На бастионах Севастополя

Автор:
А. Коровин

Героическая оборона города Севастополя в 1854-55 годах яви­лась смертельным поединком русской артиллерии с артиллерией Франции, Англии и Турции. В трехтомнике «Рукописи о Севасто­польской обороне», собранные государевым наследником Алексан­дром (издание на правах рукописи 1873 года), немало есть строк и страниц о героизме уральцев в защите черноморской базы г. Сева­стополя и об огне каменских пушек, гаубиц и мортир.

В числе самых прославленных пол­ков в тех сражениях были с Урала: Екате­ринбургский и Тобольский.

Вот только какая-то частица их под­вигов. Так, 24 октября 1854 года Екате­ринбургскому полку пришлось держать первый тяжелый бой в вылазке из Севас­тополя, который состоялся у Черной реч­ки, где убили командира полка Александ­рова и его зама Соймова. Полк принял под свою команду майор Колесников.

Особо тяжелым участком осажденно­го Севастополя был Четвертый бастион, оборонять который довелось екатеринбур­жцам под командой Веревкина. Рядом с ним сражался Тобольский полк под коман­дой Елохина. 25-27 мая 1855 года на Чет­вертый бастион сыпался беспрерывный град снарядов и бомб врага. Под Севас­тополем неприятель сосредоточил око­ло трех тысяч орудий всех видов и ка­либров.

15 июня Екатеринбургский полк пере­местили на правый фланг Четвертого ба­стиона, Тобольский отвели в резерв, а на его место стали Колыванский и Томский полки сибиряков. В боях с 1 по 20 июня 1855 года Екатеринбургский полк потерял убитыми 275 человек и чуть больше в дру­гих трех полках в каждом.

В день 25 мая 1855 года на Четвертый бастион враг выстрелил 3 тысячи бомб и снарядов. Лейтенанту Соколову из Екате­ринбургского полка ядром «оторвало совсем голову». Каменские пушки в количестве 240 с этого Четвертого бастиона вели ответный огонь по врагу.

А вот цифры из отчета начальника 1 и 2 отделений оборонной линии Четвертого ба­стиона генерал-лейтенанта Семенина Глав­кому крымской армии князю Горчакову, что в боях за 24-26 августа 1855 года только на правой половине убито 134 русских артил­лериста «при орудиях» и 258 солдат в пол­ках, а все потери (с ранеными и контужен­ными) только этот участок обороны понес за эти три дня 2472 солдата и офицера рус­ской армии.

Артиллерия Екатеринбургского, Тоболь­ского и Томского полков полностью состо­яла из пушек, отлитых на Каменском заво­де. Артиллеристы этих российских полков из уральцев и сибиряков показывали чуде­са героизма, и храбрости и боевого мастер­ства. Пополнение этих полков шло за счет ополченцев с Урала. Дрались до последне­го снаряда. Так, 11 июля 1855 г. после боя в батарее Спицына осталось 30 бомб. После ранения Спицына артиллеристами 10 диви­зии, куда входил Екатеринбургский полк, ко­мандовал Чебышев.

29 августа 1855 года пал Малахов Кур­ган. Положение спас Екатеринбургский полк под командой Веревкина, который не растерялся, а резким маневром развернул полк вместе с Томским полком и двинул их навстречу врагу, и хотя противник пре­восходил впятеро, но екатеринбуржцы и то­мичи бросились в штыковую атаку и смяли врага. Сам Веревкин шел с правой ротою в узкий проход в редут неприятеля, и враг отступил в панике. Командира Томского полка ранило в этом бою.

Этим Четвертым героическим редутом с 14 мая 1855 года командовал уроженец Екатеринбурга генерал-майор Мориц Христианович Шульц (1808-1888 г г. его жиз­ни). Он после ранения на Кавказе в долж­ности командира полка, в котором служил М.Ю. Лермонтов, находился на излечении и сразу же добровольно принял участие в обороне Севастополя, проявив личный ге­роизм. Кстати, тот участок земли и леса восточнее Екатеринбурга (сейчас уже в черте города) до сих пор хранит топоним «Шульцевы печки», где у Шульцев гнали смолу.

Волынцы, екатеринбуржцы, тоболяки - краса, гордость и честь русской армии в Кры­му в обороне Севастополя - как тогда было признано в Европе.

Потом екатеринбуржцы сражались на Пятом бастионе. Так, в бою 27 августа над этим бастионом стоял кромешный ад. Враг ворвался в редуг Шварца, и из резерва, нахо­дящегося в Артиллерийской слободе, поднял­ся Екатеринбургский полк, и атака врага была отбита. Опять в этом проявилось мастерство екатеринбургского комполка Веревкина. Пос­ле этого боя екатеринбуржцы дали клятву «в случае нового наступления неприятеля не от­ступать». Но утром 28 августа по приказу Гор­чакова русские войска покинули героический Севастополь, умытый кровью русских солдат.

То, что Каменский завод опять дал Роди­не нужное количество пушек и прочих ору­дий, было его оборонным подвигом.

В современной панораме «Оборона Се­вастополя в 1854-1855 годах» установлено шесть пушек из тех, кто нес эту оборону, из тех, которые в Севастопольскую битву отра­жали атаки врага на Малахов курган, и сто­яли они тут с 6 июня 1855 года. На лафете первого орудия табличка с надписью «Пушка найдена в 1956 году на Малаховом кургане при производстве земляных работ». А рядом справа от нее три 24-фунтовых пушки, на ко­торых клеймо «Екатеринбургский Каменский завод 1800 год».

В музее Черноморского флота в Севасто­поле экспонируется мортира, на стволе кото­рой клеймо «Каменский завод 1812 года С.А.», имеющая вес 2160 килограммов, а вес снаряда 80 килограммов, калибр 334 милли­метра. Это были самые крупные мортиры русской артиллерии. Буквы С.А. оз­начают что орудие отлито на Каменском заводе для сухопутной армии.

У обелиска Славы стоят и сейчас две каменские пушки-единороги, на стволах кото­рых надпись «Каменский завод. 1838 г.» Сло­вом, уже второй век эти шесть каменских пу­шек в Севастополе свидетельствуют о геро­изме русской артиллерии в битве за этот слав­ный героический город.

На изображении: Франц Рубо, Панорама "Оборона Севастополя 1854 - 1855 гг."

Отражение бомбардировки англо-французского флота со стороны Александровской батареи 5 октября 1854 года. Севастополь.


16.09.2017 00:14
110

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!