Непокорная Багарякская слобода

Автор:
А.П. Мухин, Г.М.Коровин

В рукописи В.И.Калюжного «Из истории антикрепостнической борьбы на Урале в средине 18 века» очень подробно рассказывается о стойкой и длительной непокорности крестьян Багарякской слободы в ответ на хищническую эксплуатацию их труда со стороны Уральских горнозаводчиков.
Рукопись представляет из себя выдержки из дореволюционных архивных материалов и комментарии к ним автора рукописи. Использованы архивные документы СОГА (Свердловский областной Государственный Архив, ныне ГАСО) и ЦГАДА (Центральный Государственный Архив древних актов, г. Москва). В работе приведены несколько цитат из работ советских авторов, объем ее – 30 страниц машинописи через один интервал. Имеются более 90 ссылок на указанные Архивы. Дата работы не обозначена, но один из источников информации датирован 1953 годом.

Развивавшееся промышленное производство Европы и центральных областей России в самом начале ХV111 века коснулось и Уральской земли. Здесь в это время были пущены Каменский и Невьянский заводы. С 1700 по 1770 гг. на Урале было построено 143 завода. Для такого количества заводов, построенных «меж крестьянских земель», требовалась немалая рабочая сила. Взять ее можно было только среди крестьян. Поскольку добровольно работать на заводах они не могли и не хотели – Правительство своими Указами «приписало» большую часть крестьян к заводам. Крестьяне должны были выполнять на заводах определенное количество «работ». По подсчетам автора обзора, на 90 заводах Среднего Урала в 1766 г. работало 130199 приписных крестьян и только 626 – вольнонаемных.

Приписные крестьяне выполняли, главным образом, вспомогательные работы: добыча и подвоз руды, изготовление и подвоз древесного угля, транспортировка готовой продукции и т.д. Лишь некоторые из них, со временем, могли стать мастеровыми.
У работавших на заводе крестьян всегда был свой интерес: земля, урожай, сенокос, скот… Радивые, которых в Багарякской слободе было большинство, занимались своим хозяйством весьма успешно и жили безбедно. Приписка «выбивала их из колеи»: крестьяне на длительный срок отлучались от своего домашнего хозяйства, которое нередко приходило от этого в упадок, некоторым приходилось идти даже «по миру». Труд на заводе был для крестьян непривычным и тяжким. К тому же, заводчики через своих приказчиков физически издевались над приписными за «нерадение»: от кнута до розог, заковывали их в цепи, требовали выполнения работ, не предусмотренных по Указу о приписке и т.д. Все это приводило к возмущению крестьян, к бунту, а позднее – к Пугачевскому восстанию.

В.И. Калюжный подробно и ярко, месяц за месяцем, даже день за днем, описывает сначала неповиновение приписных, а потом и настоящий сознательный бунт с применением физической силы и оружия тех времен. Приводится большое количество конкретных фамилий как бунтовщиков и их предводителей, так и «усмирителей».

Волнения начались в 1754 г. на Авзянопетровских заводах Шувалова и Вознесенском заводе Сиверса, а на заводах Турчанинова в 1759 г. В феврале 1760 г. Турчанинов в челобитной на имя Елизаветы Петровны жаловался, что приписные Багарякской слободы и Колчеданского острога «до сих пор полностью в работы не определены».
В 1763 г. волнениями было охвачено 40 заводов со 135000 приписных.
В июле 1760 г. многие приписные Багарякской слободы бросили заводские работы и разъехались по домам, отказались косить сено для Турчанинова. Когда служащие стали наряжать их на сенокосные работы – крестьяне побили старосту Петра Дорогина, а «пищика» Михаила Михеева так избили, что тот «едва дыхание имеет». В это же время «выбранные от всего миру» Павел Пестов и Михаил Мельников подали челобитную Императрице Елизавете Петровне, где писали, что «Хотя из 2164 душ насчитывается негодных случай и взятых в рекруты 1153 души – за полное количество душ оклад отработан». Турчанинов налагает на них работы сверх подушного оклада, заставляет работать в «неуказанное время», приказчики для розыска руд берут крестьянских лошадей, при нарядах на заводские работы «бьют плетьми и батогами нещадно», многие из крестьян не успевают обеспечить себя продуктами питания и «о невозможности кормятся мирским подаянием, милостынею».

В августе 1760 г. в Багарякскую слободу прибыл канцелярист Егор Ежевский. По приезду ни старосты, ни «пищика» ему найти не удалось. Крестьяне, собравшиеся у мирской избы, отказались от заводских работ, избили Ежевского, Турчанинова ругали. Ежевский спасся бегством.
Ротный капитан Алексей Степанов, в сопровождении подьячего и четырех солдат, ознакомился с документами заводских контор и спор между приписными и заводчиком решил в пользу Турчанинова. Это только усугубило дело. 15 ноября этого же года Степанов, во главе 30 солдат, 7 унтерофицеров, барабанщика и «заплечных дел мастера» с кнутом, прибыл к въезду в село Багаряк. Здесь его отряд был встречен большой толпой приписных, вооруженных дубинами, копьями и луками. Солдаты едва отбились от нападавших крестьян. При этом многие из солдат были «дубьем изъязвлены».

Степанов отступил в дер. Рябкову, где ему удалось собрать приписных и зачитать им Указ о явке на заводские работы. Признанный вожак приписных Дмитрий Скоринов от их имени отказался выполнять Указ. Солдаты пытались арестовать Скоринова, но это им не удалось. Приписные в количестве более 1000 человек собрались в Багарякской крепости, вооружились «огненным ружьем, луками со стрелами, саблями».
16 ноября Степанов перекрыл вход в крепость, угрожая уморить голодом, скот заморить, житницы разломать, хлеб скоту скормить, женщин посадить в тюрьму, а всех мужиков перепороть кнутом. В ответ 17 ноября до 300 вооруженных крестьян напали на солдат и заставили их отступить в дер. Рябкову, а другая толпа крестьян изгнала их из квартир.

