Граф Тугаринов

Автор:
В. Коркин

В одном из наших путешествий, в глухой тайге встретили мы семью, хозяин которой оказался бывшим коренным москвичом. Путь наш лежал мимо гидропоста на таежной речке. И, прибыв к жилью гидропоста, у нас произошла такая вот встреча.

Окутанный белым облаком дыма, навстречу нам шел старик. В руке у него было ведро с тлею­щими шишками. Он шел не торопясь, высокий и, по-таежному, чуть сутуловатый.

-Кто такие будете? - спросил строго и бесце­ремонно. Долго и придирчиво рассматривал до­кументы, потом протянул жесткую ладонь. - Нико­лай Семенович. Фамилию, наверное, слышали. К генералу Корнилову никакого отношения не имею.

Встреча для нас не была неожиданной, нам местные жители уже говорили, что на нашем пути будет гидропост. Слышали и о Корнилове, что он якобы скрывает родственные узы с генералом из- за боязни властей. После долгих разговоров и расспросов он стал рассказывать о себе.

-Сам-то я из Москвы, у отца магазин мануфак­турный был. Богато жили. В дружбе со знатными людьми состояли... Помню на новый 1913 год к графу Тугаринову ездили и не то, чтобы Новый год отметить, а на «кашу» стало быть, внук у него к Новому году-то родился. Его именем назвали внука-то. Радовался, конечно, граф. Три сына у него было, все собрались - гостей много приеха­ло. В вестибюле фонтан из шампанского устроил, 12 серебряных кувшинов вокруг. Вот такие дела...

Корнилов молчал. Мне показалось, что я слы­шу в его голосе какую-то глубокую, видимо, очень давнюю тоску. Я спросил, как графа-то звали?

-Владимиром Антоновичем.

По спине у меня пробежали мурашки.

-Переулок графа Тугаринова в Москве есть - это в его честь назван был, - добавил Корнилов и замолчал.

Владимир Антонович Тугаринов - из тех физ культурных работников, работа которого должна бы подвергаться подробнейшему анализу и подражанию среди преподавателей физического воспи­тания, тренеров и других физкультурных кадров. Его опыт работы, как педагога и как городского руководите­ля спорта, практически никогда не изучался и, я думаю, что это большие наши издержки. Однако же память об этом человеке осталась доброй и светлой. Вот в связи с этим мне бы и хотелось поделиться с читателями воспо­минаниями людей, которые его помнят: как учителя, тренера и как коллегу по работе.

Владимир Антонович Тугаринов родился 31 декабря 1912 года в городе Москве, там же он в 1936 году закончил Высшую школу тренеров при государственном институте физкультуры им. Сталина. После окончания Высшей школы - Тугаринов работал в одной из школ г. Москвы преподавателем физического воспитания. В годы репрессий в 1937 году был сослан на Урал, - без права проживания в областных центрах. Осенью 1937 года, приехав в наш город ГорОНО был направлен на работу в школу №2 (сейчас это школа №5). Вот, как рассказывает об этом Елена Ивановна Крысанова, ученица 2 школы 1936-1939 годов:

- Осенью 1937 года, на каком-то уроке к нам в класс пришли директор школы Битюков с высоким моло­дым человеком, которого нам представил, как препода­вателя физкультуры и назвал его Владимиром Антонови­чем. Без фамилии. Уроков физкультуры у нас практи­чески не было и восприняли мы это без особого востор­га, но все же с любопытством ждали первой встречи. Какое же было наше удивление, когда мы узнали, что первый урок будет не в спортзале, а в обычном классе. Это была лекция на тему - физическое воспитание и спортивная тренировка. Мы тогда впервые узнали, что проводятся чемпионаты Советского Союза и Междуна­родные соревнования по разным видам спорта, что есть специальные нормативы по присвоению разрядов и мно­гое другое. Добиваются всего этого путем упорных тренировок. Он назвал много знаменитых имен. Рассказы­вал он это очень красиво, нам казалось, что он приехал с какой-то другой планеты. Урок закончился, но никто не хотел уходить. Было задано десятки вопросов, на кото­рые он охотно отвечал. С приходом Тугаринова в школу стали работать на постоянной основе спортивные сек­ции. Уроки физкультуры он проводил корректно и без принуждения, но посещаемость у него была стопроцент­ная. Уроки физкультуры любили. В турпоходы он нас водил зимой и летом. Маршруты разрабатывали коллеги­ально и ему нравилось, когда мы сообща выбирали ка­кой-то вариант турпохода.

