Быт и нравы Каменцев в первой половине XVIII века

Автор:
Л.В.Зенкова

Интересные сведения о быте наших каменцев в прошлом можно получить из архивных документов, так называемых челобитных.

Челобитная — это жалоба и прошение крестьян, обращенная к высокому начальству или непосредственно к царственной особе. Например, «Всемилостивейшая, державнейшая, великая государыня императрица Анна Иоанновна, самодержица всероссийская. Бьет челом рудокопщик Каменского завода Никита Быстрое» и далее.

Изучение челобитных дало возможность почерпнуть много сведений о крестьянском быте того времени, в частности о дворовых постройках, домашней утвари, одежде и обуви, украшениях и прочем, а также о житейских делах, о морали и нравах наших предков.


Избы на «змостьях» и «капустные» огороды

В первой половине XVIII века избы и дворовые строения жителей Каменского завода и окрестных населений были из осинового, березового и соснового леса.
В дворовый комплекс входила изба черная и белая — горница, к ней примыкали сени и клеть, под которой был амбар для хранения запасов «сухого хлеба» -ржи, пшеницы, ядрицы, а также ячменя. Нередко упоминается, что избы были на «змостьях» — подмостках. Неподалеку от дома находился еще один амбар для хранения фуража — корма для лошадей. Под ним у некоторых хозяев был погреб. Поодаль баня, за ней огород «капустный». Забор возле избы назывался заплотом. Такой дом со всеми постройками мог стоить в то время от 7 до 10 рублей.

У крестьянина, жившего в достатке, многие дворовые строения были из березового или соснового леса, у малообеспеченных, бедных крестьян, избы и подсобные постройки были из осины или тонкого соснового леса, жилой дом без потолка, только с крышей. Цена такому жилью была 3 рубля.

Мебель в основном состояла из сосновых столов, лавок, полиц-полок, полатей. Для хранения зерна использовались сосновые кади, бочки, для масла — дупельни (дуплянки), лагунки — для дегтя, упоминаются: сосновые корыта, пестери и шайки, берестяные хлебницы и лукошки, сита волосяные и решеты из селенца.

Кроме деревянной посуды была глиняная — горшки, латки, корчаги и чугунная -сковороды и котлы.

Из железных орудий труда перечисляются ножи, серпы, сошники, косы, тупицы, топоры и т.п. В некоторых крестьянских семьях имелась фарфоровая посуда — китайские чашки, блюда и хрустальная — стаканы. В каждом доме были образа — иконы.

В домашнем хозяйстве содержали лошадей, коров, свиней, овец. В полях сеяли и взращивали пшеницу, рожь, ячмень, овес. При доме имели огород, который назывался «капустным», т.к. капусты выращивали и потребляли много. А картофеля наши предки в XVIII веке еще не знали. Кроме капусты на огороде выращивались и употреблялись в еду репа, лук, огурцы, горох и др.

Что касается хмельных напитков, то в основном варили домашнее пиво, другое спиртное покупали. Судя по документам, торговали спиртным в Каменске с первых лет существования завода. В 1732 году В. Геннин — начальник горных казенных уральских заводов, запретил кабаки при заводах. Еще в декабре 1731 года им были разработаны основные положения «сухого закона», где предписывалось: кабакам от рудников стоять не ближе 10 верст, от заводов не ближе 20 верст.

В этот период в заводские поселения спиртное поставляли подрядчики, заключившие договор с Екатеринбургской таможней и соответственно царскому указу привозили «вино, вотку, пиво и меды на завод только «после обедни в воскресные дни» или, когда завод не работал. Продавать разрешалось только по чарке или по кружке. « А в долг или в заклад не давать!» — гласил Указ. Летом разрешалось торговать спиртными напитками до 8 часов, а в зимнее время до 5 часов вечера.

Первое известное нам упоминание о винном магазине в Каменске относится к 1719 году, его называли кабаком. На чертеже 1735 года кабак стоит рядом с восточной крепостной стеной (недалеко от современной автобусной остановки).

Ведро вина в то время стоило весьма дорого: — 2 р.- 2 р.20 к. — по отношению, например, к продуктам питания.

Четверть ржи (ок.146 кг) стоила 32 к., пуд ржаной муки (16 кг) — 5 к., 10 пудов овса (160 кг) — 15 к., фунт мяса (409 грамм) — 3-4 к., фунт табаку — 16 алтын, 4 деньги (1 деньга = 0,5 к.). А ведро пива продавали за 2 алтына (6 к.).

Приведем пример годовой зарплаты заводских работников тех лет:

  • управитель завода — 80 р.
  • подканцелярист — 35 р.
  • доменный мастер — 36 р.
  • доменный подмастерье — 24 р. -рабочий -18 р. -ученик -12 р.
  • кузнец -15 р.
  • сторож завода -12 р.

Нетрудно сделать вывод, что вино и водка были не дешевым удовольствием.

Понятия «пенсионный» возраст не существовало и люди работали, пока могли. Ряд челобитных помогает нам узнать, в каком возрасте работник мог уйти с производства или со службы.

