Артиллерия в Крестьянской войне под руководством Е. И. Пугачева

Автор:
Гребенюк Н. Е.
Артиллерия в Крестьянской войне под руководством Е. И. Пугачева

Одна из ярчайших исторических вех в истории Государства Российского, и в то же время сильнейшее потрясение государственного строя – Крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева, затронула и Каменский завод, осталась в памяти людской и в дошедших до нашего времени легендах «о каменских пушках для пугачевского войска».

Тем не менее документального подтверждения эти легенды не находят. Единственное известное на данный момент свидетельство о захвате каменских пушек пугачевским войском - запись допроса шихтмейстеров В. Дягилева и Б. Боброва о взятии пугачевцами Каменского завода 6 февраля 1774 г., в котором говорится о захвате восставшими 6 орудий – трех 2-х фунтовых фальконетов и трех 3-х фунтовых пушек. В то же время следует понимать, что Каменский завод специализировался на выпуске крепостной артиллерии, которой вооружались многие крепости Урала и Поволжья попавшие в зону восстания. И, учитывая масштабы применения артиллерии, как царскими войсками, так и армией восставших, факт участия каменских пушек в Крестьянской войне с обеих сторон более чем вероятен.

Но, не смотря на обилие сохранившихся каменских пушек в музейных экспозициях, атрибутированных как «пушка пугачевского войска», пока нет достоверных данных, однозначно указывающих, что какая-то из сохранившихся до наших дней пушек принимала участие в боевых действиях в составе армии Пугачева.

В представленной статье делается обзор и анализ действий артиллерии правительственных войск и армии восставших в событиях 1773—1775 гг.

…В России второй половины XVIII в. отмечалось резкое, усиление феодально-крепостнического гнета. В восточных губерниях страны увеличивалось количество приписанных к заводам крепостных крестьян и усиливалась эксплуатация с целью освоения новых промышленных районов и получения дополнительных прибылей. Феодально-крепостнический гнет дополнялся гнетом национальным. Крепостное право в России ничем не отличалось от рабства. Протестом против непосильного гнета являлись выступления крепостных против помещиков.

В ряде мест против угнетателей поднимались крестьяне совместно с работными людьми. Известны восстания и бунты на Урале, в Приволжье, на Правобережной Украине. Известны случаи, когда восставшими (особенно в Западной Сибири) захватывались пороховые погреба и артиллерия, создавались вооруженные отряды для борьбы с правительственными войсками.

Крестьянская война вспыхнула на Южном Урале, где в январе 1772г. восставшие против притеснений царских чиновников и казацкой верхушки яицкие (уральские) казаки убили царского генерала Траубенберга, атамана Тамбовцева и многих старшин. Жестокая расправа с восставшими усилила недовольство казаков. В борьбу против социального и национального гнета втягивались все новые и новые слои трудового народа: крепостные крестьяне, уральские рабочие, яицкие казаки и угнетенные нерусские народности—башкиры, татары, казахи, марийцы, чуваши и другие.

Особый размах и силу приобрело это движение в конце 1773 г когда после побега из казанской тюрьмы появился в оренбургских степях выдающийся организатор и руководитель Емельян Иванович Пугачев, который установил связь с восставшими яицкими казаками, объявил себя Петром III и стал во главе восставших. Пугачев понимал, что путь самозванства отвечал стремлению масс поставить во главе государства "хорошего царя" , поэтому он умело воспользовался легендой, будто Петр III в 1762 г. не был убит, а спасся и теперь выступает как защитник народа. Антикрепостнические указы и обращения Пугачева явились важнейшим фактором в собирании и сплочении сил восставшего народа.

С начала восстания Пугачев и его сподвижники (Чика-3арубин, Соколов-Хлопуша, Овчинников, Салават Юлаев, Белобородов, Кузнецов, Грязнев и др.) основное внимание уделили созданию многочисленной и хорошо вооруженной армии.

Бердская слобода (в 6—7 км от Оренбурга) явилась центром, куда поступали донесения о ходе восстания, пополнение для армии, оружие, боеприпасы и продовольствие. В декабре 1773 г. Пугачевым был создан постоянный орган управления — Военная коллегия, состоявшая из 9 человек: четырех членов (Максим Шигаев, Андрей Витошнов, Данило Скобычкин и Максим Горшков), думного дьяка (Иван Почиталин) и четырех повытчиков (Иван Герасимов, Герасим Степанов, Супонин и Игнат Пустоханов). Военная коллегия являлась высшим военно-административным, хозяйственным и судебным органом.

Армия восставших делилась на главную армию, находившуюся под непосредственным командованием Пугачева, и отдельные отряды под командованием его сподвижников. Главная армия имела стройную организацию и состояла из трех родов войск: пехоты, конницы и артиллерии.

Пехота состояла из крепостных крестьян, работных людей и бедных казаков, объединенных в полки, создаваемые по классовому или территориальному признаку. Солдаты выбирали из своей среды командира полка, который утверждался Пугачевым. Ему же Пугачев присваивал звание "полковник" . Во главе полка яицких казаков был казак А. Овчинников, во главе полка башкир — Кинзя Арсланов, во главе полка заводских крестьян — беглый заводской крестьянин Хлопуша и т. п. Полки делились на роты, роты — на десятки. Ротами командовали сотники, десятками — есаулы и хорунжие (десятники). Есаулы, сотники и хорунжие выбирались. Весь руководящий состав армии Пугачева насчитывал 200 человек, из которых казаков было 52 человека, крепостных крестьян—38, заводских крепостных рабочих — 35, башкир — 30, татар—20 и калмыков—12.

Основная масса пехоты была вооружена копьями и самодельными пиками, дубинками, немногие — ружьями, пистолетами и офицерскими шпагами; яицкие казаки имели ружья, сабли и пики; перешедшие на сторону восставших солдаты имели ружья.

Конница, состоявшая из яицких и донских казаков, башкирских и калмыцких наездников, как и пехота, делилась на роты. Казаки были вооружены ружьями, саблями и пиками, а башкиры и калмыки — саблями, пиками и луками с запасом стрел.

Пушки производства Каменского завода в Оренбургском Губернаторском историко-краеведческом музее

Артиллерия армии Пугачева была многочисленной. Только под Оренбургом в ее составе насчитывалось более 100 орудий и 600 артиллеристов. Боевые расчеты орудий формировались из заводских крестьян, из яицких казаков и частично из перешедших на сторону Пугачева солдат. Артиллеристы, независимо от того, с какими полками или отрядами действовали, носили, насколько это было возможно, единое обмундирование. Управление артиллерией было возложено на яицкого казака Федора Чумакова и его помощников Демина и Алексея Темнева. Лучшим артиллеристом в армии восставших считался сам Пугачев.

В организационном отношении артиллерия подразделялась на артиллерию главной армии и артиллерию полков и отдельных отрядов. Основной организационной и огневой единицей была батарея — различной численности как орудий, так и личного состава.

На вооружении артиллерии вначале находились орудия, захваченные в крепостях, на заводах и в полевых боях. Это были 3-, 6-, 8- и 12-фунтовые пушки, 8-, 12-фунтовые, полупудовые и однопудовые единороги. Кроме того, восставшими были приняты меры по организации собственного производства орудий и снарядов на уральских заводах. Большинство изготовленных орудий не отличалось от принятых в то время на вооружении образцов, но были и оригинальные конструкции, названные правительственными чиновниками артиллерией "злодейского литья" . В Архиве Артиллерийского исторического музея сохранилось описание орудий, изготовленных на уральских заводах для артиллерии Пугачева. Среди них были: три мортиры — две медные (3- и 7-пудовая) и одна чугунная (7-пудовая) "положенная на санях сосновых, сделанных наподобие лафета" ; три дробовика (20-. 25- и 28-фунтовый и еще шесть орудий оригинальной конструкции. 20-фунтовый дробовик имел камору "отрезным конусом". Орудия оригинальной конструкции были с каналами, "фигуру имеющие в дуле раздавленный циркель или наподобие штуцера, красной меди" . Размеры канала ствола орудий были различны, от 9 см по меньшей оси до 25 см по большей оси.

Сохранившиеся материалы свидетельствуют о том, что идея овального канала ствола была заимствована у "секретной гаубицы", известной Пугачеву по Семилетней войне, точно так же, как камора в виде "усеченного конуса" заимствована у единорогов.

Упоминание о мортирах "злодейского литья непропорциональных" свидетельствует о том, что они не являлись копией принятых на вооружение русской армии мортир.

Для повышения маневра орудий в зимнее время восставшие применяли вместо лафета специально изготовленные сани. На некоторых санях оборудовался круг, на котором устанавливали ствол. С помощью такого круга можно было вести круговой обстрел.

Обеспечение артиллерии восставших боеприпасами шло как за счет трофеев, так и за счет налаживания производства боеприпасов на захваченных заводах. Кроме того, была создана специальная мастерская под руководством канонира Степана Калмыцкого в Бердской слободе, а затем мастерская в Дубовке. Мастерские производили ремонт орудий, изготовляли и снаряжали снаряды и заряды. Основное снабжение боеприпасами осуществлялось с заводов Урала, которых в руках восставших было более 100. Наиболее успешно работали для артиллерии Пугачева заводы Ижевский, Воскресенский, Верхний и Нижний Авзянопетровский, Каноникольский, Белорецкий и Преображенский, а с декабря 1773 г. — Саткинский и Златоустовский. Особенно хорошо было налажено производство орудий и снарядов на Воскресенском заводе, на котором находился постоянный представитель Пугачева полковник Я. Антипов. Из указа Военной коллегии от 27 января 1774г. Я. Антипову видно, что на Воскресенском заводе отливались секретные единороги: "На рапорт ваш, пущенной от 22 сего ж, при котором отправлено одна малая мортира и притом один секретный единорог, чрез казака Ф. Карпова исправно получено. Да и впредь на изготовленную модель о вылитье другого секретного ж единорога государственная Военная коллегия по именному е. и. повелению определяет ежели против присланного единорога изготовленная модель, то даруй бог сщастье пустить..." .

