Немецкие военнопленные в Каменске-Уральском

Автор:
А. Тимофеев

Одна из самых популярных городских легенд гласит, что на крыше ДК УАЗа, над парадным входом расположена фашистская свастика.

Якобы она встроена в скульптурную группу и увидеть ее можно только с высоты птичьего полета.

А сделали её, естественно тайно от Советской власти, немецкие военнопленные, как раз и возводившие здание дворца культуры.

Скульптурная группа на крыше ДК УАЗа.

Действительно, во время войны и в первое мирное десятилетие в Советском Союзе, в том числе и в нашем городе, для нужд народного хозяйства широко применялся труд военнопленных. Вопреки расхожему мнению этот спецконтингент состоял не только из немцев. На Урале находились военнослужащие и других стран-союзниц фашистской Германии – австрийцы, венгры, румыны, итальянцы, шведы, а в конце Второй мировой и японцы.

Первые партии военнопленных стали поступать вглубь страны весной 1942 года. Уралу,ставшему в первые военные месяцы крупным промышленным центром, требовалась рабочая сила взамен ушедшему на фронт мужскому населению. С начала 1942 по начало 1956 годов на территории Свердловской области была создана наиболее разветвленная в Уральском регионе сеть лагерей в которых единовременно содержалось около 100 тыс. человек (14 лагерей, 11 рабочих батальонов и 2 спецгоспиталя). Всего же через эту сеть лагерей прошло 250 тыс. пленных (6% от общего числа военнопленных в СССР), 65% из которых - немецкие военнослужащие.

Один из крупных лагерей в нашей области был создан примерно в 30-тикм.от Свердловска недалеко от станции Монетная и получил название «Монетно – Лосиновский лагерь» №84* , начальник лагеря – подполковник госбезопасности Бережков А. Г. К началу 1943 года лагерь№84 имел уже 7 лаг. отделении расположенных в разных населенных пунктах области. В феврале 1943г. согласно решения ГКО № 2821\с "О развитии сырьевой базы алюминиевой и магниевой промышленности" запланировано строительство двух новых лаг. отделений. Место расположения – город Каменск-Уральский. Из приказа НКВД СССР № 00689 «О расширении существующей сети и строительстве новых лагерей НКВД для военнопленных и спецконтингента.»

Москва 9/11 апреля 1943 г.

«… Управление лагерей Свердловской обл. (Решение ГОКО № 2821/с от 4.II.43) Мероприятия - Новое строительство. Лагеря для военнопленных рядового состава. Каменское лаг.отделение №8 на 1500 мест за счет НКЦветмета. (срок окончания строительства - 15 июля 1943г.) и Бокситовое лаготделение№9 на 700 чел. (срок окончания строительства - 1 июня 1943 г. ) Осуществляет строительство – НКЦветмет.»

Оба лагеря располагались в Красногорском районе недалеко друг от друга по ул.Алюминиевой. Среди жителей города они назывались Западная и Восточная тюрьма для военнопленных.

В соответствии с действующими тогда нормами НКВД о содержании военнопленных зоны ограждения лагерных отделений оборудовались дощатым забором высотой от 2,5 до 3 м. с надстройкой козырька в три ряда колючей проволоки, с наружным и внутренним предзонником, которые так же были обнесены колючей проволокой или рейкой в один ряд. Оба лагерных отделения имели вышки для часовых, позволяющих полностью просматривать зоны отделений. На каждой вышке имелся прожектор для освещения зон в ночное время. Специальных средств сигнализации и связи (телефон, радиоаппаратура) часовые не имели. Связь дежурного офицера с проходной и часовыми была, в основном, сигнальная и осуществлялась путем ударов в рельс. Территория вокруг лагерей являлась запретной зоной, находиться в которой гражданскому населению строго запрещалось. Внешняя охрана лагеря велась круглосуточно. Предусматривалась полная изоляция контингента лагерей, недопущение каких-либо контактов с местным населением, вольнонаемными рабочими на производстве и иными категориями спецконтингента.