Например, в феврале 1734 года сторож госпиталя написал прошение, чтобы его освободили от работы, так как он стар, ему 60 лет. Прошение рассмотрели местные заводские власти и вынесли решение: «в завоцкие работы его не класть, а брать с него одни подушные деньги без доимки» ввиду того, что он «стар и дряхл».

Другой пример: просьба Колчеданских драгун о том, чтобы с них брали подушный налог, но в «гоньбы» подводные не назначали, так как «они уже стары стали». «Гоньба» в данном случае, означает «дальние перевозки». На подводах им приходилось гонять, например, в Екатеринбург, Тобольск, Верхотурье и др. Их от перевозок освободили с формулировкой «за старостью».


«Да убоится жена мужа своего»

Как разрешались производственные, бытовые и семейные ссоры, раскрывают нам следующие челобитные и результаты их расследования.

Ларион Грамматчиков — плотинный мастер Екатеринбургского завода в мае 1749 года прибыл из Екатеринбурга в Каменск в командировку. И здесь его обругал унтершихтмейстер Евлампий Пупков. Ларион просит наказать обидчика. На хулиганское поведение Пупкова пожаловался и копеист Каменской конторы Иван Леонтьевич Лесунов, которого тот «отматерил и обозвал вором и шельмой».
А случилось это в «светлице, в которой мастерские дети обучаются словесному», то есть в школе. В итоге, после рассмотрения дела, они помирились, и с них взяли пошлину — 20 копеек с четвертью.

Личные и семейные дела крестьяне пытались разрешить, обращаясь также непосредственно к высшей власти.

Так, например, в марте 1732 года была направлена челобитная на имя государыни Анны Иоанновны от жительницы Каменского завода Федосьи Петровны, в замужестве Япанешниковой, 25 лет, о том, что ее муж загулял. И теперь бьет ее до смерти. И жить она с ним не хочет! И просит ей помочь: «оного мужа сыскать и допросить и от того… блудного житья унять, дабы мне от того не приключилась внезапная смерть».

При расследовании выяснилось, что муж, которому 75 лет от роду, не виновен. Гулять не гулял, а жену бил за «непослушание и противность ее», — говорил он.

Отношение к женщине, ее права и обязанности раскрывают нам следующие челобитные.

В 1750 году каменская жительница Марфа Быстрова, в возрасте 31 года, вместе с четырехлетней дочерью решила уехать к отцу в г. Уфу без разрешения мужа, так как от мужа ей «житья» не было, он ее часто бил. А муж ее, Никита Быстров, был ростом 2 аршина, 6,5 вершков (172 см.), 25 лет от роду. Но до отца она не доехала, муж ее настиг и вернул домой. Это был ее второй побег, как она призналась на допросе. В тот раз ее наказали — били кнутом. В этот раз: тех крестьян, кто помогал Марфе, били плетьми. И Марфу, после того, как она родит младенца (пока шло следствие, выяснилось, что она беременна), приказано было тоже бить плетьми.

Другой пример. Осенью 1749 года в Каменскую заводскую контору от старосты Каменской слободы Емельяна Бабушкина поступило сообщение о том, что «девка» Парашка Алексеева, не имеющая мужа и родственников, «забеременела в блуде», а от кого, неизвестно. В Каменской конторе ее допрашивают, и она сознается, что прижила ребенка от багарякского крестьянина Галактиона Чурбанова. Его тоже допрашивают. Он сознается и подтверждает, что все было по любви. В итоге его наказали плетьми, взяли с него 3 рубля и отдали Прасковье Алексеевой.

На эти деньги в то время можно было купить, например, небольшую избенку, 12 серебряных перстней, новый сарафан из китайки или по-ношеную баранью шубу, крытую китайкой и обложеную мехом бобра.

Обычно в таких случаях наказывали обоих, затем заставляли жениться, если мужчина был холост. Сиротских детей не должно быть, а если одного родителя нет, ребенок уже по тем временам считался сиротой. Сирот пристраивали в чью-нибудь семью и даже в школу. Затем их ставили учениками на завод, и они сами зарабатывали себе на жизнь и пропитание. В каменской школе, например, в 1739 году двадцать два ученика были сиротами.


Преступления и наказания

Совершенно дикий случай произошел в Колчеданском остроге в 1749 году. Крестьянин Иван Федорович Одношевин, 47 лет, при допросе рассказал: «пасынка своего 3-х лет, Василия, стал стегать прутком из голика, и выстегав, бросил ево из избы вон в сени на пол. И с того полу в тож время взяла дочь моя Степанида 11 лет и с того полу принесла его в избу. От того моего битья жив был, например, часов семь, а потом и помер». При этом Одношевин был трезв. А его падчерица Анна, 7 лет, сказала, что он еще и пинал ребенка. По указу Каменской конторы Одношевина заковали в кандалы и отправили в Екатеринбург под караулом. Такая жестокость по отношению к малому ребенку рассматривалась впервые. В исследуемых челобитных за 1730-1750 год это единственный зафиксированный случай.