В указе Военной коллегии от 4 марта дается задание на изготовление ядер и немедленную доставку их в действующую армию: "К имеющимся здесь секретным единорогам потребное число ядер до пети сот с ушами чиненых, Того ради сим указом е. и. в. повелевается: оные а скором времени сюда в главную армию прислать, не задерживая ни минуты часа, ибо и которых весьма здесь надобность велика состоит. И учинить по сему е. и. указу непременное исполнение" . Военная коллегия определяла не только количество ядер, но и их размер. "Определяется вам, — сказано в указе от 1 марта 1774г — для необходимой общественной надобности пушечных ядер тысячи с полторы или более, а какие именно, через казака завацкого Дмитрия Попова посланная действительная форма, получа которую, как возможно со всекрайним старанием о вылитьи употреби всемерной поспешительной способ. А как показанные ядра вылиты имеют, то, как наивозможно, с крайним поспешанием оные чрез ямские и деревенских жителей с переменою подводам сюда представить." .

О массовом производстве снарядов для армии Пугачева говорят данные о захваченных снарядах "злодейского литья" . Правительственными войсками под Татищевой и в Берде было захвачено "ядер разных препорций — злодейского литья 1106, гранат разных препорций - 390, дроби злодейского ж литья разных препорций круглой только не очищенной; а с гребнями все 16 пуд .

Сверх же оного в той слободе Бердинской еще имеется литья злодейского бомб и ядер немалое число, да и колес пушечных окованных" .

Без устали трудились над созданием артиллерии восставших Хлопуша, Я. Антипов, П. Беспалов, В. Мошканцев, В. Алимпиев, В. Логинов, И. Ульянов и многие другие.

Бой в армии Пугачева начинала артиллерия, которая своим метким огнем расстраивала боевые линии или каре правительственных войск, затем на расстроенные огнем артиллерии войска в атаку бросалась конница и пехота. Для большей эффективности артиллерийского огня артиллерия тесно взаимодействовала с пехотой и конницей, занимала огневые позиций впереди и на флангах боевого построения войск и как правило на возвышенностях. Рассыпной же строй восставших был почти неуязвим для артиллерии противника.

В ходе боя восставшие широко применяли маневр орудиями. Участник подавления восстания генерал Фреймам писал: "При наступлении они рассыпаются и пушки с совершенной скоростью в разные места таскают и успешно наступают так; что пехоте ни на картечный, ни на ружейный выстрел злодеев достичь не можно" . У артиллеристов Пугачева всегда были наготове лошади для отвоза орудий, поэтому правительственные войска никогда не атаковали артиллерию Пугачева. Как только они приближались к орудиям, последние быстро меняли позиции и с новых огневых позиций открывали огонь, что делали, по свидетельству генерала Кара, "весьма проворно" .

Пушка производства Каменского завода на месте дома, в котором было ставка Пугачева в Бердах

Успех взаимодействия обусловливался тем, что в Бердской слободе, где находилась главная армия восставших, часто проводились совместные учения пехоты, конницы и артиллерии. Учениями руководил Е. И. Пугачев, проявляя при этом особую заботу о боевой подготовке артиллерии и стрельбе. Большое внимание уделялось инженерному оборудованию огневых позиций, что отмечается в боевой практике под Оренбургом и при взятии ряда крепостей.

В Крестьянской войне 1773—1775 г. ярко вырисовываются два периода: первый — период накопления сил, развертывания Крестьянской войны и решительных схваток с царскими войсками (17 сентября 1773 г. — 1 апреля 1774 г.), второй — период усиления локального характера войны, преобладания неорганизованной формы восстания (1 апреля — 14 сентября 1774 г.).

Как уже отмечалось, начало восстания связано с волнениями в яицком казачьем войске. Первыми, примкнувшими к Пугачеву, были казаки И. Зарубин, прозванный "Чикой" , Т. Мясников. М. Шигаев, Д. Караваев, крестьянин А. Чучков, татарин Идеркей (Идорка), Алметьев и др. По призыву Чики-Зарубина к Пугачеву примыкали все новые казаки, и к 17 сентября под знаменами Пугачева находилось более 80 чел. На хуторе Толкачева Пугачев привел своих сторонников к присяге и объявил манифест, в котором говорилось: "Будете мною, великим государем жалованы, казаки, калмыки и татары… и жаловаю я вас: рекою с вершины и до устья, и землею и травами и денежным жалованьем, и свинцом и порохом и хлебным провиантом."

В тот же день (17 сентября) отряд Пугачева с развернутыми знаменами двинулся к Яицкому городку. Так началась великая народная борьба против феодального гнета. По пути к городку в отряд вливались новые силы и к Яицкому городку подошел отряд численностью в 200 чел. Многие казаки Яицкого городка перешли на сторону восставших, увеличив отряд до 400 чел. Однако штурмовать крепость, вооруженную артиллерией и обороняемую многочисленным гарнизоном, Пугачев без артиллерии не решился. В этих условиях он принял правильное решение: двинуться вверх по р. Яик, захватить верхнеяицкие укрепления, усилить свой отряд за счет гарнизонов крепостей и, главное, раздобыть там артиллерию.

По приближению Пугачева гарнизоны крепостей арестовывали своих атаманов и один за другим без боя сдавались, увеличивая ряды восставших. Так сдались крепости: Илецкий городок (21 сентября), где к повстанцам присоединилось 300 казаков с четырьмя пушками, Рассыпная, где к Пугачеву присоединилось 50 казаков с тремя, пушками, Нижне-Озерная и другие.

27 сентября отряд Пугачева подошел к крепости Татищевой, являвшейся главным опорным пунктом Яицкой линии. Гарнизон крепости состоял из 1000 чел. с 13 орудиями. В крепости находились артиллерийские склады, склад амуниции и денежная казна. Преодолев незначительное сопротивление гарнизона, восставшие овладели крепостью. Гарнизон перешел на сторону Пугачева. "Я забрать велел в городе пушки, — показал Пугачев на допросе, - в том числе два единорога, и вышел в лагерь в расстоянии нескольких сотен" . Под Татищевой, кроме гарнизона, на сторону, восставших перешли 600 казаков и 500 башкир. "Здесь, — писал современник событий академик Рычков, — получил он, Пугачев, в добычу свою немалое число кабацких и соляных сборов денежной казны, многое число военной амуниции, провианта, соли и вина, да и самую лучшую артиллерию с ее припасами и служителями; сим столько уже усилился, что одних военных людей регулярных и нерегулярных, считалось у него около 3000 человек" . После овладения Татищевой в руках восставших находилось около 60 орудий.

29 сентября Пугачевым была взята крепость Чернореченская, а 2 октября — казачий Сакмарский городок, расположенный в непосредственной близости от Оренбурга. Под Сакмарским городком на сторону Пугачева перешел Афанасий Тимофеевич Соколов (прозванный Хлопушей), ставший верным его помощником, организатором снабжения армии артиллерией и боеприпасами (порохом, снарядами), талантливым руководителем отрядов, состоящих из "работных людей" уральских заводов.

Военно-политическое значение овладения верхнеяицкими крепостями огромно. В борьбу за свободное пользование землей, лесами, сенокосами, соляными и рыбными промыслами включались крестьяне, работные люди и угнетенные национальности: башкиры, татары, марийцы, казахи и др. За небольшой промежуток времени армия повстанцев увеличилась в несколько раз; она приобрела артиллерию и боеприпасы к ней, военное снаряжение, продовольствие и деньги и устремилась к Оренбургу.

Оренбургские власти получали сведения о движении восставших, но губернатор Рейнсдорп не придал серьезного значения восстанию, надеясь без шума покончить с ним, для чего из Оренбурга против Пугачева был выслан отряд под командованием бригадира Билова в составе 410 чел. с 6 орудиями, а из Яицкого городка — полевая команда майора Наумова, из Ставрополя — 500 калмыков, из близлежащих населенных пунктов — 500 башкир и 300 татар. Когда же основная масса этих отрядов перешла на сторону Пугачева и восставшими были взяты верхнеяицкие крепости, Рейнсдорп оценил всю силу и размер восстания. В этих условиях он принял меры по укреплению Оренбурга — важнейшего опорного пункта абсолютизма на востоке страны. Было отдано распоряжение обезоружить и выслать из города пленных польских конфедератов, способных перейти на сторону Пугачева, сломать и сжечь все мосты через р. Сакмару, вооружить "надежную" часть населения Оренбурга, вычистить ров и укрепить слабые места крепости, привести, в исправность пушки и расставить их по бастионам, на крепостной стене и валу.

Гарнизон Оренбурга насчитывал в своем составе около 3000 чел. при 70 орудиях, обслуживаемых 214 артиллеристами. Начальником артиллерии гарнизона был назначен ранее служивший в артиллерии в чине полковника Старов-Милюков. Артиллерия была размещена в бастионах, двух полубастионах и на крепостном валу. В Успенском бастионе было поставлено 4 орудия, в Николаевском — 6, Штокманском—8, Галафеевском—8, Губернском — 7, Воскресенском — 7, Петропавловском — 3, Бердском — 5, Торговом — 6, в Преображенском и Введенском полубастионах — по 3 орудия. Остальные орудия были расставлены по крепостному валу, причем большая часть была поставлена на валу со стороны р. Яик. Таким образом, орудия сосредоточивались на направлениях вероятных атак и в первую очередь у ворот — Сакмарских, Орских и Яицких.

3 октября под Оренбургом появились передовые отряды восставших, а 5 октября подошел Пугачев с отрядом 2440 чел. при 20 орудиях. Гарнизон Оренбурга превосходил войска Пугачева как по численности, так и по вооружению. Вечером 5 октября началась оренбургская осада, продолжавшаяся до 23 марта 1774г.

Понимая, что для штурма крепости сил совершенно недостаточно, Пугачев решил морально воздействовать на гарнизон и принудить его сдать крепость. "Как же в разсуждеяии так великого города, — показал Пугачев на допросе, — людей сего числа мало, то я велел всю свою толпу растянуть в одну шеренгу, дабы издали можно было видеть, что сила у меня непобедимая.". Вместе с тем Пугачев придавал большое значение артиллерии и артиллерийскому обеспечению штурма. В то время как его войска выстраивались в одну шеренгу, артиллерийские орудия были выдвинуты вперед и открыли огонь по городу и артиллерии противника. Премущество, однако, было на стороне артиллерии Оренбурга, и повстанцам удалось захватить лишь сожженную Егорьевскую казачью слободу. Артиллерия Штокманокого, Николаевского, Успенского бастионов и Преображенского полубастиона, обстреливавшая войска Пугачева ядрами, картечью и 30-фунтовыми гранатами, вынудила их отойти.

В тот же день отряд Пугачева овладел Меновым двором, и тем самым было завершено окружение Оренбурга.