Наружная охрана лагеря и конвоирование при этапировании военнопленных,в том числе к местам производства работ, осуществлялись частями конвойных войск НКВД, которые формировались офицерскими кадрами из запаса вооруженных сил СССР, участниками Великой Отечественной войны, и другими категориями граждан из числа проверенных, физически крепких, идеологически грамотных лиц, предпочтительно прошедших службу в частях НКВД и РККА.

Ещё 1 июля 1941 г. правительство СССР утвердило «Положение о военнопленных». Военнопленным гарантировалось соответствующее их статусу обращение, предоставление медицинской помощи на равных с советскими военнослужащими основаниях, возможность переписки с родственниками и получения посылок, в соответствии с которым содержались военнопленных по всей стране.

Жизнь в лагере строго регламентировалась. Распорядок дня выглядел следующим образом: подъём — 7.00; утренний туалет — 7.00-7.25; построение и утренняя проверка — 7.25-8.00; завтрак — 8.00-9.00; рабочее время — 9.40-14.00; обед — 14.00-15.00; рабочее время — 15.00-19.40; ужин — 19.40-20.40; отдых и культурные развлечения — 20.40-22.30; 22.30-23.00 — вечерняя проверка; 23.00 — отбой.

Каждый день утром военнопленные долго стояли на разводе. Неотъемлемым атрибутом лагерной жизни были проверки-переклички, на которых должен был присутствовать каждый военнопленный.

Осуществление установленного для военнопленных распорядка дня проводилось командованием Управления лагеря через дежурных офицеров, состоявших в штате лагерных отделений, они же занимались выводом военнопленных на производственные объекты.

Немецкие военнопленные на строительстве ДК УАЗа. В левом нижнем углу офицер в форме НКВД, видимо начальник охраны, справа внизу, в шинели – охранник.

На условиях пребывания военнопленных в нашем городе решающий отпечаток наложил экономический характер Свердловской области.В условиях военного времени, когда вся промышленность страны работала на одну цель – обеспечение обороноспособности страны, каждое промышленное предприятие становилось стратегически важным объектом. И к работам на основных производствах,во избежание диверсий и саботажа, военнопленные не допускались. Ушедших на фронт мужей и отцов у станков заменили их жены и дети. Основная масса осужденных военнопленных использовалась на физических работах при строительстве промышленных и жилых зданий и в дорожном строительстве.

Немецкие военнопленные строят жилые дома в Красногорском районе. По существующим правилам территория промзоны, в данном случае -строительство жилых домов, как и территория лагеря огорожена двумя рядами колючей проволоки и оборудована вышками охраны.

На фото: слева направо, Уральская, 18, 16, 12, 10. А над крышей дома №16 видно часть декора Строителей, 33. Фото снято с крыши дома ул.Строителей, 7. Фото 1943г.

В нашем городе силами немецких военнопленных была отстроена значительная часть «Старой Красногорки», как целые кварталы жилых домов, так и некоторые здания социально – культурного назначения. Помимо этого труд военнопленных широко применялся на промышленных предприятиях – на УАЗе их силами возводились корпуса новых цехов, а на Красногорской ТЭЦ они осуществляли погрузочно – разгрузочные работы на угольном складе. Так же силами немцев было вымощено несколько улиц Красногорского района.

Ул.Красногорская, еще сохранилась брусчатка, выложенная пленными немцами.