Очень много челобитных было по поводу краж. Кражи случались и государственного имущества, и личного, но казенное крали очень редко. Так, например, 9 июня 1749 года крестьянин Колчеданского острога Карп Харитонович Витков украл железо с завода. Дело слушали и вынесли приговор: «наказать плетьми нещадно». Приговор подписал управитель Каменского завода, порутчик, Елизар Назарьев.

У самого Елизара Назарьева в сентября 1749 года украли из дома, из сундука 74 р. 50 копеек серебром. Кроме денег было украдено много вещей. Всего на сумму 89 рублей. Украла «закладная девка» Анна Семенова, горничная в доме управителя.

Дел о краже личного имущества рассматривалось очень много. Самый распространенный вид кражи — конокрадство. В год таких дел расследовалось десятки. На втором месте стояли кражи домашних пожитков. Вот несколько примеров.

У крестьянина Каменской слободы Владимира Безсонова украли: серебряных монет на сумму 20 р., медных денег и полушек на сумму 9 руб. 40 копеек, два креста серебряных женских, серьги серебряные, два перстня серебряных женских, перстень серебряный мужской, запонку серебряную, шубу баранью белую, чарки (башмаки), чулки белые суконные, наволочку холщовую.

У татарина Улушских юрт украли: шубу, покрытую китайкой с опушкой из бобра, кафтан китайчатый, шесть овчин, узду именную, трех овец и одного барана.

У целовальника при Каменском заводе соляной продажи Федора Силина. 16 сентября 1749 года украли из соляного амбара, что в крепости: казенной соли — сколько не известно и личных пожитков на сумму 9 рублей 15 копеек.

У крестьян Колчеданского острога: Тимофея Русакова — 20 рублей серебром и 20 медных монет, Ивана Черноскутова — 36 рублей серебром. Самая большая сумма была украдена у крестьянина из д. Черемисска Алексея Тропнина — 50 рублей серебром.

Судя по количеству случаев воровства можно сделать вывод, что не все крестьяне жили в скудости и бедности, а как раз в достатке.

24 апреля 1750 года Михаил Сутормин, его мать и Тимофей Комаров, ограбили церковь в д. Полевской Барневской слободы. Взяли 50 р., два сосуда дискоса, оловянное блюдо. При этом убили трапезника Дмитрия Ларионова — зарезали ножами. Они были арестованы. Их имущество описано и продано с торгов. Часть денег была возвращена церкви, другая часть пошла на уплату пошлин при судебном разбирательстве.

Следствия по воровским делам иногда шли больше года, но практически всегда воров находили. Их обязывали вернуть похищенное, если суммы не доставало, продавали имущество воришек с торгов и заставляли отработать на того хозяина, у которого украли. Конечно, обязательно наказывали, «били плетьми нещадно», но так, чтобы были годны в рекруты. Некоторых брали на поруки.

10 февраля 1732 года в Каменскую заводскую контору пришел царский Указ, где запрещалось принимать и покрывать чужих беглых людей в своих деревнях. И начиная с этого времени, в контору из многих слобод полетели доношения, в которых крестьяне обязывались чужих беглых у себя не принимать и не покрывать их. Бывало так, что не только чужих, но и своих назад отказывались принимать.

Беглецы, возвратясь домой, писали челобитные, в которых «приносили свою вину императорскому величеству» и просили разрешения жить на прежнем месте, «жить по-прежнему с протчими крестьянами в равенстве», налоги платить и на заводе отрабатывать. Обычно беглые получали прощение при условии, что кто-то за них поручится, после следовало наказание: битье кнутом или плеткой.

О прощении и поселении на прежнем месте жительства просили и бывшие бродяжки, основным средством существования которых было попрошайничество. Показательна по такому делу следующая челобитная от жителя Каменской слободы Антона Мальцова о том, что отец его в солдатах, а он, Антон, с детства инвалид, одна нога плохо ходит. В переписной книге его нет, так как во время переписи был болен и чуть не умер, и его не стали вписывать (думали, что умрет). В другой переписной его нет, так как ходил в это время по деревням побирался. А сейчас вернулся в слободу и хочет здесь жить, но староста с сотником его прогоняют. Он согласен платить подушный налог, но не работать на заводе.

Крестьянское общество не всегда прощало беглецов. Ведь пока они были в бегах, деревня платила за них налог. Поэтому много челобитных было по поводу сложения налога с общества за беглых. Часто крестьяне указывают, где живут эти беглые, и просят: их «сыскав», заставить, чтобы они платили свои налоги сами, а не жители деревни, откуда те сбежали. Иногда просят дать им, крестьянам, «пропускной пашпорт», чтобы найти таких беглецов и привести к ответу.
Пропускной паспорт был обязателен для всех, кто выезжал или выходил из своей деревни в другую местность. Выдавался он на определенный период времени и был одноразовым.

Автор статьи: Любовь Зенкова, старший научный сотрудник краеведческого музея им. И.Я. Стяжкина

Источник материала: Вестник краеведа №3

Фото: www.myshared.ru


02.04.2015 21:53
782

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!