Пушка производства Каменского завода в Музее истории Оренбурга

Овладение мощной крепостью, обладавшей превосходством и в артиллерии, и в личном составе, представляло большую трудность. Поэтому Пугачевым было принято решение продолжать осаду и одновременно проводить дальнейшее формирование армии, увеличение артиллерийского парка, обеспечение артиллерии боеприпасами и повышать дисциплину в отрядах. Но самой важной была работа по распространению восстания на другие районы, привлечению на свою сторону работных людей заводов, крестьян, и угнетенных царизмом национальностей. В решении этих важнейших задач Пугачев проявил себя превосходным организатором, политиком, и стратегом, а также талантливым военачальником. Вследствие его кипучей деятельности изо дня в день на борьбу с помещиками-крепостниками поднимались все новые и новые районы, непрерывно росла армия, улучшалась ее организация и дисциплина. Налаживалось снабжение армии не только за счет завоеванных.трофеев, но и за счет организации производства артиллерии, боеприпасов и ружей на ряде уральских заводов. Для успешного осуществления осады стали поступать в войска Пугачева из уральских заводов, кроме пушек и единорогов, мортиры и боеприпасы к ним.

Царское правительство, напуганное широким размахом народного восстания, для его подавления организовало отправку войск и артиллерии из Петербурга, Москвы, Польши, Могилевской, Псковской и других губерний.

Утром 7 октября царскими войсками была предпринята вылазка отрядом в 1500 чел. "с пристойным числом артиллерии" под командой майора Наумова. Повстанцы отражали вылазку огнем двух батарей, из четырех орудий каждая, которые заняли огневые позиции на высотах с целью лучшего обстрела противника; при этом лощины использовались для укрытия орудийной прислуги в случае обстрела батарей. Артиллеристы выпустили по отряду Наумова и городу 185 снарядов, стреляя из пушек ядрами и картечью, а из единорогов — гранатами. Активные действия восставших вызвали в отряде Наумова страх и панику, вследствие чего после 63 выстрелов, произведенных артиллерией отряда и крепости, отряд был вынужден отступить в крепость. "Видя, — отмечал Рынков, — что злодеи имели при себе больше пушек, а при команде (Наумова.— Н. Г.) заряды все стали быть расстреляны, то, не вступая в даль к их лагерю, по приказу губернаторскому вся оная команда возвращена в город" .

Воодушевленные успехом пугачевцы ночью подтянули к городу пушки, придали им большие углы возвышения и начали успешно обстреливать центр города. Ввиду активных действий повстанцев и эффективного огня артиллерии военный совет оренбургского гарнизона принял решение действовать против Пугачева оборонительно. "Рассуждая, — говорится в постановлении совета, — усмотренное у злодеев людство, имеющуюся у него сильную артиллерию и дабы впредь могущею быть неудачею и утратою не привесть городских жителей в уныние и колебание, дали и подписали такое мнение, что до собрания команд и пока город по наружности его приведен будет в надлежащую безопасность, поступать оборонительно." .

7 и 8 октября Пугачев атаковал крепость, но безуспешно. 9, 10 и 11 октября боевые действия ограничились артиллерийской перестрелкой и стычками небольших отрядов. С 5 по 11 октября со стен крепости выпущено 542 снаряда; артиллерия Пугачева выпустила по Крепости несколько больше. После этого Пугачев принял решение на длительную осаду крепости: главные силы отвести в Бердскую слободу, а город взять "мором" .

12 октября гарнизон предпринял вылазку отрядом численностью 1500 чел. "с принадлежащим числом артиллерии" под командованием того же майора Наумова. Войска Пугачева были предупреждены о предполагаемой вылазке, поэтому они построились в боевой порядок, а артиллерия заняла огневые позиции. В бой вступила артиллерия, затем пехота и конница. Завязался жаркий бой, в результате которого повстанцы окружили отряд Наумова. Отряду, построенному в каре, с трудом, удалось сначала отступить под прикрытие артиллерии крепости, а затем укрыться в крепости. За четыре часа боя артиллерия отряда Наумова израсходовала все взятые с собой боеприпасы (499 снарядов). Попытка пополнить артиллерию отряда боеприпасами успеха не имела. Огонь артиллерии с крепостной стены, израсходовавшей по пугачёвцам 134 ядра и 5 бомб, влияния на ход боя не оказал. Несравненно успешнее вела огонь артиллерия восставших, которая по сравнению с артиллерией противника израсходовала "пушечных выстрелов не только не меньше, но гораздо еще больше" . От артиллерийского огня отряд Наумова нес значительные потери, отчего войска, "находя себя в робости против артиллерии злодейской толпы, почти ничего не содействовали, а стояли больше (под) защитою здешних пушек..." . Потери отряда Наумова убитыми и ранеными составляли 254 чел. Восставшие захватили телегу с 17 снаряженными бомбами. В это же время артиллерия Пугачева пополнилась боеприпасами, присланными Хлопушей из уральских заводов.

Все последующие дни пугачевцы продолжали ведение осады. Особенно сильная артиллерийская дуэль, продолжавшаяся более пяти часов, была 22 октября. При этом обращает на себя внимание сосредоточенное размещение артиллерии Пугачевым. Так, из нескольких батарей, поставленных на огневые позиции на участке между Чернореченскими и Орскими воротами, две батареи, занимавшие позиции между Сакмарскими и Орскими воротами, насчитывали в своем составе 32 орудия. На одной огневой позиции было 5, а на другой 27 орудий. В результате артиллерийской дуэли из крепости было выпущено 608 снарядов, а со стороны Пугачева — "около тысячи".

С наступлением холодов Пугачев перевел свои войска и большую часть артиллерии в Бердскую слободу — центр восстания. Осада осуществлялась разъездами и заставами, которые могли быть усилены, в случае необходимости, за счет главных сил. В Бердскую слободу подходили все новые и новые отряды, увеличивая армию Пугачева. Вместе с отрядами сюда сосредоточивались продовольствие, снаряжение и боеприпасы.

Несмотря на то, что главные силы располагались в Бердской слободе, Оренбург был надежно блокирован. В этом — несомненная заслуга артиллерии Пугачева, которая ежедневно обстреливала крепость. За период 12 - 30 октября, отвечая на огонь артиллерии восставших, крепостная артиллерия из расходовала 1388 снарядов. Если учесть, что артиллерия восставших 12 октября израсходовала снарядов "гораздо больше" противника (израсходовавшего 638), а 22 октября — около 1000 снарядов, то можно уверенно утверждать, что расход боеприпасов артиллерии Пугачева был больше, чем у противника. Это в свою очередь говорит о том, что обеспечение артиллерии боеприпасами у Пугачева было хорошо налажено.

В ночь на 2 ноября войска Пугачева вновь подошли к Оренбургу. Артиллерия заняла огневые позиции вокруг крепости. Так, огневую позицию № 1 артиллеристы заняли у кирпичных сараев; огневую позицию № 2 — против Сакмарских ворот; огневую позицию № 3 оборудовали и прикрыли бруствером из дерна на возвышенности в районе мишени, по которой велись учебные стрельбы из орудий крепостной артиллерии; огневую позицию № 4 оборудовали в районе кладбища; огневую позицию № 5 около церкви прикрыли стеной из каменных плит. Кроме того, два орудия. артиллеристы втащили на колокольню церкви для лучшего обстрела не только крепостной стены, но и города. Батарея № 6 была поставлена на р. Яик, против Торгового бастиона. На трех главных батареях (№ 2, № 3 и № 4) было установлено 70 орудий. Артиллерии была поставлена задача: по сигналу выстрела из "вестовой пушки" открыть огонь по городу и крепости из всех батарей и своим огнем подготовить генеральный приступ.

На рассвете все батареи открыли огонь. Меткими выстрелами был нанесен огромный ущерб крепости. У Сакмарских ворот была разрушена крепостная стена, некоторые орудия были выведены из строя. От прямых попаданий в крепости было разрушено много служебных и частных зданий и нанесены потери гарнизону. Пугачев непрерывно руководил боевой деятельностью артиллерии, лично наводил орудия в цель. Падуров на допросе показал, что "пушки и прочие орудия большею частью наводил сам самозванец" . Наиболее эффективным был огонь батареи № 3 и орудий, расположенных на колокольне церкви. Находясь на возвышении, они могли поражать противника не только на крепостной стене, но и в городе.

Артиллерия Оренбурга, занимая огневые позиции в бастионах и на крепостной стене, находилась в более благоприятных условиях, чем артиллерия восставших. Кроме того, огонь их пушек и единорогов успешно дополнялся огнем мортир. Однако артиллерия восставших несла незначительные потери вследствие того, что основная масса орудий (батареи № 3 и № 5) была расположена на хорошо оборудованных и прикрытых брустверами огневых позициях.

Штурм Оренбурга войсками Пугачева

В то время как стороны вели интенсивную артиллерийскую стрельбу, Пугачев, под прикрытием артиллерийского огня батареи № 5, повел войска через форштат на штурм. Войска уже достигли вала, но вследствие усиленного картечного огня из крепости Пугачев приказал отступить. Батарея № 5 своим огнем не могла подавить артиллерию гарнизона, тем более, что в период штурма вели огонь по противнику на этом участке лишь два орудия, занимавшие огневую позицию на колокольне церкви. Слабая артиллерийская поддержка штурмующих колонн привела к неудаче, и остаток дня обе стороны провели в артиллерийской перестрелке. "Из пушек, — говорил Пугачев на допросе, — с утра и до вечера, как от меня с батарей, так из города, перестреливались по самую ночь ". Артиллерия Оренбурга израсходовала 1643 ядра, 71 картечь, 74 бомбы. Артиллерия Пугачева израсходовала около 1000 снарядов.

Как уже отмечалось, правительство приняло энергичные меры для ликвидации восстания. Уже 14 октября Екатерина II назначила командира С.-Петербургского легиона генерал-майора Кара главнокомандующим всеми войсками, предназначенными для участия в подавлении восстания. В помощь Кару был назначен "опытный усмиритель восстания яицких казаков" генерал Фрейман. Многочисленные войска с артиллерией спешно направлялись под Оренбург.

Кар 30 октября прибыл в Кучуевский фельдшанец, а в начале ноября с отрядом в 1467 чел. и с 5 орудиями направился в район восстания. Генерал был уверен в скорой и легкой победе над Пугачевым. "Опасаюсь только, — писал Кар, — чтобы они, разбойники, сведав о приближении команд, не обратились бы в бег" . Чтобы отрезать восставшим путь отступления, Кар предписал симбирскому коменданту полковнику П.М. Чернышеву немедленно занять крепость Татищеву.