К водному путешествию по реке Чусовой в 1941 году готовились основательно. В программу подготовки входила даже такая дисциплина, как изучение азбуки Морзе. Начальником группы назначили военрука Голо­ванова, а замом - Тугаринова., и я уже как учительница была утверждена помощником. Сплавлялись мы на 5 гребных лодках, а поход начался из поселка Кауровки. Плыли мы и ничего не подозревали. 25 июня несколько ребят пошли в одну из деревень, чтобы пополнить запа­сы продуктов, попали в неприятную ситуацию, которая получила уже огласку в нашей городской газете. В де­ревне мы узнали, что на территории Советского Союза уже 3 сутки идет война с Германией. Путешествие было прервано.

С большим интересом я слушал воспоминания Льва Федоровича Кабанова.

Учился он в школе №2 до 1943 года, но он был не только учеником у Тугаринова, а еще и соседом. Жили они в 3-х комнатной квартире, в одной из комнат кото­рой жил тогда еще холостой Владимир Антонович.

- Видимо это мне и давало право на дружбу с ним, говорит Лев Федорович. - Во всех его затеях и текущих делах я старался ему помочь, мне тогда уже было 14-16 лет. Практически мы все время были вместе, кроме уроков, конечно. Дел у него было всегда невпроворот. Спортзал у нас был небольшой, да еще низкий и в волейбол играть было очень плохо, не хватало высоты. Тугаринов и решил тогда углубить пол на полтора метра, потолок-то за счет этого выше становился?! Копали, дол­били, таскали - вся школа ходуном ходила. Дело довели до конца. Однажды он принес чертежи на парусную лодку, загорелись ребята старших классов. И опять пи­лили, строгали, шили. Нам всем тогда казалось, что он знает все и на любой вопрос он мог дать ответ.

Читал Тугаринов много и очень любил книги. Биб­лиотека на моих глазах росла не по дням, а по часам. Надо заметить, что в последние годы его жизни библио­тека была одна из лучших в городе, это отмечают все, кто у него бывал в квартире.

В разговоре родителей я несколько раз слышал, что Владимир Антонович, то ли граф, то ли князь. Среди учителей видимо такие слухи ходили. Я же это воспри­нимал как оскорбление в адрес Тугаринова.

Больше всех, я думаю, знал о нем Голованов, физ­рук школы, они с ним постоянно ходили в турпоходы.

Во время войны в 1941 году на базе 3 школы был оборудован военный госпиталь. Тугаринов военкоматом был мобилизован туда для проведения лечебной гимна­стики. Когда раненые выздоравливали, он с ними зани­мался общефизической подготовкой и рукопашным боем, готовя их к отправке на фронт. Документально известно, что в госпитале проходили неоднократно научные конфе­ренции и семинары по изучению опыта Тугариновской методики. В данном случае физические упражнения и медицина были одинаково важны и полезны для ране­ных. Несмотря на такую загруженность в госпитале, Владимир Антонович не прекращал уроки физкультуры в своей родной школе, да еще приходилось исполнять обя­занности председателя городского комитета физкульту­ры. Спортивные мероприятия даже во время войны не прекращались. В это время с ним вместе работали Ана­толий Михайлович Кац, Анатолий Антонович Фулинский, которые были физкультурными работниками в коллекти­вах.

В. А. Тугаринов (сидит в центре) и участники семинара по туризму. 1948г.

