Военные беженцы в нашем городе 100 лет назад

Автор:
В. Ермаков

«Много пришлось потерпеть нам» (В. Адамчук, сельский учитель Холмского уезда).

«Много пришлось потерпеть нам, сынам Холмщины и Подляшья, от вражеского нашествия. Сколько страданий, сколько слез... Мы покинули свои жили­ща, покинули свои дорогие серд­цу домашние очаги и отправились в незнакомую даль. Что перетер­пели по пути, трудно описать.

Мы выехали из родного села 18 июля (1915 года - В. Е). Путь, как я говорил, был нелегок. Люди по­луразбитые, усталые, измучен­ные, думали и говорили, что, вид­но, совсем придется погибнуть на чужбине далекой. Нужно было за­щитить, дать приют скитальцам обездоленным, обезумевшим от холода и голода и непрестанных спутников - болезней...

12 октября прибыли мы в Камышловский уезд. Здесь мы встретили председателя Камен­ского волостного комитета по призрению беженцев А. А. Воро­бьева, который обещал нас всех направить в Каменский завод. Как сильно забилось сердце при мысли, что скоро наступит конец скитаниям и страданиям... Но, с другой стороны, какое-то жуткое настроение охватило беженцев: что-то их ожидает в том неизвест­ном уголке, куда их направили? Какой там народ? Как их, незна­комцев, примут? Как проживут они, оторванные от земли и к дру­гой работе мало способные?

Загудел свисток, и поезд 13 октября стал останавливаться око­ло Синарской станции. Первое, что бросилось беженцам в глаза - много порожних подвод. Стали спрашивать беженцы друг друга: «Не для нас ли эти подводы?» И действительно: подводы были по­даны под беженцев. Тут-то каменский кружок проявил всю свою

гуманность, свое искреннее жела­ние помочь беженцам. Все его члены с 5 часов утра ждали при­бытия поезда. Многие целую ночь не спали, а разыскивали и отапли­вали комнаты, приготовляли все нужное для обеда беженцам.

Дамы стали забирать прозяб­ших детишек в зал второго и третьего классов, чтобы их со­греть стаканом молока или чая. Самое огрубелое сердце смягчи­лось бы, посмотревши на эту картину. Женщины-беженки пла­кали, видя такое искреннее вни­мание к себе. Стали погружать добро беженцев и увозить в те­плые, ранее приготовленные квартиры. На квартирах накор­мили беженцев горячей пищей.

Вот уже много дней прошло, а местный комитет все с той же энергией работает, собирая средства на содержание бежен­цев, размещает их по отдельным квартирам и находит каждому по­сильную работу. Великое спасибо всем членам комитета во главе с глубокоуважаемым председате­лем А. А. Воробьевым за все до­брое, за все труды и заботы о нас, беженцах! Спасибо всем здеш­ним жителям за то, что они живо отозвались на воззвание каменского комитета и внесли посиль­ные лепты свои!.. Не забыть нам этот уголок и людей, населяющих его, никогда. Сохраним о нем до гробовой доски самые светлые, самые лучшие воспоминания».

Беженцы из Галиции. Почтовая открытка: Российская империя

Сто лет тому назад Каменск весь умещался в большой яме, которую сейчас называют Старый Каменск. И проблему беженцев тогда решала маленькая кучка богатых (зажиточных) людей по призыву, примеру и доброй воле. Поэтому воспоминания В. Адамчука дополним некоторыми под­робностями из жизни каменской интеллигенции. Они почерпнуты из колодца под названием «Газета «Зауральский край». Что по­палось в ковш, то и перескажу.

Но прежде уточним для ясно­сти, что в 1915 году власти раз­решили спасаться в тылу поддан­ным Российской империи, а не гражданам другого государства. Интересна финансовая сторона социальной защиты. Например, рубль 100-летней давности рав­нялся (разумеется, примерно) по покупательной способности со­временной тысяче. Николай II средств на перевозку и обустрой­ство беженцев практически не выделял. Поэтому его дочь, Ве­ликая княжна Татьяна, создала общественный «Татьянинский комитет» и призвала всех имущих империи к милосердию к жерт­вам германского, австрийского, болгарского, турецкого воинств.

15 августа. На собрании 40 жи­телей Каменского завода создают благотворительное общество - Ка­менский волостной комитет по призрению и помощи беженцам (современный адрес сего учреж­дения: ул. Ленина, 111). Установ­лен ежемесячный членский взнос в 1 рубль. Председателем избира­ют Воробьева Александра Андрее­вича, местного обывателя и тор­говца зерновым хлебом.

23 августа. Житель завода Ерышев предоставляет комитету помещение под столовую для беженцев. Житель завода некто Бурлей объявляет о пожертвова­нии 200 рублей. Магдалина, на­стоятельница каменского Преоб­раженского женского монастыря, извещает, что монастырь возьмет на полное содержание 20 бежен­цев (современный адрес: ул. Ки­рова, 18). А. А. Воробьев заявляет о выделении бесплатно в своем усадебном доме трех или четырех комнат (ныне он значится по адресу: ул. Ленина, 127).

13 октября. Приезд на стан­цию Синарская большой группы беженцев - 335 человек (ныне - остановочная платформа «292-й км»). Газета «Зауральский край» сообщает, что среди прибывших две семьи русин из Галиции, а остальные - крестьяне из деревни Кулик Холмского уезда. Корреспондирующий каменец уточняет: «Все прибывшие - здоровый, трудоспособный народ, но обре­менены малолетними детьми».

Прокомментируем. Село Кулик было частью царства Польского по 1912 год. Расположено близ уездного города Холм. На современной карте оно в Польше. Состав населения уезда в начале XX . века: 30% - поляки, 30% - украин­цы, 13% - немцы и евреи. А руси­ны (то есть «сыны Руси») по современной этнографии - это не русские, а представители самостоятельного народа. Они разговаривают на русинском языке, но исповедуют православие.

Октябрь. Общество выражает, «удовольствие энергичной деятель­ностью некоторых местных дам». Имена их не называются по этикету. Некоторые беженцы отказыва­ются от предлагаемой службы или работы. Явление непонятное.

22 октября. За десять дней, с 13 по 22 октября, умирают пять беженцев из-за несвоевремен­ной медицинской помощи.

4 ноября. По сведениям камен­ского «Татьянинского комитета», «ежедневный расход на нужды всех беженцев составляет 80 ру­блей и производится всецело из средств комитета, имеющего для этой цели уже до 1500 рублей».

Ноябрь. Среди пострадавших от немцев выявлен брюшной тиф. Наши благотворители тре­буют обеззаразить квартиры, но земский доктор хладнокровно отписывает: «Тиф в Каменском заводе и соседних волостях про­должается уже 22 года, и никакая дезинфекция прекращению его не помогает, рекомендую хода­тайствовать о присылке эпиде­мического отряда».

25 ноября. Беда среди детей. «Наступают холода, и детишки бе­женцев, закутанные в разную рвань, с ногами, завернутыми в тряпки, принуждены ходить в школы».

...Отступление русской армии из Галиции и Польши, невиданная гибель и пленение нижних чинов и офицеров на полях сражений сменили энтузиазм и надежду каменцев на горькие разочарова­ния. Что же с беженцами стало дальше в Каменском заводе? Сам не знаю. Пока не зачерпнул ков­шом из источников еще раз...


28.06.2015 19:44
978

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!