Концентрическим ударом по главным силам Пугачева генерал Кар предполагал задушить восстание, а поэтому им было отдано распоряжение нанести удар по войскам, осаждавшим Оренбург, с четырех сторон. Со стороны деревень Биккулова и Юзеева должен был наступать отряд Кара, со стороны крепости Татищевой — отряд Чернышева и Салавата Юлаева, из Верхне-Озерной крепости — отряд бригадира Корфа, а из Орска — отряд генерала де Колонга. Активные действия оренбургского гарнизона должны были способствовать этим отрядам в достижении поставленной цели. Однако осуществить намеченный план генералу Кару не удалось. Отряд Салавата Юлаева перешел на сторону восставших, а остальные отряды были разромлены Пугачевым по частям.

Узнав о движении правительственных войск, Пугачев правильно оценив нависшую угрозу и 2 ноября выслал навстречу генералу Кару отряд яицких казаков численностью 300 чел, при четырех орудиях под командованием Овчинникова и Чики-Зарубина. Кроме того, на направлении вероятных вылазок "сотнику артиллерийскому, Чумакову, дан приказ, чтобы он, взяв два единорога и десять пушек шел командою в то место, где чаял я пойдет секурекая команда из города когда ж на него пойдут, из пушек учинить поражение" . Чумаков выполнил поставленную задачу, нанес поражение войскам, предпринявшим вылазку, и принудил их с "немалым уроном" возвратиться в город. Пугачев показал, что после поражения, нанесенного отрядом Чумакова, "оренбургские на вылазку против меня уже долго не выходили" .

Отряд Овчинникова и Чики-Зарубина и отряд Хлопуши 7 ноября пленили роту 2-го гренадерского полка, следовавшую из Симбирска на соединение с Каром. В ночь с 8 на 9 ноября отряд Овчинникова и Чики-Зарубина атаковал отряд Кара.

Неожиданный удар восставших вызвал панику в отряде. Генерал Кар, еще так недавно хваставший, что очень скоро ликвидирует восстание, стал поспешно отступать. По выходе из Юзеевой в поле Кар пытался оказать сопротивление, но конница восставших, поддержанная огнем 9 орудий, так стремительно атаковала отряд Кара, что он, теряя орудия, обоз и людей, безостановочно отступал 17 км. Отряд Овчинникова и Чики-Зарубина действовал блестяще. Их кавалеристы предпринимали атаки лишь после того, как артиллерия своим огнем приводила противника в замешательство. При этом артиллеристы проявили высокое мастерство в маневрировании орудиями. Подготовив атаку конницы, они быстро переносили огневую позицию вперед и немедленно открывали меткий огонь. Особенно отличился канонир Иван Шишкин, подбивший своими меткими выстрелами единорог Кара. Под непрерывными ударами отряд Кара в панике отступал, теряя людей убитыми, ранеными и перешедшими на сторону восставших. Преследование разбитого отряда Кара продолжалось 8 часов и было остановлено с наступлением темноты и после того, как артиллерия отряда Овчинникова и Чики-Зарубина израсходовала все снаряды. Следует заметить, что в это время при орудиях отряда Кара еще оставалось 167 ядер. В этом бою Кар потерял 38 чел. убитыми, 41 ранеными и 50 перешедшими на сторону восставших.

Об этом бое генерал Кар доносил: "Во время сего следования со всех сторон, а особливо из деревни Юзеевой от Оренбурга наскакало сих злодеев на меня верхами более дву тысячи человек, и подвезя артиллерии 9 орудий начали стрелять ядрами и гранатами, но как по неимению при мне легких войск не можно мне было ничего с ними зделать, кроме что отстреливатца по их батареям, из имевшихся со мною одного осьми фунтового единорога, под которым напоследок подбили лафет; и четырех 3-фунтовых пушек ис коих три весьма безнадежныя... и так я по множеству случившихся дефилеев маршируя 17 верст отстреливался восемь часов" .

Боевую деятельность артиллерии восставших генерал Кар оценивал так: "Артиллериею своею чрезвычайно вредят; отбивать же ее атакою пехоты также трудно, да почти и нельзя; потому, что они всегда стреляют из нее, имея для отвозу готовых лошадей, и как скоро приближатца пехота станет, то они отвозя ее лошадьми далее на другую гору и опять стрелять начинают, что весьма проворно делают и стреляют не так, как от мужиков ожидать должно было." .

После разгрома отряда Кара отряд Овчинникова и Чики-Зарубина, а также перешедший на сторону восставших отряд Салавата Юлаева 11 ноября прибыли в Бердскую слободу.

Еще более тяжелая участь постигла отряд полковника Чернышева 12 ноября. Пугачеву стало известно, что против него из Чернореченской крепости выступил отряд Чернышева численностью 2200 чел. при 15 орудиях и с огромным обозом. Пугачев сам повел войска против Чернышева. Одновременно в отряд Чернышева был послан казацкий сотник Падуров с задачей завести отряд Чернышева в ловушку. Перед Чернышевым Падуров представился врагом Пугачева и сторонником правительства Екатерины II. Хитрость Падурову удалась и он вызвался провести отряд Чернышева в Оренбург, в обход пугачевских караулов.

13 ноября ночью отряд Чернышева без барабанного боя выступил из Чернореченской. Утром отряд достиг урочища Маяк и стал переправляться по льду через р. Сакмару. Первыми переправились легкие войска под командованием капитана Ружевского, после чего ему была поставлена задача взять трех казаков и отправиться в Оренбург с докладом губернатору по прибытии отряда Чернышева. Ружевский, прибыл в Оренбург, но не успел доложить, как послышались артиллерийские выстрелы, продолжавшиеся четверть часа.

Как только отряд Чернышева переправился через реку, его со всех сторон атаковали пугачевцы. Меткий и неожиданный артиллерийский огонь сеял смерть и панику в отряде Чернышева. Дружной атакой восставшие быстро овладели артиллерией и пленили 1500 солдат. Казаки и калмыки добровольно перешли на сторону восставших.

Из всех отрядов, предназначенных для атаки, главных сил Пугачева и оказания помощи гарнизону, Оренбурга, только отряду Корфа, состоявшему из 2495 чел. при 22 орудиях, удалось прорваться в Оренбург.

Узнав о пленении отряда Чернышева, Рейнсдорп решил выручить его. Для этого он организовал вылазку войсками гарнизона с участием отряда Корфа под общим командованием обер-коменданта Оренбурга генерал-майора Валленштерна. В отряде Валленштерна насчитывалось 2400 чел. и 26 орудий. Валленштерн построил войска в боевой дорядок с кавалерией на флангах и двинул их на высоту, находившуюся в 5 км от крепости и занятую отрядом Пугачева. Как только конница стала огибать высоту, а пехота, приблизилась к отряду, расположенному на высоте, Пугачев отрядом в 2 тыс. чел. при поддержке 50 орудий ударил по флангам правительственных войск. Повстанцы сражались врассыпную "производя безпрестанно огонь, из многочисленных своих орудий". Валленштерн вынужден был построить войска в каре и отстреливаться артиллерийским и ружейным огнем. Позже генерал Рейнсдорп доносил: "сии злодеи все будучи против наших доброконными и обыкновенно разъезжают рассеянно, отдаляясь от картечного и оружейного выстрела, производили единственно из многочисленных орудий пальбу, то и совершенного успеха над ними одержать было не можно, а принуждено при наступлении ночи зделать пехотою батальонное каре в город возвратиться" . Валленштерну с трудом удалось прорваться обратно к Оренбургу. Артиллерия Пугачева преследовала отступавших огнем на такое расстояние "как пушечный выстрел брать может" .

План Кара по разгрому и пленению восставших провалился. Кар пал духом, самовольно сложил с себя командование, оставил войска под командованием Фреймана и уехал в Москву. За трусость и самоволие Кар был "уволен и получил абшид" , а на его место был назначен генерал-аншеф Бибиков.

Поражение генерала Кара, распространение Крестьянской войны на соседние губернии, паника и бегство помещиков и заводчиков из мест, охваченных восстанием — все это заставило правительство Екатерины II не только назначить нового главнокомандующего, но и принять ряд более серьезных мер для борьбы с восставшими. На театр военных действий было отправлено из разных мест шесть полков (три пехотных и три кавалерийских) с их артиллерией. В помощь Бибикову были назначены генерал-майор Мансуров, генерал-майор князь Голицын, полковник Ю. Бибиков, несколько офицеров генерального штаба и гвардии.

Наделенный неограниченными полномочиями, генерал Бибиков 9 декабря направился в Казань.

В то время как правительство принимало самые решительные меры по подавлению восстания, обольщенный успехами Пугачев недооценивал опасность. В момент подготовки всеобщего наступления правительственных войск он дробил силы, отвлекал их из-под Оренбурга для решения незначительных задач. Так, 18 ноября отряд под командованием Хлопуши был послан на Верхне-Озерную крепость. По пути отряд овладел крепостью Ильинской и захватил там пушки, продовольствие и казну. 22 и 23 ноября отряд атаковал Верхне-Озерную крепость, но взять ее не смог и запросил помощи от Пугачева. 24 ноября Пугачев вместе с Твороговым выступил во главе отряда из Берды, соединился с отрядом Хлопуши и предпринял атаку, но и на этот раз крепость не взяли и отступили к Ильинской. Только 29 ноября пугачевцы взяли крепость и пленили отряд численностью 462 чел..

Другой отряд, под командованием Толкачева, был послан для завоевания нижнеяицкой дистанции и крепости Яик. Толкачеву удалось овладеть всей нижнеяицкой дистанцией, присоединить к себе казаков, пополнить отряд артиллерией и 30 декабря занять Яицкий городок. С этого времени началась осада Яицкой крепости, которая продолжалась до 16 апреля 1774 г.

Пушка производства Каменского завода в Уральске (до 1775г. – Яицкий городок)

Овладев Яицким городком, Толкачев предпринимал неоднократные попытки атаки Яицкой крепости, но каждый раз встречал упорное сопротивление ее гарнизона под командованием полковника Симонова. После неудачных атак Толкачев запросил помощи, и в первую очередь артиллерии у Пугачева. Пугачев послал в Яицкий городок Овчинникова с 50 казаками, тремя пушками и одним единорогом. Затем, оставив главные силы под командованием М. Шигаева и Д. Лысова, Пугачев тоже прибыл в Яицкий городок.