Откровенно говоря - мерилом во все времена в городском спорте была и остается легкоатлетическая эстафета на приз газеты Каменский рабочий. Создателями ее были в 1938 году Владимир Тугаринов, Анато­лий Чеглаков, до войны работавший председателем городского Комитета физкультуры, и редактор газеты ««Ка­менский рабочий» Петр Щелканов. Редакцией был при­обретен хрустальный кубок, в качестве главного приза, в последствии он стал разыгрываться среди школьных команд.

В 1943 году госпиталь был вывезен из нашего горо­да. Тугаринова назначили председателем городского Ко­митета физкультуры и спорта.

До войны были пущены в строй такие крупные за­воды как СТЗ, УАЗ и КТЭЦ, а во время войны добави­лись еще 4 завода: ОЦМ, п/я 30, п/я 33, п/я 4. В связи с этим нужно было готовить физкультурные кадры. Вот как рассказывает Анатолий Фулинский о том времени: - Однажды собрал нас Тугаринов у себя в кабинете и поставил такую задачу, чтобы все мы умели грамотно судить и иметь высокие категории в судействе, .Но судьи, как грибы, не растут. Нужно было пробиваться на крупные соревнования, где можно повысить знания и категорию. Выбивал он нам места, куда только можно было, и только через десять лет нас уже стали вызывать на судейство. Конечно же, появились и республиканские категории у меня по трем видам, у Анатолия Михайлови­ча Кац, кажется по двум и у самого Тугаринова.

Владимиру Антоновичу было присвоено, одному из первых судья всесоюзной категории по академической гребле в 1955 году. Однажды он мне показал удостовение и, иронически улыбаясь, рассказал, как он его пучил: - У меня есть друг в Москве, тезка мой, мы с м вместе учились в Высшей школе тренеров. Он судья международной категории по академии, вот он и пригласил меня судить. Два раза я у него был замом на кубке Европы, однажды секретарил. Все это проводилось на Химкинском водохранилище в Москве. А потом вот, минуя все низшие категории, которые по правилам я бы должен был пройти, мне присвоили судью всесоюзной категории. С большой ответственностью Тугаринов относился к проведению городских соревнований, и проходили они всегда на высшем уровне.

На первенство города по лыжам в 1947 году бежал «пятнашку», - вспоминает участник лыжных соревнований Илья Никонов. - Тугаринов стоял на старте рупором в руках и объявил, что на дистанции находися 11 перворазрядников. Когда я это услышал, у меня сердце в пятки опустилось. Старт и финиш были у стадиона СТЗ. Играл духовой оркестр, все так было торжественно, память об этом осталась на всю жизнь. Тугаринова я тогда увидел первый раз... Высокий, стройный, брюки у него прошиты в стрелочку, шапка с козырьком, олимпийкой называется. На соревнованиях всегда было многo болельщиков, потому что вывешивались везде афиши люди знали. Выступал я много лет и по лыжам и по легкой атлетике. Много лет я входил в сборную города. С многими ветеранами спорта я встречался в этом кругу и у всех о Тугаринове хорошие воспоминания. О происхождении и его образовании мало кто знал (он об этом очень не любил распространяться) но все знали, что это особого склада человек и очень интеллигентный.

В.А.Тугаринов

В 1968 году мы с Тугариновым ехали поездом из Москвы. Говорили о спорте и фотолюбительстве, поскольку оба увлекались фотосъемкой. О фотографии Владимир Антонович говорил с уважением и любовью.

- Дорогой мой - мы с тобой, как фотографы, оставляем бесценные сокровища, правдивые документальные свидетельства - хронику.

- Даже любительская фотография прошлого, даст нам огромную информацию. Я часто и с удовольствием рассматриваю свои старые фотографии. Как мы одевались в те годы! Большое наслаждение получаю, видя себя и моих коллег или учеников моло­дыми. Так, что - дорогой Владимир Андреевич, фотогра­фия это документ и чем она старше, тем ценнее. Впро­чем - не мне тебе об этом говорить!

-Владимир Антонович, хранители вы свои отснятые фотопленки?

-Да, да - у меня большой архив и по картотеке я могу быстро найти любую пленку. Правда, я не профес­сионал и качество моих негативов не ахти какое, но все равно я бережно храню их.

