмотных. Эта работа была постоянно в поле зрения Каменского РайОНО. Из приказа № 47 от 7 мая 1940 г.: «В целях обеспечения полного и обхватывающего обучения допризывников 1920-1921 года рождения окончить обучение к 1 июня 1940 года всех неграмотных и малограмотных. Возложить персональную ответственность на директоров». «… отпуск учителям предоставлять только после полного обучения» неграмотных и малограмотных допризывников 1920-1921года рождения(43).

Репрессии 30-х годов ХХ не обошли стороной и учителей школы. 2 апреля 1938 г. был арестован отец Байновой Нины Сергеевны – Байнов Сергей Александрович. С 1924 по 1937 гг. был председателем Байновского ТОЗа, коммуны имени Ленина (с 1929 г.), колхоза «Комбайн» и имени Кирова (с 1934г.)(50). В 1929г он был одним из организаторов коммуны им. Ленина» потом коммуна стала колхозом «Комбайн», а после смерти Кирова, в конце 1934 г. коммуну переименовали в колхоз им. Кирова. На момент ареста заведовал мельницей в колхозе, был членом правления колхоза(50).

После ареста отца отношение к Нине Сергеевне на работе изменилось. Готовилась стать переписчиком в переписи населения 1939 г., но ей отказали. Секретарь школьной партячейки сказал: «Мы сделали большое преступление – дочери врага народа доверили вести перепись населения». Оставив заведование шестой школой Нина Сергеевна вернулась учителем в нашу школу.

В последний мирный предвоенный 1940-1941 учебный год школа выглядела следующим образом. В микрорайон школы входили улицы: Коммунаров с № 1 по № 23, Пионерская с 1 по 11, все дома по улицам Береговая, Октябрьская, Энгельса, Молотова, Свободы, Пролетарская (находилась в д. Токарева), Щебзавод(5).

Сводная ведомость движения уч-ся школы №16 в 1940-1941 гг.

Классы

1 кл.

2 кл.

3 кл.

4 кл.

Всего

Из них второгодников

комплектов (параллелей)

1

2

1

1

5


Учащихся на 1 сентября 1940 г.

41

74

39

46[3]

200 (8)

32 (10)

На конец года 29 мая 1941г.

47

82

48

44

221 (6)

переведено 190, оставлено на 2 год – 17, на осенние занятия – 14 (6).

Школа имела два здания. Главное здание располагалось по ул. Коммунаров № 8, второе на той же улице, метрах в 400. Занятия в школе начались 2 сентября 1940 и заканчивались 19 мая 1941 г. В течение учебного года школа работала 201 день(6). В школьной библиотеке имелось 25 книг для учителей и 252 книги для учащихся для внеклассного чтения. За 1940-1941 учебный год было выдано 2323 книги(6). Преподавались предметы: в 1-2 классах русский язык письменно и устно, математика; в 3-4 классах дополнительно к ним естествознание, география, история(7). Телефона в школе не было(9). В школе работали Богомолова Е.Е. – заведующая, и 4 учителя: Нагибина Елена Александровна, Казанцева(44), Синеок (Качалкова) Вера Павловна(47), Орлова С.Ф.

Источники:

1.Базаров, А. Кулак и агрогулаг / А. Базаров. – Челябинск, Южно–Уральское книжное издательство. – 1991. - с. 52.

2.Бирюков, В.И. Шадринский округ Уральской области: природа, население, хозяйство / В.И. Бирюков. – Шадринск, 1926.

3.Воспоминания Байновой Любовь Никифоровны 15.02.2002.

4.Воспоминания Петровой Анны Александровны 28.01.2005.

5.ГАСО. Ф.2176 Р. Оп.1. Д.1. Л.32, 35, 37.

6.ГАСО. Ф.2176 Р. Оп.1. Д.2. Л.7.

7.ГАСО. Ф.2176 Р. Оп.1. Д.2. Л.15.

8.ГАСО. Ф.2176 Р. Оп.1. Д.2. Л.46.

9.ГАСО. Ф.2176 Р. Оп.1. Д.2. Л.82.