Артиллерийский обстрел крепости результата не дал. Тогда Пугачев принял решение подвести под крепость мину. Подкоп был начат 7 января 1774 г. силами в 150 чел. рабочих и 10 плотников под руководством Матвея Ситникова. Руководство всеми минными работами осуществлял Пугачев. На допросе Пугачев показал: "При главной работе был русский человек, Матвей Ситников, но главное над тою работою смотрение я имел сам. Сия работа известна мне потому: когда был я в прусском походе, так при подкопах употребляем был в работу, и некоторое примечание тогда сделал" . 20 января мину подорвали, но взрывом не причинили крепости никакого вреда. Ожесточенные атаки восставших были отбиты. Потеряв 400 чел. убитыми, Пугачев отступил и приказал делать новый подкоп под колокольню, которая служила "пороховою казною" , и на ней были размещены "наиболее вредящие" артиллерийские орудия.

Полковник Симонов был предупрежден о готовящемся взрыве колокольни. Порох был убран, и взрыв 30-пудовой мины желаемого результата не дал.

Во время осады Яицкой крепости восставшие добились крупной победы под Оренбургом, разгромив 13 января большую вылазку гарнизона.

Как уже отмечалось, в осажденном Оренбурге положение было тяжелым, о чем Рейнсдорп доносил: "По неприбытию сюда отправленных на помощь войск, по недостатку здешних команд, а по превосходству изменнической толпы, известного злодея отразить и путь открыть я не в состоянии" . Губернатор и войска потеряли веру в освобождение. Командование опасалось мятежа. В этих условиях Рейнсдорп решил еще раз осуществить вылазку, попытаться разгромить Пугачева и прорвать блокаду. Войскам была поставлена задача: "Стараться не выпускать злодейскую толпу из гнезда своего, поражать всеми силами, а особенно сильною канонадою, приведя их в конфузию, не допущать не только выбираться, ниже артиллерию вывозить" .

13 января на рассвете из Орских и Сакмарских ворот выступили все войска гарнизона при 25 орудиях (5 единорогов и 20 пушек). Правой колонной, выступавшей из Орских ворот, командовал Валленштерн, двумя другими, выступившими из Сакмарских ворот, командовали Корф и Наумов. Темнота, слабая организация взаимодействия и глубокий снег сказались в самом начале отрицательно на действии правительственных войск. Войска восставших, воспользовавшись разновременным выходом правительственных войск на поле боя, стали громить их по частям, проявляя при этом высокое военное искусство и умело используя артиллерию.

Первым появился на поле боя отряд Наумова. Командование восставших быстро оценило обстановку, открыло из расставленных по буераку пушек огонь и атаковало при поддержке артиллерийского огня отряд Наумова, затем Корфа. Артиллерия Пугачева оказывала эффективную поддержку своим войскам и вскоре превзошла своим огнем артиллерию противника. Однако отряды Наумова и Корфа продолжали продвигаться вперед с тем, чтобы, соединившись с отрядом Валленштерна, совместно атаковать пугачевцев и разгромить их. Пугачевцы воспользовались этим продвижением, обошли левый фланг и частью сил вышли в тыл правительственных войск. К этому времени к полю боя подошла колонна Валленштерна. Правительственные войска были полностью окружены. Рейнсдорп доносил, что "хотя действием нашей артиллерии сначала причинен знатной урон, но как первая колонна назначенного от меня места по разсветанию дня не успела, то через сие злодеи имели способ выбраться многочисленною конницею и более нежели с шестьюдесятью орудиями окружа со всех сторон все наши колонны такой учинили наисильнейший огонь и наездами своими нападение, что с нашей стороны увидя немалый урон и пришед в расстройку принуждены были уступя те занятые авантажные места ретироваться к городу..." . Положение царских войск было тяжелым. Зажатые со всех сторон, они несли огромные потери. Позже Валленштерн писал: "Мой фронт находился во все сие время в надлежащем порядке, вытерплевая от злодеев жестокую спереди, с правого флангу по фронту также и с тылу канонаду и урон во фронте, где сверх убитых и раненых ранен ядром капитан Юнгер, а при пушках побито несколько канониров и артиллерийских лошадей" . Боясь быть отрезанным, под ударами пугачевцев Валленштерн стал продвигать свой отряд на соединение с отрядом Корфа.

Умело действовали восставшие против отряда Корфа. Меткий артиллерийский огонь и стремительные удары конницы принудили отряд Корфа начать отступление. Повстанцы энергично преследовали его и привели отряд в замешательство. "Во время сего движения, — говорится в объяснениях Валленштерна и Корфа о причинах поражения,— и настоящей его фронт при спуске с горы пришел в замешательство тем более, что злодеи через лежащей перед корпусом бригадира Корфа буерак с поспешностью перебиралися и причиняли особливо из пушек не малый вред" .

Отряд Наумова сначала упорно отражал удары пугачевцев, но после отступления отрядов Валленштерна и Корфа, из-за боязни быть отрезанным и уничтоженным, отступил, пытаясь соединиться с ними. Однако организовать сопротивление натиску восставших они не сумели. Все войско бежало в беспорядке до самого Оренбурга, оставив на поле боя не менее 400 убитых и раненых. Победителям достались 13 орудий и два зарядных ящика со снарядами и зарядами.

Рапорт командира 1-го оренбургского корпуса премьер-майора Наумова обер-коменданту Оренбурга генерал-майору К. Валленштерну о действиях его корпуса в сражении 13 января 4 февраля 1774 г.

На повелѣніе вашего превосходительства симъ покорно доношу: 1. Когда 13-го числа генваря къ пораженію злодѣйской толпы, состоящей въ Бердской слободѣ, съ порученною мнѣ состоящею со всѣми чинами въ четырехстахъ человѣкахъ команду по выходѣ изъ города въ Сакмарскіе ворота, отделясь отъ средняго, предводимаго его высокородіемъ господиномъ бригадиромъ Корфомъ корпуса, принявъ влѣво, и перешедъ имѣющіеся пониже кирпишныхъ сараевъ малой оврагъ, слѣдовалъ по данному мнѣ отъ его высокопревосходительства господина генералъ-порутчика, кавалера и оренбургскаго губернатора Ивана Андреевича Рейнсдорпа предписанію къ занятію той высоты, по которой состоящіе по ту сторону Сакмары рѣки въ числѣ злодѣйской толпы башкирцы и калмыки изъ оврагу выбираются, держась нѣсколько тѣхъ возвышенныхъ мѣстъ, что отъ называемаго Маячнаго бугра простираются вправо къ Берденской слободѣ, не весьма однако жъ отдаляясь отъ средняго корпуса, то къ тому, предписаннаго мнѣ весьма занятію мѣста, прибылъ на утренней зоре, такъ что изъ злодѣевъ выѣхавшія человѣкъ десять, или нѣсколько больше, усмотри уже почти при самомъ томъ мѣстѣ мое приближеніе, съ торопливостію скрылись въ слободу. Я, пользуясь симъ случаемъ, и учреди въ надобныхъ мѣстахъ батареи, ожидалъ около получаса прихода на свое мѣсто средняго корпуса. А между тѣмъ злодѣи и начали изъ слободы большимъ числомъ сперва конныя, а потомъ пѣшія съ пушками, въ правую отъ нихъ сторону внизъ по Сакмаре и оврагу выбираться, имѣя покушеніе перейтить на нашъ берегъ ко укруженію лѣваго моего фланга и тылу. Я, усмотри оное, и что уже средней корпусъ свое мѣсто занимать началъ, приказалъ зделать по тѣмъ выходящимъ злодѣямъ изъ пушекъ нѣсколько выстрѣловъ, что и учинено было съ такимъ дѣйствіемъ, что злодѣи, нимало не вытерпѣвъ нашего огня, скрылись въ слободу, а нѣкоторые и въ кустарникъ. 2. По такомъ первомъ успѣхѣ, и дабы возможно было въ самомъ ихъ гнѣздѣ большой вредъ и пораженіе зделать, оставя на томъ нужномъ мѣстѣ, гдѣ пригорокъ и въ близости онаго самая та дорога изъ лугу на высоту лежащая, по коей злодѣи выбираются, дабы они къ переходу и окруженію нашихъ войскъ не нашли способа, господина секундъ-майора Донкеева съ двумя трехфунтовыми пушками и съ гарнизоннаго ротою, самъ съ достальными по самому того рва берегу придвинулся къ слободѣ на такое разстояніе, что мои два единорога и одна трехфунтовая пушка какъ въ самое жилье, такъ и по вышедшей противъ средняго нашего корпуса злодѣйской толпѣ и артиллеріи съ хорошимъ успѣхомъ и пользою дѣйствовали, причемъ, хотя злодѣи и еще неоднократно покушались, изъ слободы съ пушками выбравшись, отбить меня отъ сего для нихъ опаснаго мѣста, а къ майору Донкееву скрывшіеся въ кустарникѣ принимали намѣреніе, вышедъ изъ онаго, перебраться на нашъ берегъ, но имъ въ томъ нималой удачи не было и, какъ видно было, что, претерпѣвъ отъ артиллеріи уронъ, принуждены обратно скрываться, такъ что изъ злодѣевъ ни одинъ предпринимаемаго ими исполнить не могъ. 3. Въ такомъ удачливомъ расположеніи и дѣйствіи будучи, старался я наибольше всего метаніемъ изъ единороговъ гранатъ въ слободу зажечь жилье, а стоящей противъ средняго нашего корпуса злодѣйской толпѣ пушками причинять вредъ и збивать ихъ съ мѣста, ибо какъ оттоль, такъ и съ противнаго отъ меня берегу пушечная отъ злодѣевъ стрѣльба по корпусу моему производима была, то сіе такъ счастливо началось и происходило, что въ слободѣ мѣстахъ въ двухъ загорѣлось, ибо во ономъ воровскомъ гнѣздѣ сѣно и солома, во многихъ мѣстахъ была. А та, противъ средняго нашего корпуса стоящая, злодѣйская толпа отъ жестокихъ отъ онаго средняго корпуса прямо по нихъ, а отъ меня боковыхъ, пушечныхъ выстрѣловъ приходила въ замѣшательство, такъ что, отступя назадъ въ слободу, принуждена была пушками молчать 38. Но потомъ, выбираясь на то жъ мѣсто съ большимъ многолюдствомъ и артиллеріею, покушались къ стремительному огню, что хотя и производили, однако моему корпусу никакого вреда причинить не могли. 4. И во время сего происхожденія, пріѣхавъ ко мнѣ оренбургскаго корпуса провіантъ-комисаръ Гурьяновъ, объявилъ, что его высокородіе господинъ бригадиръ Корфъ приказалъ мнѣ сказать, что злодѣи, забравшись съ правой отъ него стороны, окружили, и какъ де у меня малая команда и не безъ опасности, чтобъ отъ протчихъ двухъ корпусовъ отрѣзанъ я не былъ, и для бъ того примыкать мнѣ къ корпусу ево, господина бригадира. Которое повелѣніе получа, тотчасъ послалъ я къ майору Донкееву, чтобы онъ при отступномъ маршѣ ко мнѣ примыкалъ, а бывшей со мною части еще на самомъ томъ же мѣстѣ, какъ только сказалъ по рядамъ направо, чтобъ приближиться къ среднему корпусу, то уже оной корпусъ съ своего мѣста ретировался. 5. Я, нѣсколько къ нимъ потянувшись и видя, что оной уже за бугоръ, на коемъ прежде стоялъ, сходитъ и былъ въ нарочитомъ разстояніи отъ онаго, а на то мѣсто элодеи въ великомъ числѣ и съ своими пушками взбираются, началъ отступать прямо къ городу. И какъ поровнялся противъ означеннаго бугра, съ котораго средней корпусъ сошелъ, и гдѣ уже злодѣи со всею артиллеріею оное мѣсто заняли, и по корпусу моему стрѣляли, то я, остановись противъ ихъ, причемъ и майоръ Донкеевъ ко мнѣ примкнулъ, и исъ пушекъ и мелкова ружья отбивался. Между тѣмъ, какъ уже средней корпусъ, также я и майоръ Донкеевъ отъ мѣстъ своихъ отступили, то злодѣи сперва, какъ выше значитъ, съ превеликою скоростію заняли бугоръ, на коемъ средней корпусъ былъ, а потомъ гдѣ я и майоръ Донкеевъ къ выходу имъ препятствовали, выбравшись и окружа меня съ трехъ сторонъ, вдругъ съ бугра съ боковъ исъ пушекъ сильную стрѣльбу, а конныя устремительное нападеніе учинили, причемъ вѣсь мой корпусъ, будучи еще во всёмъ своемъ надлежащемъ порядкѣ, защищаясь пушечною и изъ мелкова ружья стрѣльбою, отступалъ назадъ. Но по весьма превосходному числу злодѣевъ и ихъ пушекъ, когда подъ нашею артиллеріею нѣсколько лошадей и лафетовъ побито, да и оставите подъ оною лошади совсѣмъ пристали, къ которымъ хотя и люди для подвоски опредѣлены были, но при минованіи нѣсколько того бугра пришло мѣсто ниское и снѣгу очень много нанесено, такъ что по колѣни человѣку, то и не было возможности по неимѣнію лошадей, а людямъ за тягостію и глубокости снѣгу усталью, артиллерію сохранить, паче и потому, что въ семъ случаѣ отъ жестокаго со всѣхъ сторонъ элодейскаго устремленія изъ столь малаго моего корпуса въ людяхъ уронъ зделался, а къ тому нижнія чины, видя что средней корпусъ впереди, и идетъ прямо на городъ безостановочно, а злодѣи, видя, что за неимѣніемъ подъ пушками лошадей везутъ оные по снѣгу люди, врывались конницею и въ самой фронтъ, чѣмъ оной въ конфузію я безпорядокъ приведенъ, причемъ я съ майоромъ Донкеевымъ и другими офицерами сколько аи старались въ надлежащей людей порядокъ поставить, но уже того зделать никоимъ образомъ не могли, и хотя злодѣи привеликой и отъ нашей стороны сносили уронъ, но, несмотря на то, и надѣясь на превосходныя свои силы, устремительно нападали. И такъ отбиваясь отъ нихъ, ретировался отъ занятаго сначала мѣста до средняго корпуса болѣе двухъ верстъ. Напослѣдокъ по устремленію людей изъ артиллеріи бывшей со мною шести, пять орудей злодѣями захвачены, побивъ бывшихъ при оныхъ кондуктора Замошникова, артилерійскова сержанта и нѣсколько канонировъ. А потомъ, достигнувъ оба первыя корпусы, кои также въ разстройкѣ были и съ которыми моего корпуса люди такъ смѣшались, что и разобрать было трудно, гдѣ не только мы съ майоромъ Донкеевымъ, и протчія штапъ-офицеры, но ваше превосходительство также и его высокородіе господинъ брегадиръ Корфъ, употребя всѣ возможныя силы, старались всѣхъ корпусовъ людей остановить и фронтъ въ порядокъ привесть, что хотя съ крайнею нуждою, и отбивъ соединенными силами злодѣевъ, и зделано. Что жъ принадлежитъ до бывшихъ со мною шестидесятъ человѣкъ оренбургскихъ казаковъ, то оные съ самаго еще начала моей ретирады отъ корпуса моего уѣхали, которыхъ до соединенія съ протчими двумя корпусами видѣть не могъ.

