Времен Очакова и покоренья Крыма

Автор:
В. Ермаков

Невероятно, что одна большая кипа документов вот уже 160 лет никогда не покидала надолго стены конторы Ка­менского чугуноплавильного завода, а ныне здания городского краеведческого музея. Теперь это архивное дело № 384, а в нем несколько археографических памятников. Человеческие судьбы, упо­минаемые в тех письмах, несмотря на давность лет, трогают душу.

Memento mori - «помни о смерти».

Латинский афоризм

«Каменский завод. 1888 г. ... Я хочу рассказать о событиях давно минувших дней. Еще живы те, кто были их очевидцами. А кто почил, все равно с нами. Их прах покоит­ся на кладбище у госпиталя, что на горе. Мы ходим к их могилам.

Память о той жизни все еще хра­нится в кипах рапортов, пылящихся в шкафу нашей заводской конторы, в фотографиях из семейных альбо­мов, в воспоминаниях многих обы­вателей и почтенных каменцев. Те события происходили еще в середи­не века в нашем забытом Богом Каменском заводе.

«Сообщаю Вам, милостивейший го­сударь, что 19 января 1888 года в Санкт-Петербурге почил Петр Васи­льевич Рудановский. Усопшему было всего 58 лет. В февральском шес­том номере газеты «Екатеринбургс­кая Неделя» помещен некролог о нем. А в следующем номере сооб­щено, кем Петр Васильевич был для России, для уральцев и для наших заводчан. Памяти нашего земляка посвящена статья в «Пермских ве­домостях» за январь 1888 года и в газете «Деловой корреспондент» №№ 40,53 1888 года.

Как нам стало известно, тело П.В. спустя более месяца увезли из С.-Петербурга в Нижний Тагил и похоронили 8 марта в ограде Вве­денской церкви. Говорят, что на его похоронах рабочий люд плакал от малого до старого».

Думаю, что письмо такого содержания могло быть отправлено почтой из Каменского завода кому-либо из быв­ших сослуживцев или знакомых. Пред­ставляется, что некоторые любопытные обыватели специально даже ходили в биб­лиотеку-читальню купца Шамарина, что­бы прочесть материалы газет о докторе Рудановском. Прочтем и мы.

«Печальное известие принес нам на днях телеграф - известие о смерти дорогого всем русского деятеля, доктора Нижне-Тагильских заводов Петра Васильевича Рудановского [...]. Петр Васильевич был одним из ветеранов заводских врачей на Урале, прослу­жил почти 30 лет на одних тагильс­ких заводах, приобретший громкую известность на Урале своей практи­ческой врачебной деятельностью, а в ученом мире как у нас, так и за границею своими литературными трудами. Его работы по нервной системе доставили ему европейскую известность. Парижская академия наук избрала его своим членом, а Казанский университет в 1875 году удостоил Петра Васильевича звани­ем доктора медицины [...].

Петр Васильевич происходил из дворян Казанской губернии, родил­ся в Казани в 1829 году. Состоял последние три года в университете стипендиатом горного ведомства, за что обязан был прослужить 5 лет на казенных заводах. По окончанию службы был определен врачом в Верхне -Туринский округ, где пробыл не более года и оттуда был переве­ден в Каменский завод [...].

В течение своей службы в Нижне- Тагильском заводе Петр Васильевич еще два раза ездил за границу на свой счет с научными целями и уча­ствовал на съездах естествоиспыта­телей и врачей в Казани и Варша­ве. У него много научных трудов, написанных в медицинских журна­лах. В 1880 году Петр Васильевич получил от нашей Академии наук

премию Реклицкого за сочинение о строении нервной системы. Он пер­вый, можно сказать, обратил внима­ние на условия жизни рабочих, на влияние производств на их заболе­вание и смертность, на травмати­ческие случаи у рабочих [...]».

Екатеринбургская Неделя.

1888 г. Мв 7.

Здание госпиталя Каменского завода сегодня

Чем глубже скрыт недуг, тем злей он и опасней (Вергилий)

Итак, Петр Васильевич Рудановс­кий с начала 1855 по октябрь 1858 года служил на Каменском казен­ном заводе в госпитале лекарем. От тех лет начала его медицинской де­ятельности случайно сохранилась небольшая переписка.