Степанов через нарочного просил управителя Каслинского завода Дмитрия Попова о помощи «человек 200 с ружьями и небольшую пушку». В ночь на 18 ноября до 2000 приписных осадили команду Степанова в домах дер. Рябковой. На помощь Степанову прибыл Дмитрий Попов с командой в 200 человек. Крестьяне не позволили Попову соединиться со Степановым. Попов бежал в Каменский завод. Солдат Степанова, засевших в домах, приписные обложили соломой, дровами и подожгли. Сквозь огонь и дым команда Степанова отступила на Колчеданский острог (ныне - в Свердловской обл.).

О событиях в Багарякской слободе 20 ноября было донесено в Берг-коллегию. Капитану Степанову было приказано вернуться в Екатеринбург и серьезно подготовиться к карательной экспедиции. Под его командой было приказано передать «всех офицеров и солдат без ущерба для других дел, две пушки, мобилизовать 200-300 мастеровых».

В декабре приписные Багарякской слободы выбрали и послали своих ходоков-челобитчиков Павла Пестова, Михаила Мельникова, Михаила Чугунного и Тита Пьянкова в Екатеринбург. Им удалось подкупить мелких должностных лиц, добыть подложный царский указ об освобождении от заводских работ. «Указ» был зачитан по селениям Багарякской слободы и передан на хранение церковному старосте Роману Грязных.
Под впечатлением этого «указа» большинство приписных бросили куренные работы и разъехались по домам. В марте надворный советник Егор Арцыбашев доносил, что «Запас угля имеется на полутора суток, а на Северском – всего 8 коробов. Уголь возят мастеровые того завода до трех человек, крестьян же никоторой слободы к работе ни одного человека не примечено».

В апреле бегство с работ приняло катастрофические размеры. Чтобы как-то успокоить приписных, в заводские конторы из Екатеринбурга пошли приказы поступать «по правде»: богатых не облегчать, а скудных – не отягощать. Таким путем в начале октября удалось часть приписных выслать на заводские работы. Но вскоре, после отработки «подушных окладов», крестьяне «по общему совету» вновь стали массово покидать заводы…

При попытке вернуть на заводские работы приписных Багарякской слободы крестьяне во главе с Дмитрием Скориновым и Петром Выгузовым «прогнали дрекольем солдат и избили старосту Чадова и писаря Гуляева. Через несколько дней солдатам удалось арестовать Дмитрия Скоринова и Петра Выгузова, но до ста вооруженных крестьян отбили их у солдат.

Временами бунтовщики расправляются с крестьянами из своей же среды. Так, у «…крестьянина Останина за покорность властям и согласие ехать на заводские работы свели со двора корову».
Один за одним в селения посылаются отряды солдат или служащие контор Свиридов, Гобов, Романов, Симонов, Редикарцер, Сатчиков, Аврамов, Прокофьев, Заруцкий и др. Но крестьяне упорно отказываются от выполнения заводских работ, делают массовые побеги с заводов, физически расправляются с представителями контор и местных властей, проводят вооруженные выступления, подают челобитные.

Власти вынуждены предписать Турчанинову: «На заводские работы насильно не наряжать». Чтоб как-то разрядить обстановку, вынесли Дмитрию Скоринову «смягчающий приговор: «За возмутительство заслуживает жесткого наказания кнутом, но, учитывая, что он человек молодой, способный к работе и может заслужить свою вину – бить его плетьми, заковать в кандалы и держать в них, пока не отработает подушного оклада 1762 г. и недоимок 1761 г., после чего отпустить домой».

Приписные продолжали упорствовать, особенно крестьяне Багарякской слободы и Колчеданского острога. Центром недовольства была дер. Новоипатовская, что в 25 километрах от села Багаряк. Были выставлены требования Турчанинову: произвести полный расчет с 1759 г. по 1761 г. за возку сена, рубку дров, за работы в выходные и праздничные дни, за работу по вольному найму.

Положение на заводах настолько осложнилось, что в дело вмешалась сама Екатерина II, которая личным Указом со специальной инструкцией поручила пресечь бунт князю А. Вяземскому. Здесь мы приводим данные В.Лютова и О.Вепрева (Газета «Возрождение Урала», Челябинск, февраль 2002 г., № 5, стр. 3) о роли Екатерины II и А. Вяземского в подавлении бунта. Этих данных в работе В.И. Калюжного нет.

В Екатеринбурге Вяземского ждали, надеясь, что «тесности от него не будет» и он всех рассудит по справедливости. Вяземский провел надлежащую чистку «и правых и виноватых». В следственных делах по бунту фигурирует более 80 приказчиков и чиновников разных уровней, уличенных в различных злоупотреблениях (взятки, содержание домов в Екатеринбурге и квартир в столице, чрезмерное самоуправство в отношении заводских крестьян и пр.). Досталось и зачинщикам бунта – около 300 человек получили плети или батоги.
Последняя попытка волнений крестьян Багарякской слободы была в декабре 1763 г. Это происходило в дер. Ипатовской. К концу декабря в селения были двинуты большие воинские силы, крестьяне были высланы на заводские работы, а их вожаки арестованы.

Чтобы не было бунтов – нельзя крестьянина отрывать от его родной земли. Землю он должен обрабатывать сам. Поняли это уральские заводчики и на все лето стали закрывать производство и ремонтировать оборудование. Для заводчиков это оказалось выгоднее, чем постоянно укрощать бунты.


16.01.2017 09:14
247

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!