Подлинной подписанъ по сему: примьеръ-майоръ Наумовъ

Февраля 4 дня 1774 года.

В полевом сражении царские войска израсходовали 2195 гранат, ядер и картечи. Данных о расходе боеприпасов артиллерией Пугачева нет, но, учитывая высокую оценку ее боевой деятельности, невольно данную противником, а также исход боя, следует считать, что расход боеприпасов был не меньшим. После победы пугачевцев, Рейнсдорп доносил: "Без особливой помощи, которой через четыре месяца ни с которой стороны дождаться не могу, вылазки против него злодея делать уже не в состоянии" .

Несомненно, победа под Оренбургом была бы более значительной, если бы боевыми действиями руководил лично. Е.И. Пугачев. В то время, как Пугачевым создавались многоорудийные батареи, в данном сражении артиллерия использовалась поорудиино. Правда, искусное маневрирование орудиями обеспечивало поддержку войск артиллерийским огнем, но эффект борьбы был бы несравненно более высоким при сосредоточении на важных направлениях большого количества орудий.

Военные успехи Пугачева способствовали распространению Крестьянской войны на все новые и новые районы. Уже в ноябре—декабре 1773 г. войной были охвачены Пермская и частично Симбирская губернии. Восстала Башкирия. Три четверти (92) уральских заводов находилось в руках, восставших. Работные люди переходили на их сторону, образуя наиболее устойчивое ядро восстания. Поднялись на восстание помещичьи крестьяне, чуваши, мордва и татары. Сплошь и рядом действовали смешанные отряды, во главе которых стояли как русские, так и нерусские командиры. Росла армия Пугачева. К концу декабря 1773 г. в ней насчитывалось 120 тыс. чел. Только под Оренбургом в армии Пугачева насчитывалось около 30 тыс. чел. и более 100 орудий.

Ввиду того, что главные силы Пугачева были прикованы к Оренбургу и Яицкой линии, в Уфе, Екатеринбурге, Кургане, Красноуфимске, Самаре и других местах образовались отдельные очаги восстания, почти не имевшие общего руководства. Немногочисленные и плохо вооруженные отряды терпели поражения в борьбе с карательной армией, а более крупные и хорошо организованные и вооруженные отряды сами громили карателей.

В ноябре 1773 г. отряд башкир окружил Уфу. С каждым днем в этот отряд вливались все новые пополнения из татар, дворовых, экономических и помещичьих крестьян. Для руководства восстанием Пугачев назначил Чику-Зарубина.

С небольшим отрядом работных людей Воскресенского завода Чика-Зарубин в начале декабря прибыл в Чесноковку (в 12 км от Уфы), основал здесь ставку - центр восстания — и развернул энергичную деятельность по расширению восстания. За небольшой промежуток времени в отряд Чики-Зарубина влилось около 8 тыс. заводских крестьян. Они приходили с заводов с артиллерией и казной и увеличивал наиболее устойчивую часть, восставших. Именно в этот период захваченные восставшими заводы изготовляли для армии Пугачева материальную часть артиллерии и боеприпасы не только старого образца, но и нового, так называемого "злодейского литья" , которые нисколько не уступали правительственным образцам. Восставшие создали лафеты не на колесах, а на санях, что было исключительно важным усовершенствованием. Артиллерия на санях была высокоманевренной и поспевала всюду не только за пехотой, но и за конницей Пугачева.

В Закамском крае Чика-Зарубин, пресекая произвол, грабежи и насилия, установил определенную систему набора в армию, учредил общественные магазины, которые обеспечивали продовольствием и другими материалами не только армию, но и семьи мобилизованных. Чикой-Зарубиным принимались решительные меры по приданию восстанию организованного характера. Он руководил боевой деятельностью отрядов. В разные районы Чика-Зарубин посылал отряды (Кузнецова, Грязнова) с целью захвата главных городов провинций (Челябинск, Кунгур, Екатеринбург и др). Наибольший успех выпал на долю отряда И.Н. Грязнова в составе 5000 чел. при 20 орудиях, который нанес поражение правительственным войскам де Колонга и овладел 8 февраля г. Челябинском.

Активную деятельность, развил отряд Белобородова, который, заняв ряд крепостей и заводов, к концу января подошел к Екатеринбургу. Овладение заводами, переход на сторону Белобородова работных людей, дороговизна в городе — все это привело к растерянности властей Екатеринбурга. Однако Белобородов не сумел этим воспользоваться и под давлением крупных частей правительственных войск вынужден был снять блокаду Екатеринбурга и отступить сперва на Каслинский завод, а затем на Саткинский завод, откуда ушел на соединение с главными силами Пугачева.

В январе 1774 г. правительственные войска предприняли одновременное наступление по всему фронту: от Самарской линии до Елабуги — на Оренбург, от Мензелинска до Сарапула — на Уфу, от Кунгура до Красноуфимска — на Екатеринбург. К середине февраля 1774 г. им удалось взять Курган, Челябинск, деблокировать Екатеринбург и захватить почти всю Самарскую линию. Основное внимание правительственных войск было обращено на Оренбург и Уфу.

Главное командование над войсками, предназначенными для действий против Оренбурга, было возложено на генерал-майора князя П.М. Голицына. 4 февраля войска Голицына подошли к Бугульме и соединились с отрядом Фреймана. Захватив затем Бугуруслан, они устремились к Оренбургу, путь к которому вел через Сорочинск и Бузулук.