Эти документы уникальны, во-пер­вых, потому что отражают здраво­охранение и медицину в Каменс­ком заводе в начале царствования Александра II. Во-вторых, это дело­вые письма, которые для нас явля­ются образцами палеографии и от­ражают так же историю каменской почты. В-третьих, в этой коллекции выявилось шесть рукописей П.В. Ру­дановского /автографов/. Поэтому эти листы имеют еще мемориальную цен­ность. Исследователи утверждают, что читаешь эти старые бумаги, словно неизвестный чеховский рас­сказ о бессильной медицинской по­мощи в одном из провинциальных горнозаводских местечек Пермской губернии. Начинается он с того, что молодой лекарь в первые же дни своего пребывания в заводе столк­нулся с сифилисом и предлагал на­чальству принять меры к «излече­нию любострастной болезни».

Невероятно, но правила государ­ственной службы требовали всегда спрашивать разрешение вышестоя­щего начальства по всякой мелочи и инициативе. Вот и писал лекарь Рудановский рапорты в контору Ка­менского завода, отдаленную от гос­питаля на 200 сажень. Заводская контора в свою очередь обращалась за разрешением за 100 верст в глав­ную контору Екатеринбургских заво­дов. А та контора просила разреше­ние у самого генерала от артилле­рии и кавалера Владимира Андрее­вича Глинки, главного начальника гор­ных заводов хребта Уральского, ге­роя войны 1812 года, нераскрытого декабриста, контора которого была в Екатеринбурге же. Приводим пол­ностью по этому делу один интерес­ный документ, достойный хрестома­тии по истории здравоохранения го­рода Каменска.

Контора Каменского завода - главной конторе Екатеринбургских заводов. Каменский завод - г.Екатеринбург. 1857 г., 28 августа. №1887.

Медик Каменского госпиталя Рудановский от 26 числа минувшего июля за №245, на предписание Ка­менской конторы от 23 також июля за №1293 донес конторе, что имею­щаяся между малолетними детьми и взрослыми женщинами Каменского завода сифилитическая болезнь, по его наблюдениям, зависит главным образом от следующих обстоятельств:

1)От запрещения принимать мас­теровых, одержимых сифилитическою болезнью, в здешний госпиталь и распоряжения отправлять их для лечения в Березовский госпиталь [Березовская золотопромывная фаб­рика - В.Е.], находящийся около 100 верст от Каменского завода. Вслед­ствие чего мастеровые постоянно тщательно скрывают свою болезнь, боясь удаления от своей семьи, иног­да на очень длительное время, и тем уславливают не только сильное развитие существующей уже в них болезни, но и распространяют меж­ду всеми домашними их. Между тем сифилитические болезни никогда не могут составить обременение и здеш­нему госпиталю, если б принимае­мы были в нем. Потребуется лишь удаление для них несколько пар бе­лья.

2)От неимения женского отделе­ния при Каменском заводском гос­питале, куда могли бы помещаться женщины, одержимые сифилитичес­кою болезнею. Пребывание же их дома для лечения при известных условиях домашнего быта рабочих, не только что препятствует всем способам лечения, но служит к рас­пространению этой болезни чрез зараженье окружающих их.

При настоящем положении госпи­таль не имеет возможности по тес­ноте своей уделить помещения для женщин, но с этой целью может быть отведена особая квартира, куда по­мещались бы больные женщины и их дети. Необходимо иметь женское отделение при госпитале для жен мастеровых еще и потому, что лече­ние в нем только при различных случаях болезней достигает своей цели и в некоторых единственно толь­ко возможно.

Так как медику Рудановскому 23 июля за №1293 было предписано в следствии предписания главной кон­торы от 13 июля за №9534, то об отзыве г. Рудановского главной кон­торе Каменска имеет честь донести.

