Мой земляк - маршал Голиков

Автор:
Т.В. Прошкина

Родился Ф.И. Голиков 2 июля (15 по новому стилю) 1900 г. в деревне Борисова Зырянской волости Камышловского уезда Пермской губернии.

Отец - Голиков Иван Николаевич, православного исповедания, из крестьян, земский фельдшер. Мать - Голикова Васса Васильевна, православного исповедания, из крестьян, домашняя хозяйка. Национальность - русский. Образование: три класса сельской школы в деревне Борисова (1908-1911), семь классов восьмилетней уездной гимназии в городе Камышлове Пермской губернии (1911-май1918г., Военно-агитаторские курсы в Петроградском военном округе, в 1929 г., Курсы усовершенствования высшего начсостава РККА, через два года "сдал экстерном за нормальную военную школу", а еще через два года, в 1933 г., заочно окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе.

Голиков Иван Николаевич владел английским (разговорным) языком. Член КПСС с 1918 г., Член ЦК КПСС (1961- 1966), Депутат Верховного Совета СССР (1937-1946, 1956-1971).Участник Гражданской войны, Великой Отечественной войны.

"Вчера мы с другом Арькой стали красноармейцами. Отряд Красной Армии расположился в двухклассном училище. Красноармеец-часовой показал нам, где записывают добровольцев. Перед нами стояли трое. Их записали в два счета. Я боялся, что возраст помешает, но все получилось, как мы хотели: нас записали и отправили в полуподвальный этаж, в цейхгауз. На душе было радостно, я стал красноармейцем"


Снимок на память у знамени полка сразу после его вручения. Слева – знамёнщик Яков Овсянников, справа от него – помощники: Филипп Голиков и Александр Мясников.

"26 октября состоялось торжественное вручение Знамени. Командир нашего полка товарищ Ослоповский вызвал рабочего-добровольца Яшу Овсянникова, меня, Сашу Мясникова, алапаевского комсомольца. Когда я узнал, что вместе с Яковым и Сашей буду принимать Знамя, то от радости не находил себе места. Вот бы увидел отец!" - пишет он в своих воспоминаниях. "Всего по волости в ту ночь белая банда арестовала больше сорока человек. Отца привели в Бродокалмакскую тюрьму, потом погнали в Челябинскую, потом - в Екатеринбургскую, а под конец колчаковщины - в Камышловскую. Сколько пришлось пережить отцу в этих тюрьмах, не опишешь, да он и сам не желает о том рассказывать. Местное кулачье, особенно Семен Пермяков и его брат Федосей, Андрей Козлов и Артемий Пономарев, добивались, чтобы отца передали в руки каменской белогвардейской дружины. Там заправляли офицеры и кулаки из нашей волости. Они-то, конечно, имели зуб на отца и на нем желали выместить всю свою злобу против Советской власти. Когда услышишь о том, что вытворяла каменская дружина, кровь в жилах стынет. Неужто люди способны на такое злодейство? Хватали и избивали не только коммунистов, но и каждого сочувствующего им. Арестовали, чуть ли не полторы тысячи человек. Людей, истерзанных арапником с проволокой и железными шипами, бросали на пол, в грязь, в навоз. И так оставляли. В ранах заводились черви. Тогда арестованных снова пороли, раздавливали червей в гнойных ранах. А зимой, в декабрьские морозы, заставляли лазать в прорубь и "доставать со дна реки Исети железо ". После занятия Каменска белые все же нашли Гавриила Григорьевича Голикова. Его тоже посадили в тюрьму и избивали так, что он на всю жизнь остался хромым. В этих кровавых делах белобандитам помогали и попы"...

После окончания гражданской войны Филипп Иванович решил остаться в армии.

Из аттестации на начальника агитпропотдела Ф. И. Голикова, 1925 г.:

"Хороший активный партиец. Не является узким политпросветчиком. В работе быстро растет. Хороший администратор и организатор. За последнее время начал тяготиться агитпропработой, стремится ближе в часть."

Из воспоминаний об отце Нины Семенцовой-Голиковой:

"Папа очень любил маму. Они поженились в 1920 году, за два месяца до его 20-летия и ее 19-летия. В большой дружбе и согласии, пережив огромное горе - смерть троих детей - и вырастив еще троих. Мама умерла за полгода до полувекового юбилея их совместной жизни. Они готовились его отпраздновать. Хоть мама болела долго, и врачи готовили папу к худшему, он и мысли не допускал, что ее не станет. За год до ее смерти, когда вышла книга его воспоминаний о Московской битве, папа на сигнальном экземпляре написал маме такие слова: "Зине, моей любимой, славной и дорогой жене, товарищу, другу, опоре и счастью всей моей жизни, с глубочайшей признательностью, уважением и добрыми пожеланиями на всю жизнь! Ф. Голиков. 2.02.68". Прожили почти 50 лет."