Против войск Голицына действовали: в районе Сорочинска — отряд Овчинникова, которому Пугачев поставил задачу у Сорочинска боя не принимать, в случае наступления противника отойти к Илецкому городку: в районе Бузулука - отряд Арапова, численностью около 2 тыс. чел. и 15 орудий. Отряд Арапова, кроме ведения оборонительных боев, продолжал обеспечивать продовольствием главные силы Пугачева.

14 февраля два отряда правительственных войск (подполковника Гринева и майора Соловьева) подошли к Бузулуку и завязали бои с передовыми частями восставших у околицы крепости. Вскоре к ним присоединился отряд генерала Мансурова. Повстанцы встретили противника огнем двух орудий и ружейным огнем. Силы были слишком неравные, и под ударами противника с трех сторон крепость пала. Потеряв 217 чел. убитыми и 286 ранеными, отряд Арапова отошел в Сорочинскую, а затем в Татищеву. В этом бою восставшие потеряли всю артиллерию (15 пушек и один единорог), 9 зарядных ящиков и 5 саней со снарядами.

Правительственные войска продолжали теснить отряды Пугачева. 11 марта войска Голицына заняли Сорочинск и соединились с отрядом Мансурова, а 17 марта они заняли Новосергиевскую крепость. Теперь на пути к Оренбургу оставалась только крепость Татищева.

Пугачев решил продолжать осаду Оренбурга войсками под командованием Шигаева, самому же с отрядом в 1500 чел. и с 15 орудиями следовать к Татищевой, где дать генеральное сражение правительственным войскам. С приходом Пугачева в его руках под Татищевой насчитывалось более 9 тыс. чел. и 36 орудий.

За короткое время Пугачев привел крепость в отличное состояние: инженерные сооружения были восстановлены, к деревянным стенам был присыпан снежный вал и облит водой, артиллерия в крепости и на валу была расставлена лично Пугачевым . Орудийные расчеты были подобраны из самых подготовленных и преданных канониров и солдат. Шесть батарей (30 орудий) были поставлены Пугачевым на направлении вероятного штурма, что впоследствии вполне оправдалось. Для подготовки точного артиллерийского, огня были вымерены расстояния, поставлены ограничительные знаки предельной дальности артиллерийского огня. Об этой деятельности Е.И. Пугачева в одном из документов сказано: "Сперва приказал для пушек сделать снежный вал и все пушки по оному расставить и размерил дистанцию сколь далеко его пушки будут брать ядрами и дробью, и поставил в тех местах колышки и навел в те места пушки... потом дал приказ: тот день, как князю Голицыну придти должно, чтоб была совершенная в городе тишина, и чтоб люди всячески скрылись, дабы не видно было никово и до тех пор к пушкам и каждому к своей должности, не приступать, покуда князя Голицина корпус не подойдет на пушечный выстрел ядром" . Все было подготовлено, чтобы подпустить противника на дальность пушечного выстрела, открыть по нему уничтожающий артиллерийский огонь, привести в замешательство, а затем стремительным ударом гарнизона разгромить войска Голицына в полевом бою.

Утром 22 марта войска Голицына (около 8 тыс. чел. и 70 орудий) подошли к крепости Татищевой и построились в боевой порядок. Батареи были поставлены, на высотах, а пехота и конница — в лощинах. Вскоре артиллерия Голицына (22—25 орудий) открыла по защитникам крепости огонь, на который артиллерия Пугачева не отвечала. "...мы не показывались ему, — говорил Пугачев на допросе, — поджидали его к себе ближе, дабы лучше можно было действовать артиллерии" . В другом документе об этом сказано: "Потом подошло войско и стали стрелять из пушек, а он, Емелька, стрелять не велел для того, чтоб наждать на себя и не терять напрасно ядер. Но как уже войско приблизилось, то он велел стрелять, также и сам стрелял и продолжалась стрельба как часа с четыре".

Как только войска Голицына подошли на дальность действительного артиллерийского огня, защитники крепости открыли по ним дружный и прицельный огонь из всех орудий. Ожесточенный артиллерийский огонь продолжался четыре часа, после чего Голицын атаковал правый фланг крепости. Навстречу атакующим Пугачев выслал отряд с 7 орудиями. Завязался упорный бой. Контратака Пугачева, поддержанная огнем 7 орудий и артиллерией крепости, была так стремительна, что привела в замешательство два батальона правительственных войск. На помощь им поспешил князь Долгорукий со своими батальонами. Пугачев подкрепил свои войска и одновременно нанес удар по егерям и лыжникам войск Голицына, пытавшимся подойти к восточному фасу крепости.

Вылазки существенных результатов не дали, и пехота возвратилась в крепость. Артиллерия обеих сторон продолжала вести неослабевающий огонь. В этих условиях Голицын решился на штурм крепости, но натолкнулся на самоотверженное сопротивление восставших. Бой продолжался с переменным успехом несколько часов. Но силы защитников ослабевали, и правительственным войскам удалось ворваться в крепость, где повстанцы продолжали оказывать отчаянное сопротивление. Победа клонилась на сторону правительственных войск. По настоянию Овчинникова Пугачев решил отступить к Берде.

Победа под Татищевой досталась правительственным войскам дорогой ценой. За шесть часов боя Голицын потерял убитыми 3 офицеров и 138 солдат, ранеными 19 офицеров и 497 солдат. Повстанцы под Татищевой понесли еще большие потери. Потери убитыми составили 1180 чел. и пленными около 4 тыс. Здесь, под стенами Татищевой, полегла лучшая и самая преданная часть пугачевских войск. Генерал Голицын вынужден был высоко оценить военное искусство и мужество войск Пугачева. В своем рапорте на имя А.И. Бибикова он писал: "Дело столь важно, что я не ожидал таковой дерзости и распоряжения в таковых непросвёщённых людях в военном ремесле, как есть сии побежденные бунтовщики" .

В то время как войска Голицына действовали против восставших в районе Оренбурга, значительные силы под командованием Михельсона выступили против отряда Чики-Зарубина, осаждавшего Уфу. Навстречу Михельсону Чика-Зарубин выслал 7-тысячный отряд с 10 орудиями, который 24 марта и завязал у деревни Зубовка упорный бой, продолжавшийся несколько часов. В этом бою особенно отличились башкиры, которые, и будучи ранеными, продолжали сражаться. Михельсон доносил, что из восставших редко кто живым сдавался в плен, а раненые продолжали сражаться карманными ножами "и резали людей, их ловивших" .

Несмотря на героические усилия восставших, они потерпели поражение, потеряв при этом 25 пушек с зарядными ящиками. После победы правительственных войск под Уфой отдельные отряды в Башкирии не прекращали борьбы, а с появлением Пугачева на Южном Урале восстание вспыхнуло с новой силой.

Потерпев поражение под Татищевой, Пугачев отступил в Бердскую слободу, а затем к Каргале, расположенной в 20 км от Оренбурга. Этим была закончена осада Оренбурга и закончился первый период Крестьянской войны. Сподвижники Пугачева совершенно справедливо отмечали на допросах, что если бы Пугачев не задержался в Яицком городке, то можно было бы овладеть Оренбургом в марте, так как положение города и крепости было совершенно безвыходным.

В районе Каргалы 1 апреля Пугачев с остатками войск дал бой правительственным войскам, в результате которого вновь вынужден был отступить к Сакмарскому городку. В бою под Сакмарским городком повстанцы потерпели серьезное поражение, потеряв убитыми 400 и пленными 2813 чел. В плен попали виднейшие деятели Крестьянской войны: Шигаев, Хлопуша, Падуров, Горшков, Толкачев и Почиталин. Пугачеву с небольшим отрядом удалось укрыться на Белорецких заводах, а Овчинникову — в Яицком городке. Другие преданные восстанию войска и их руководители были оторваны от Пугачева и вели неравные бои с многочисленными правительственными войсками.

После поражения восставших под Татищевой и Сакмарским городком начался второй период Крестьянской войны, отличавшийся ослаблением централизованного управления борьбой восставших. На обширной территории Урала и Поволжья восставшие продолжали вести боевые действия отдельными, не взаимодействовавшими между собой отрядами. Инициатива действий в этом периоде перешла к правительственным войскам.

В этот тяжелый период Крестьянской войны Пугачев с неослабевающей энергией работал над собиранием новых сил, способных продолжать борьбу с правительственными войсками. Кипучая деятельность Пугачева и его Военной коллегии, их призывы вступать в ряды повстанцев, находили горячий отклик и поддержку среди трудящихся масс Урала и Башкирии, что позволило Пугачеву к маю 1774 г. собрать отряд численностью до 5000 чел. Плохо вооруженные и плохо обученные, не имевшие артиллерии отряды Пугачева состояли в основном из работных людей и заводских крестьян Урала, а также из конников Башкирии. Уральские заводы, ранее снабжавшие войска Пугачева орудиями и боеприпасами, при отступлении повстанцев были разрушены, и заполучить артиллерию восставшие могли только в боях с правительственными войсками.

В мае отряды Пугачева овладели, крепостями Магнитной, Карагайской, Петропавловской, Степной и Троицкой. Их малочисленные гарнизоны (за исключением Троицкой) не оказали восставшим серьезного сопротивления, а разбросанные на огромной территории правительственные войска не могли оказать гарнизонам своевременной помощи. При атаке этих крепостей восставшие действовали внезапно и решительно. Так крепость Магнитная была взята ночной атакой. С овладением этими крепостями численность военных сил Пугачева возросла до 8000 чел., а артиллерии — до 29 орудий.

На следующий день после занятия Троицкой крепости основные силы Пугачева потерпели поражение от отряда правительственных войск генерала де Колонга, потеряв, при этом до 4000 чел. убитыми, 28 орудий, 9 зарядных ящиков, 1210 зарядов, 24 пуда свинца и 56 пудов пороху, а 22 мая у д. Лягушиной повстанцы потерпели поражение от отряда правительственных войск подполковника Михельсона.

С целью отрыва от преследовавших правительственных войск Пугачев принял решение отойти в охваченное крестьянским движением Поволжье, собрать там силы и двигаться на Москву. На пути к Волге повстанцы овладели населенным пунктом Осой, Боткинским и Ижевским заводами и пополнили отряд людьми (7000 чел.) и артиллерией (12 орудий). 10 июля отряды Пугачева на пути к Казани разгромили отряд правительственных войск под командованием полковника Толстого, а 11 июля, уже в составе 20 000 чел. при 20 орудиях остановились лагерем у Троицкой мельницы и начали подготовку к овладению крупным административным и экономическим центром — Казанью.