Но судя по документам и разнарядкам, военнопленных можно было встретить и на колхозных полях области, и на разработках торфа, и в карьерах. Продолжительность трудового дня пленных составляла 10-12 часов. Согласно циркуляру НКВД СССР от 25 августа 1942 года они имели право на небольшое денежное довольствие. Рядовым и младшим командирам выплачивалось 7 рублей в месяц, офицерам - 10, полковникам - 15, генералам - 30 рублей. Военнопленным, которые трудились на нормированных работах, выдавались дополнительные суммы в зависимости от выработки. Правда скопить сколько-нибудь значительных сумм военнопленным не удавалось – почти все деньги уходили на их же содержание. Кстати, они так же имели право на получение денежных переводов и посылок с родины, могли получать 1 письмо в месяц и отправлять неограниченное количество писем. Однако, не смотря на кажущееся благополучие, жизнь военнопленных не была легкой. Особенно тяжелые условия содержания были в военные 1942 - 1945 года и послевоенные 1946-1947, когда в стране разразился голод. Многие из заключенных не выдерживали плена: в нашем городе бывали дни, когда регистрировалось несколько смертей. В большинстве своем диагноз был один: «истощение».

Внутренний вид зоны лагерного отделения №3

Несмотря на высокую смертность, обращение с немецкими военнопленными не строилось ни на стратегии их уничтожения, ни на беспощадной эксплуатации их тру­да. Тяжёлые условия, в которых находились немецкие военнопленные, определялись в немалой степени убытками, причиненными стране войной. Ситуация в области снабжения оставалось в течении многих лет крайне напряженной и для советских людей. И, по большому счету, социально – бытовые условия проживания немецких военнопленных и большинства жителей нашего городаотличались не сильно. Военнопленных использовали прежде всего для восстановления разрушенного народного хозяйства.

Еще не отгремели последние залпы Второй мировой, а немецкие военнопленные уже начали постепенно возвращаться домой. 13 августа 1945 года НКВД издал приказ: отправить в родные края 708 тысяч военнопленных - рядовых и унтер-офицеров. Не всех подряд, а только больных, нетрудоспособных и инвалидов, тех, кто не мог быть задействован на работах по восстановлению экономики СССР, и являлся обузой для народного хозяйства. В нашем городе содержались военнопленные рядового и младшего офицерского состава Вермахта не совершавшие военных преступлении и, соответственно, не осужденные и не являющиеся заключенными. Именно эти категории военнопленных освобождались и отправлялись домой в первую очередь. Но возвращение домой не было быстрым. Труд военнопленных имел большое значение для восстановления экономики как города, так и страны. Поэтому советское правительство не торопилось с возвращением немцев домой. В нашем городе этот процесс занял долгие 6 лет, последние военнопленные покинули его лишь в конце 1951 года. Дольше других в СССР оставались военные преступники осужденные советским судом к длительным срокам заключения. Они вернулись домой после визита в СССР Канцлера ФРГ Аденауэра в 1955 г.

Участок на Волковском кладбище города Каменска-Уральского,где захоронены немецкие военнопленные.

Еще одна городская легенда связанная с военнопленными гласит, что на Волковском кладбище захоронены немецкие военнопленные, якобы расстрелянные в нашем городе. Действительно, на Волковском кладбище есть участок, где находятся несколько десятков (точное число не известно) немецких могил. Но расстрелянных среди них нет – в нашем городе расстрелы не проводились. Там похоронены немцы умершие от ран, болезней и в результате несчастных случаев. Это нацисты в гитлеровской Германии практиковали массовое уничтожение советских граждан, мирных жителей и военнопленных. Немецкие военнопленные в большинстве своем благополучно вернулись на родину.

Немецкие военнопленные возвращаются на родину.

Воспоминания жителей города о военнопленных:

«Я была девчушкой маленькой когда война была. Отца на фронте убили под Ленинградом. Жила в доме по Алюминиевой в районе остановки ул. Строителей. Пленных каждое утро мимо дома водили на работы. Как то весной мать ушла на работу, оставив мне кусок хлеба. Что бы время скоротать пошла погулять во двор. А во дворе у нас помойка была на которую выбрасывали продукты порченные из магазина на 1-ом этаже. Тут и увидела немца военнопленного. Тот с голодухи из помойки достал морковку дряблую и моет ее в кашице талого снега. Жалко мне стало немца этого, вот и пошла я домой где из еды лежал только кусок хлеба. Я поднимаюсь домой, а сама думаю - он наверно папу моего убил. Взяла хлеб, разрезала его пополам, спустилась, протянула половину горе-оккупанту и заплакала. Он хлеб взял и тоже заревел. Вот так и сидели вдвоем, плакали да пайку хлеба ели.»