"Чем дальше, тем больше крепло и росло мое стремление стать командиром. Будучи комиссаром 32-й стрелковой дивизии, я хотел пойти командиром батальона и, наконец, в 1931 году был назначен в строй командиром полка. 95-й стрелковый полк, которым я командовал, в первый же год завоевал, и оба года держал первенство во всем округе среди стрелковых полков."

В последующем Ф.И. Голиков - на командных должностях: командир стрелкового полка (ноябрь 1931 г. - ноябрь 1933 г.), командир стрелковой дивизии (по сентябрь 1936 г.), отдельной механизированной бригады (по июнь 1937 г.), механизированного корпуса (до января 1938 г.); затем командующий армейской группой войск (ноябрь 1938 г. - сентябрь 1939 г.) и командующий 6-й армией Киевского Особого военного округа (по июль 1940 г.)

Из аттестации на Ф.И. Голикова, 1932 г.

Аттестация на командира 95 стрелкового полка 32 стрелковой дивизии; "Будучи очень способным командиром с большим кругозором, с пытливым и не допускающим шаблона умом, с твердым и решительным характером, т. Голиков, несмотря на большие трудности, сумел стать грамотным командиром полка и вывести свой полк на первое место в ПриВО. Отличный стрелок, хороший физкультурник.

Из аттестации на Ф.И. Голикова, 1933 г. Аттестация на командира 95 стрелкового полка 32 стрелковой дивизии: "Общее и политическое развитие хорошее. Военное развитие хорошее. Пытлив, любознателен. Видимо, много работает над собой. Проявляет умение решаться на смелые действия. Решения твердо проводит в жизнь. Одинаково хорошо он справляется как со штабной, так и со строевой должностями."

Из воспоминаний Ф.И. Голикова:

"Работой в 6-й армии я был очень увлечен. Ведь со дня воссоединения западных областей Украины с Советским Союзом в сентябре 1939 г. не прошло и года, и лето сорокового было очень горячим: приближение опасности для нашей Родины чувствовалось сильнее и сильнее. Все мы были целиком захвачены повышением боевой готовности и строительством оборонительных укреплений на нашей новой границе. Летом 1940-го я был назначен начальником центрального органа военной разведки - Разведывательного управления Наркомата обороны. Произошло это в июле месяце едва ли не в день моего сорокалетия. Полученный из Москвы приказ был столь же категоричным, сколь неожиданным для меня. Я командовал 6-й армией в городе Львове. Оставлять любимое дело не хотелось, тем более что менять строевую работу на любую другую я не собирался, жить в Москве, и не помышлял. О новом назначении со мной никто не беседовал, но приказ был получен и, вполне понятно, беспрекословно выполнен. Почти в самом начале Великой Отечественной войны мне пришлось принять назначение на пост главы Советской Военной миссии последовательно в Англии и США. Я говорю "пришлось". Да, именно так. Назначение было, конечно, очень ответственным, а задачи большими, тем более что возникли они из острых потребностей очень неудачно начавшейся для нас войны. Вместе с тем для меня это назначение было явно неожиданным. Оно не согласовывалось ни с моим жизненным опытом, ни с наклонностями, ни со стремлениями. Будучи за границей, я знал, как тяжело в эти месяцы складывались для нас события на фронте. Разум и сердце изо дня в день все сильнее и настойчивее твердили: "Твое место на фронте! Там ты принесешь больше пользы".

Из воспоминаний В.М. Бережкова:

"Миссия получила всеобъемлющие инструкции. Речь шла, прежде всего, о том, чтобы договориться об организации совместных действий против общего врага, включая открытие второго фронта.Советская Военная миссия проделала большую, полезную работу, которая способствовала дальнейшему налаживанию и развитию отношений между союзниками."

Из письма Ф.И. Голикова сыну Сергею, 18 июля 41 г.:

"Будьте там все бодры и уверены. Не поддавайтесь унынию, пессимизму, а тем более страху. Мы победим немцев все равно. Временные отходы наших войск в большой битве не должны вас смущать. Наш фронт крепнет. Силы растут. Страна Советов встает всей своей могучей силой. И, безусловно, наше положение будет улучшаться. Нас не сломят. Мы победим."