Беседу прервала проводница. Она принесла нам чай, поставила на купейный столик и ушла. Чай был очень горячим, Тугаринов несколько раз, держа подста­канник руками, притрагивался губами к стакану и тут же отдергивал его.

-Кипяток! - оставив стакан в покое, он попросил меня:

-Дай-ко мне, тезка, еще раз посмотреть твой «япон­ский».

«Тезкой» он называл меня в первый раз, и в душе моей это слово уложилось с какой-то приятной радос­тью.

Я вытащил фотоаппарат из кофра и подал ему. Владимир Антонович долго и внимательно в очередной раз рассматривал его и, не скрывал зависти. Он то примеривался поднося его к глазу, то снова крутил в руках рассматривая, словно диковинку. Лицо его помо­лодело, глаза улыбались. Потом положил его на ладонь правой руки и, словно на весах, покачал вверх-вниз.

-Тяжеловат! Такой в карман не положишь!? Мину­ты две он повосхищался фотоаппаратом и протянул его мне обратно.

Ехали мы в купе пока вдвоем, и нам никто не мешал. Чай остыл, и мы стали завтракать. Тугаринов размачивал в стакане печенюшки и подолгу с наслажде­нием жевал их. С зубами у него была проблема, и, видимо, поэтому он ел мало и редко.

В марте 1959 года, я прочитал объявление на оста­новке в старой части города, где было написано: «В честь десятилетнего юбилея трамплина, состоятся со­ревнования у горы «Богатырек»». Поскольку я приехал в город два месяца назад и, что такое «Богатырек» я, конечно, не знал и решил спросить у зятя. Вот как он мне тогда рассказал:

- За высокими зелеными соснами городского парка недалеко от впадения реки Каменки в Исеть стоит гора причудливой формы. Издали она похожа на гигантскую голову и широкие богатырские плечи человека. Вот по­чему еще в старину народ дал этой горе меткое и ро­мантическое название «Богатырек». Здесь у подножия горы, на обрывистом берегу среди живописных скал и стоит деревянный трамплин.

Место, где проходят соревнования, я нашел не сра­зу. Но вот, наконец, этот самый трамплин! Мартовский, морозный, но солнечный день! Тысячи горожан собра­лись у подножия старого «Богатырька»». Взоры всех ус­тремлены на эстакаду трамплина, украшенного флагами. Начались прыжки. На вершине эстакады фигура первого лыжника. Стартер взмахнул красным флажком. Спорт­смен помчался на лыжах вниз по снежному настилу. На краю обрыва он сделал сильный толчок, оторвался и полетел по воздуху. Зрелище было красивое. На горе приземления, стояли несколько человек - видимо судьи. Один из них как-то заметно отличался от других. В руках у него были два флажка и рупор.

Рядом стоял паренек лет 12-13 и я решил спросить у него:

-Слышь, а кто вот тот мужчина с рупором?

Парень на меня посмотрел снизу вверх, словно

оценивая, и сказал:

-А ты что, с Луны свалился?

-Я приезжий...

-Оно и видно - по одежке-то!? Но, считай, что тебе повезло, я тут всех знаю... Это главный спортив­ный бог города - Тугаринов, понял?

-Ну, конечно, - ответил я.

-Звать-то его как тебе, сказать?

-Скажи, - попросил я.

-Ну, тогда запоминай, повторять не стану. - Влади­мир Антонович его зовут! - И очень мягко добавил. - Это он выстроил эту махину.

Эту вот историю и рассказал я Тугаринову в поез­де. Он долго смеялся.

-Да строили мы его всем миром - как бы мечта­тельно произнес Тугаринов. - Место для трамплина было выбрано очень удачно - продолжал он. - Молодежь дружно за это взялась. В основном это были ребята из старой части города. Большую помощь оказал городской Совет строительными материалами. Строили целых два года. Когда трамплин был уже готов, я пригласил из Москвы заслуженного мастера спорта СССР московско­го прыгуна Ершова. Он учил новичков, прежде всего, умению управлять своим телом. После этого просто был бум какой-то! Все пацаны из старой части города про­шли через «Богатырек! Открытие состоялось в марте 1949 года.