Исправляющий должность управителя штабс- капитан [без подписи]

Medica curat, natura sanat - "Врач лечит, природа излечивает» (Латинская поговорка)

Во времена Крымской войны, как, впрочем, задолго до нее и после, первую медицинскую помощь горно­заводскому населению, как прави­ло, всегда оказывали местные баб­ки-знахарки и старики-колдуны. Ди­агноз, который они ставили, соот­ветствовал их статусу: чахотка, по­ветрие, падучая, порча, сглаз, ро­димчик и так далее. Один наш ста­рожил, Федор Лазаревич Рожин, однажды рассказывал, что еще в начале XX века самым распростра­ненным и универсальным способом домашнего лечения от всех болез­ней в деревне и в городе была парная баня с веником. Лечили еще наговорами «с угольком», святой водой из родника Симеона Верхо­турского, настоем из растений с Афонских гор, а также разными ме­стными лекарственными травами. Это помогало в некоторых случаях, но все-таки больше уповали на природу и на Господа Бога.

Такой порядок вещей существовал повсеместно в нашем крае с «испокон веков», в том числе и в Камен­ской волости, несмотря на то, что здесь всегда работал госпиталь. Он был единственным до последней четверти XIX века медицинским уч­реждением в Камышловском и Шадринском уездах, где лечили, как го­ворили, «по науке». И лекарь был в нашей глуши необыкновенный - Петр Васильевич Рудановский, окончивший в 1854 году медицинский факультет Казанского университета. В годы учебы ему, наверное, посчастливи­лось слушать лекции видных россий­ских медиков и других «светил». Например, А.М. Бутлерова, впослед­ствии крупного российского химика- органиста. В те времена Alma mater еще хранила память о декане Н.И. Лобачевском.

Петр Рудановский государственную службу начал в 26 лет в Верхне- Туринском казенном заводе /ныне г.Верхняя Тура в Свердловской об­ласти/, но затем в 1855 году по ка­кой-то причине перевелся в Камен­ский завод. Этот период его меди­цинской деятельности еще никем из краеведов не изучался. Поэтому все, что с ним связано, важно, а иногда и интересно. Это почти неизвестные страницы истории здравоохранения Каменска. Некоторые из них рас­сказывают, как оригинально дипломированный медик пытался лечить туберкулез.

2 июня 1857 года Петр Васильевич ходатайствовал перед горным ведомством за каменцев, болных чахоткой, и просил разрешенйя уравителя завода штабс-капитана Шугаева освободить их от работ и отправить на лето в Башкирию, не далее 40 верст от завода», чтобы лечить кумысом. «Такой способ лечения, — пишет лекарь в рапорте - есть наидеятельнейший при других способах лечения».

Кумыс, как известно, это кобылье сквашенное молоко, башкирами нашего края используемое в качестве напитка повседневного употребления. Они хранили его длительной время в кожаных бутылках. По отзывам он был шипуч, пенист, со спиртовым привкусом и запахом и с алкоголем до трех процентов. Башкирии ребляли его с древности.

4 сентября 1857 года к П.В.Рудановскому обратился мастеровой Каменского завода Фрол Хренов. Он был в тяжелом состоянии с внешними признаками отравления ртуть. Хренов был госпитализирован, но прежде, по просьбе лекаря, его доп­росил каменский полицейскии пристав Трофимов с целью выяснения «не был ли он кем-нибудь лечен лекарствами со ртутью или принимал ли ртуть в каких-нибдь| видах».

18 сентября урядник Трофимов доносил управителю Каменского завода штабс-капитану Шугаеву «Фрайл Васильевич Хренов 29 лет, неграмотный, веры православной, на исповеди и у причастия бываю каждый год, под судом не бывал [...]. До поступления в заводской госпиталь никакими лекарствами не лечился, ровное сам не приготовлял и не принимал, кроме того как одно время пил кумыз, привезенный из Башкирии»

Кто и когда стал применять впер­вые в нашем регионе кумыс для лечения туберкулеза легких, неизвестно. Однако, его применял в середине XIX века лекарь Рудановский — факт установленный. Применение кумыса в лечебных целях практиковалось в Каменском заво­де и в последующее время. Известно, что .в начале XX века, когда туберкулез уже считался болезнью века, вошло в моду в заводе и его окрестностях организовывать даже кумысные курорты для приезжих. «Особенно много этого напитка заказывал Каменский казенный гoспиталь», — сообщал в «Уральской крае» в 1910 году один корреспондирующий заводец.


29.09.2017 23:07
124

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!