В октябре 1941 года Голиков вернулся в Советский Союз и принял командование над 10-й армией, которую также создал с нуля, участвовавшей в обороне Москвы зимой 1941-1942 годов. Позже он командовал 4-й Ударной армией, а затем Воронежским фронтом (одной из самых крупных на тот момент полевой группировкой войск в советских вооруженных силах). В 1942-1943 годах Голиков был заместителем командующего Сталинградским фронтом.

Вот что писали о нем наши местные газеты: Т. Славин "Уральский генерал" (посвящается Ф.И.Голикову):

Несется над миром на всех языках.

Крылатая слава о наших полках.

Начни, запевало, звени соловьем,

А мы о своем генерале споем

Зажал уралец Голиков

Врага уральской хваткою.

С уральскою повадкою

В уральские тиски

Когда ты, приятель, ходил под столом

Он был пулеметчиком, Красным орлом

Сдружился с Максимом, братался с огнем,

И помнят Уральские горы о нем.

Умелый, да смелый, отец командир

Он доблестно носит погон и мундир

Орел- пулеметчик, -герой - генерал

Привет земляку посылает Урал

И пуля не дура, и штык - молодец

Уральская сталь и Уральский свинец.

И сами уральцы везде земляки.

Встречай, Украина родные полки.

(Уральский рабочий, 1943 год, 21 февраля).

"Стремление на фронт у меня неистребимо. После боевой службы красноармейцем я больше 12 лет подряд был политическим работником (и очень неплохим). Все эти годы я тянулся к командной работе и одновременно готовился к ней. Росла и крепла уверенность в своих собственных силах на этом пути. Командная работа для меня не является просто профессией или специальностью. Для меня это призвание."

В годы Великой Отечественной войны Ф.И. Голиков возглавляет многие армейские и фронтовые объединения: командующий 10-й резервной армией Западного фронта (ноябрь 1941 г. - февраль 1942 г.): 4-й ударной армией Калининского фронта (по апрель 1942 г.): войсками Брянского фронта (по июль 1942 г.), Воронежского фронта(июль 1942 гг.): командующий 1-й гвардейской армией Сталинградского фронта (по сентябрь 1942 г.); заместитель командующего Сталинградским фронтом (по октябрь 1942 г.), Северо-Западного фронта (октябрь 1942 г.), тогда же, в октябре, вновь начальник Главного разведывательного управления - заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии; командующий войсками Воронежского фронта (по март 1943 г.), а затем заместитель народного комиссара обороны СССР по кадрам (апрель-май 1943 г.); впоследствии начальник Главного управления кадров МО СССР (по сентябрь 1950 г.). По апрель 1956 г. командует отдельной механизированной армией, а до конца 1957 г. возглавляет Военную академию бронетанковых войск. здоровья и в связи с переходом на пенсию", но с июня 1962 г. по июль 1980 г. генеральный инспектор Группы генеральных инспекторов Министерства Обороны СССР.

Ф.И. Голиков награжден 4 орденами Ленина (22.02.1941 г., 21.02.1945 г., 20.07.1950 г., 15.07.1960 г.), орденом Октябрьской Революции (22.02.1968 г.), 4 орденами Красного Знамени (20.02.1933 г., 3.01.1942 г., 3.11.1944 г., 20.06.1949 г.), орденами Суворова I степени (28.01.1943 г.) и Кутузова I степени (22.02.1944 г.), орденами Трудового Красного Знамени (15.07.1980 г.), Красной Звезды (16.08.1936 г. и 16.07.1970 г.), орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" III степени (30.04.1975 г.), Почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР (22.02.1968 г.), а также 12 медалям СССР и 13 орденами и медалями иностранных государств. Воинские звания: корпусной комиссар - присвоено 31 декабря 1937 г., комкор - 8 января 1938 г., генерал-лейтенант - 4 июня 1940 г., генерал-полковник -19 января 1943 г., генерал армии - 8 мая 1959 г., Маршал Советского Союза - 8 мая 1961 г. Член КПСС с 1918 г., член ЦК КПСС в 19611966 гг., депутат Верховного Совета СССР 1, 4-6-го созывов.

Ф.И. Голиков похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Стяжкинские чтения 2012


15.10.2015 23:35
1166

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!