-Кто же тогда стал первым победителем? - спро­сил я у Тугаринова.

-Роберт Паркинен, он прыгнул тогда за черту 38 метровой отметки. Да! Старый «Богатырек» видел нема­ло хороших «летающих лыжников». Там выросли такие спортсмены, как: Владимир Тушков, он стал мастером спорта, а сейчас работает там же тренером, Владимир Бобин, сильнейший горнолыжник России, сейчас тоже тренер. Рассказывал он и о других спортсменах и трене­рах, которые заслуживают уважения. Дорога длинная, разговорились мы и о Москве...

В.А.Тугаринов (второй справа) в Москве. 1958г.

Я спросил у Владимира Антоновича, испытывает ли он ностальгию, когда приезжает в Москву? После не­большой паузы, он сказал:

- Да, да, конечно! Детство, юность, учеба, спорт, все прошло в Москве. На моих глазах разворачивались грандиозные события тех лет. Я был свидетелем открытия стадиона «Динамо» в 1928 году. Он был пущен в строй к открытию первой Всесоюзной спартакиады. В 1935 была проведена реконструкция стадиона «Динамо». Вместимость увеличилась с 18 до 55 тысяч посадочных мест. Были проведены праздничные мероприятия по этому поводу. И я был участником спортивных соревнований. В мае 1935 года был пущен в эксплуата­цию метрополитен, 13 станций. Мы, конечно, катались в метро, когда надо и не надо, хотя взрослые были уже, но чертовски интересно казалось. Радовался как все и за наших летчиков-героев: Чкалова, Байдукова, Беляева. Да и, как не говори, Москва — это родина моя..

Мне почему-то показалось, что настал самый удобный момент, и я спросил у него:

-Владимир Антонович, я неоднократно слышал, что вы вроде бы из графского сословия, так ли это?

На что он мне ответил сердито:

-Это всего-навсего ярлык, за который я сполна расплатился, помолчал и добавил, — у меня постоянно такое чувство, как будто бы мои предки сидели в ресторане и не расплатились. Расплачиваться приходится мне - нищему. - Слово нищему он сказал с нажимом. После этого Тугаринов долго копался в сумке, достал книги, купленные, видимо, в Москве, и долго рассматривал их, но не читал, а затем улегся спать.

На следующий день, подъезжая к Каменску-Уральскому, он неожиданно заговорил о своих архивах - фотопленках.

- Вот выйду на пенсию, займусь Антологией спортивных фотографий. Оформлю альбом. - Потом посмотрел на меня пристально и спросил. - Как ты считаешь, стоящее это дело или нет? - И , не дожидаясь моего ответа, сам себе ответил. - Стоящее, дорогой мой, стоящее...

- Но не суждено было Владимиру Антоновичу заняться Антологией. К великому сожалению, Тугаринов не дожил несколько месяцев до заслуженного отдыха и ушел из жизни в разгар XI Зимних Олимпийских игр в Саппоро (Япония) в 1972 году.

За Тугариновым утвердилась слава тонкого психологического педагога и руководителя. И, если в каких-либо педагогических или руководящих поступках он отказался от этого клише, ученики и подчиненные не про­стили бы ему этого. Он мне как-то говорил:

-Наверное, в любой профессии, а в педагогичес­кой особенно - необходимо не только профессиональное, но личностное самоусовершенствование. Без этого нет поступательного движения. Мерилом совершенства педагога и руководителя, мне кажется, является в первую очередь совершенство его сознания и профессионализма. Если ты стоишь по своему интеллекту на одной ступени с учеником, то ты ему не интересен. Нужно стоять, как минимум, на две ступени выше...

«Отличник физической культуры» и «Отличник на­родного образования» Владимир Антонович умело руководил спортом и своими подчиненными в городе, он был хорошим педагогом и наставником. Спорт ему был под­властен, ибо он его знал, как никто другой, потому чтоон стоял у истоков спортивного движения в городе.

Тугаринов был графом физической культуры.


24.08.2017 20:15
117

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!