«А мне про них сказать хорошего нечего.История про меня и немцев: я во время войны на УАЗе работала на складе. Беременная была. Кроме всего прочего на вверенном ей хранилище мешки бумажные были (из под чего уж они не говорила). Только вот мешки эти немцы, которые работали на УАЗе брали для написания писем. Как-то команду дали - немцам больше одного мешка в руки не давать. Ну не давать, так не давать. Прошла колонна ихняя мимо склада и как всегда заходит один из них за мешками этими. По незнанию хватает сразу два мешка. Я ему и говорю:«Один оставь – не положено». Немец то ли не понял, то ли нервный попался, начал спорить, кричать. А я на своем - положи я сказала и все тут. Вообщем немец с психу и ударил меня, да так сильно, что я сознание потеряла. На мое счастье мимо бригада наших работяг проходила. Меня в лазарет, а его к НКВДешникам. Потом еще на допросы таскали. Да только толку мало. Допрос пленного немца, который ударил беременную советскую девчонку, проходил довольно жестко. И как только начинали допрашивать с пристрастием (проще говоря морду били), я в рев. Враг, а все равно жалко. Что было дальше с немцем я не знаю - после второй попытки присутствия на допросе больше не вызывали».


«Мне было 5 лет, когда на Урале пленные немцы работали на стройках. Жили они в бараках рядом с нашими жилыми домами и бараками. Условия проживания у нас и у них были одинаковые. У немцев ,пожалуй,было даже почище. Мы - ребятишки из любопытства бегали к ним на территорию. Двор был чисто выметен, территория огороженаштакетником и были даже клумбы, была у них и стенгазета и доска объявлений.Не скажу, что у них был рай, они не доедали. Рыли они траншеи вдоль дороги у нашихбараков и мы - малыши потихоньку меняли на игрушкиеду: кто нес кусок хлеба, кто картошку, а я выудила гущу из молочного супа и обменяла кулечек наакробатика. Никто их не бил, не кричал, не убивал. А все, что они построили, до сих пор стоит. Но мы их боялись, хотя они и были жалким».


«С пропитанием у пленных, видимо, было не очень хорошо и им приходилось добывать «подкорм» самостоятельно у местных жителей. Но, в отличии от спецконтингента «узбеков», так мы называли всех выходцев из Средней Азии, они никогда не попрошайничали, а всегда взамен едыпредлагали что то сделанное своими руками – в основном различная утварь, поделки, игрушки. В особенном почете у каменской пацанвы были изготовленные немцами перочинные ножички».


*Примечание: в последующие годы нумерация менялась.

Июль 1943 – ноябрь 1944- Каменское отделение Монетно-Лосиновского лагеря № 84.

Ноябрь 1944 - апрель 1946 - Каменский лагерь военнопленных № 513.

Апрель 1946 - 1 октября 1949 - лагерь 314\8, т.е. 8 лаготделение 314 Нижнеисетского лагеря.

1 октября 1949 - конец 1951 - Свердловский лагерь военнопленных № 476


Немного из статистики:

Немецкая карта с обозначением лагерей военнопленных на Урале.

О том как работали пленные немцы в книге В.И. Антропова "Земля Катайская".

План Каменска-Уральского с обозначением бараков лагеря немецких военнопленных.

Первомайская демонстрация, на заднем плане бараки лагеря немецких военнопленных.

На заднем плане бараки лагеря для немецких военнопленных.


05.05.2015 15:25
3030

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!