10.ГАСО. Ф.Р-916. Оп.1. Д.4. Л.18. Л.18 об.

11.Культурное строительство на Среднем Урале (1917-1941). Сборник документов Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1984. - С. 139-140.

12.Народное образование в СССР. Сборники документов 1917-1973 гг. – М.: Педагогика, 1974. - С. 12.

13.Там же. С. 17.

14.Там же. С. 24.

15.Там же. С. 168.

16.Там же. С. 445.

17.Там же. С. 447.

18.Там же. С. 448.

19.Там же. С. 519.

20.Там же. С. 522.

21.Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 августа 1930 г.

22.Постановление ЦК ВКП (б) от 25 июля 1930 г.

23.Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 15 мая 1934 г.

24.Приказ (постановление) по Каменскому РайОНО №331 от 10 августа 1932 года //АКР. Ф.4. Оп.1. Д.1. Л.10.

25.Приказ по Каменскому РайОНО №721 от 14 сентября 1933 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.1. Л.63.

26.Приказ по Каменскому РайОНО №761 от 1 декабря 1933 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.1. Л.75.

27.Приказ по Каменскому РайОНО № 109 от 29 августа 1935 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.3 Л.1.

28.Приказ по Каменскому РайОНО № 115 от 9 сентября 1935 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.3 Л.16.

29.Приказ по Каменскому РайОНО № 129 от 20 ноября 1935 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.3. Л.27.

30.Приказ по КаменскомуРайОНО № 29 от 5 апреля 1936 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.3 Л.49.

31.Приказ по Каменскому РайОНО № 45 от 3 августа 1937 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.6. Л.20.

32.Приказ по Каменскому РайОНО № 90 от 14 февраля 1938г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.6. Л.45.

33.Приказ по Каменскому РайОНО №142 от 14 февраля 1938 г. // АКР. Ф.4. Оп.1. Д.6. Л.62.

34.Приказ по Каменскому РайОНО № 181 от 5 июня 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.6. Л.78.

35.Приказ по Каменскому РайОНО № 197 от 23 июля 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.6. Л.85.

36.Приказ по Каменскому РайОНО № 202 от 7 августа 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.1.

37.Приказ по Каменскому РайОНО № 214 от 5 августа 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.9.

38.Приказ по Каменскому РайОНО № 204 от 11 августа 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.2.

39.Приказ по Каменскому РайОНО № 2006 от 25 августа 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.4.

40.Приказ по Каменскому РайОНО № 238 от 2 ноября 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.21.

41.Приказ по Каменскому РайОНО № 251 от 31 декабря 1939 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.28.

42.Приказ по Каменскому РайОНО № 25 от 2 марта 1940 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.14. Л.2.

43.Приказ по Каменскому РайОНО № 46 от 7 мая 1940 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.14. Л. 13.

44.Приказ по Каменскому РайОНО № 50 от 3 июня 1940 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.14. Л.22.

45.Приказ по Каменскому РайОНО № 20 от 14 июня 1940 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.12. Л.10.

46.Приказ по Каменскому РайОНО № 59 от 9 июля 1940 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.14. Л.32.

47.Приказ по Каменскому РайОНО № 60 от 20 июля 1940 г.// АКР. Ф.4. Оп.1. Д.14. Л.33.

48.Уральская советская энциклопедия. Т. 1. – Свердловск, М.: «Уральская Советская энциклопедия», 1933.

49.Чуфаров, В. Г. Из истории развития общеобразовательной школы на Урале / В. Г. Чуфаров. - Свердловск, 1960. – («Из истории Урала»).

50.Шестернина, Н. Г. Каменск 1917-1950 годы. Книга памяти. В 2-х т. / Н. Г. Шестернина. - Каменск-Уральский, 2006. - С.140-142. – Том 1.

Вестник краеведа №5



[1] Переведена в другую школу в ноябре.

[2] Переведена в другую школу в ноябре.

[3] На конец 1 четверти один ученик 4 класса значится в графе убыл с пометкой – «не хочет учиться»(8).


07.04.2015 15:17
548

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!