Сподвижник Пугачева И. Белобородов на допросе показал: "Пугачёв под Казань прибыл с армиею в 20 000 человек, а у каждых пятисот были полковники и того дня под вечер Пугачев отобрал яицких казаков человек с пятьдесят ездил к Казане для осматривания городских укреплений и способных мест ко взятию" .

В то время Казань состояла из полуразрушенной крепости, города, Архангельской и Суконной слобод. Город был окружен глубоким рвом, в котором были разбросаны рогатки. Крепость была вооружена 16 орудиями. На обороне города и пригородов состояло 43 орудия, в числе которых были 23 пушки и 20 медных и чугунных мортир. При сравнительно многочисленной артиллерии испытывался острый недостаток в снарядах. Не было должного комплекта снарядов к орудиям, не хватало картечной дроби "для пресечения самозванца Пугачева" . Крепость и город оборонялись полуторатысячным гарнизоном и 6000 вооруженных жителей.

В ходе подготовки к отражению повстанцев оборона города была усилена: было насыпано 9 земляных сооружений батарей и вооружено орудиями. Против Арского поля находилась главная батарея, а вне укреплений — одно орудие.

Утром 12 июля Пугачев собрал военный совет, на котором был обсужден план штурма Казани. Согласно плану войска разделились на четыре отряда, во главе которых стояли Пугачев, Белобородов, Минеев и Овчинников. Каждому отряду была выделена артиллерия.

«Штурм Пугачевым Казани» Моллер Федор Антонович

Наступление началось под прикрытием огня артиллерии, при этом наступление по Арскому полю повстанцы осуществляли "имея перед собою для защиты и вместо подвижных батарей несколько возов соломы, между коими были расставлены пушки" . Поддержанные огнем своеобразных подвижных батарей, отряды Минеева и Белобородова сбили слабый отряд прикрытия, овладели кирпичными сараями, подошли к городу и поставили батареи на огневые позиции. В то время, как отряд Минеева захватил выдвинутое вперед орудие и открыл из него огонь вдоль улицы, отряд Пугачева, поддержанный огнем артиллерийских орудий, ворвался в Суконную слободу. Пугачев и Белобородов, будучи опытными артиллеристами, в ходе боя лично выбирали огневые позиции для батарей и устанавливали на них орудия. Батареи, установленные повстанцами, вели меткий огонь по городу, обеспечивая наступление. Огонь артиллерии причинил повреждения укреплениям и вызвал многочисленные пожары. Под прикрытием артиллерийского огня восставшие с двух сторон ворвались в город. Успех атакующих вызвал панику на других участках обороны, на которых обороняющиеся, "не видав ни малейшего нападения, с одной робости, оставив неприятелю (восставшим. — Н. Г.) пушки и весь снаряд" , бежали в крепость. Повстанцам досталось в качестве трофеев 43 орудия и значительное количество боеприпасов. С овладением городом Пугачев лично расставил орудия на огневых позициях (например, в Гостином дворе и в Девичьем монастыре), стремился огнем артиллерии подавить сопротивление гарнизона крепости, затем штурмом овладеть ею. В рукописи Рычкова отмечается, что "Пугачев расставил пушки как на базаре, так и на Гостином дворе, из которого двора сам он, Пугачев, продолжал стрельбу по крепости с час времени" . Крепость упорно сопротивлялась, отвечая на огонь батарей Пугачева огнем своих орудий, израсходовав по войскам Пугачева 110 ядер и 210 картечей.

Огонь орудий Пугачева был эффективным, но ввиду приближения к Казани отряда полковника Михельсона Пугачев решил прекратить осаду крепости, отойти к лагерю и подготовиться к сражению с отрядом Михельсона.

Оценив обстановку, Пугачев решил основные силы и большую часть артиллерийских орудий сосредоточить на флангах — на направлении возможного главного удара, а в центре перед болотом поставить батарею из шести орудий. С целью повышения, боеготовности Пугачев приказал канонирам находиться постоянно у орудий.

Как и предполагал Пугачев, отряд Михельсона нанес удар по флангам его боевого построения, но натолкнулся на губительный артиллерийский огонь и мужество повстанцев, в результате чего все его атаки были отбиты. Артиллеристы нанесли противнику значительные потери, оказав тем самым существенную помощь пехоте. В донесении Михельсона отмечалось, что "с обеих сторон жестокая пушечная пальба продолжалась более двух часов" .

Неудачи на флангах вынудили Михельсона нанести удар через болото по центру боевого расположения восставших "...я принужден был, — доносил Михельсон, — ударить прямо на середину, на лучшую их батарею, я был встречен ужасной и искусной пальбой". От сильного артиллерийского и ружейного огня правительственные войска несли тяжелые потери. Рапортом на имя князя Щербатова Михельсон доносил: "Злодеи меня с великим криком и с такою пушечною и ружейною стрельбою картечами встретили, какой я, будучи против разных неприятелей, редко видывал и от сих варваров не ожидал" . Ценой значительных потерь Михельсону удалось захватить центральную батарею повстанцев и после упорного пятичасового боя нанести им поражение. Потеряв в этом бою 800 чел. убитыми, 737 пленными 6 орудий, Пугачев отступил с Арского поля за р. Казанку.

13 и 14 июля Пугачев снова готовился к наступлению на Казань, которое и началось 15 июля. Войска Пугачева вторично потерпели поражение на Арском поле, потеряв при этом 9 орудий, 2000 чел. убитыми и много пленными. Среди пленных был и сподвижник Пугачева Белобородов. После этого боя Михельсон доносил, что "мятежники наступали с такою пушечною и ружейною стрельбою и с таким отчаянием, коего только в лучших войсках найти надеялся" . Артиллерия восставших в боях под Казанью тесно взаимодействовала с пехотой и конницей, широко маневрировала на поле боя.

После поражения под Казанью, Пугачев с отрядом в 2 тыс. чел. переправился на правый берег Волги, надеясь пополнить свои силы за счет восставших в Воронежской, Тамбовской, Симбирской, Пензенской и Саратовской губерниях.

Царское правительство, заключив мирный договор с Турцией, выслало освободившиеся войска против восставших. К августу 1774 г. против войск Пугачева действовала целая армия: семь полков и три отдельные роты пехоты, девять легких полевых команд, восемнадцать гарнизонных батальонов, семь кавалерийских полков и одиннадцать эскадронов, четыре полка донских казаков и два дворянских корпуса, 30 июля Екатерина II писала П.И. Панину, что против пугачевцев "столько наряжено войска, что едва не страшна ли таковая армия и соседям была" .

В то время, как численность правительственных войск чрезвычайно возросла, армия восставших как по численности, так и по своему социальному составу и боевой подготовке была значительно слабее, чем в начальный период войны. Боеспособность вооруженных сил Пугачева снизилась еще и потому, что конница башкир осталась в пределах Урала и Башкирии. На боеспособности сказалось также резкое уменьшение численности яицких казаков и работных людей Урала и оторванность от баз снабжения — уральских заводов. В силу всего этого Пугачев отказался от похода на Москву, повернул на юг в надежде поднять восстание на Дону и подготовить весной 1775 г, поход на Москву.

Темп продвижения восставших на юг был высоким — за 5 дней они прошли 400 км. Артиллерия перевозилась на крестьянских лошадях, поставлявшихся Пугачеву в достаточном количестве. В ходе продвижения армия пополнялась артиллерией и боеприпасами. Так, восставшими было захвачено в Саранске 7 орудий, в Пензе — 6, в Петровске — 9 орудий с боеприпасами к ним. Добывали восставшие орудия и в полевых боях. Под Дубовкой повстанцы разгромили отряд князя Дундукова и захватили 7 орудий. Почти без боя сдался Пугачеву гарнизон города Саратова, и солдаты во главе со своими офицерами перешли на сторону восставших. В их числе, было 357 солдат 1-го фузелерного артиллерийского полка, 292 солдата Саратовского батальона и 12 канониров из гарнизонной команды во главе с прапорщиком Сашиным. Из числа орудий, захваченных в Саратове, 5 пушек и боеприпасы к ним были взяты восставшими в поход.

Донское казачество, на которое возлагал большие надежды Пугачев, не поддержало его.

Преследуемые правительственными войсками основные силы Пугачева численностью 6 тыс. чел. при 27 орудиях 21 августа подошли к Царицыну. Получив сведения о приближении повстанцев, комендант Царицына полковник Циплетов принял меры по укреплению города. В дополнение к батареям, расположенным на городских укреплениях, были еще сооружены четыре береговые и две плавучие батареи для обороны со стороны Волги.

Еще до подхода к Царицыну Пугачев решил главными силами при поддержке основной массы артиллерии атаковать город со стороны степи, а отрядом ахтубинских рабочих и бурлаков (1000 чел. и 2 орудия), который опустится на лодках по реке, атаковать Царицын со стороны Волги. Конница должна была отрезать от города донских казаков.

Царицын на акварели 1804 года. Написано с Сибирь-Горы, на которой была установлена артиллерия Пугачёва

Большая роль отводилась артиллерии. Все орудия армии Пугачева были сведены в шесть батарей. Наиболее многочисленная батарея (12 орудий) была поставлена на направлении главного удара на высотах со стороны степи. Артиллерии была поставлена задача разрушать городские укрепления, подавлять батареи противника, воздействовать на его живую силу и этим подготовить штурм.

21 августа после полудня батареи Пугачева начали обстрел города. Особенно отличились саратовские канониры, чей меткий огонь вызвал в городе пожары. Пугачев лично обстреливал из орудий город. На допросе он показал, что по городу "пушек из четырех выпалил, да посадил в город четыре бомбы" .

Гарнизон Царицына оказал упорное сопротивление. Его артиллерия успешно вела огонь, которым подавила одну батарею восставших и взорвала зарядный ящик. Тяжелые потери были нанесены и отряду, спускавшемуся на лодках.

Пятичасовой обстрел города не привел к успеху, ввиду чего Пугачев снял осаду и направился к Черному Яру, где 25 августа произошло последнее решительное сражение с правительственными войсками. Сражались повстанцы мужественно. Меткий огонь саратовских канониров наносил правительственным войскам огромные потери. Но силы были слишком неравными, и восставшие были разбиты, потеряв в этом сражении 2 тыс. чел. убитыми, 6 тыс. пленными и всю артиллерию. Пугачев с небольшим отрядом бежал за Волгу и на пути к Яицкому городку был схвачен казацкой старшиной и выдан царскому правительству, которое 10 января 1775 г. казнило этого народного героя.

Основные силы восставших были разгромлены, но отдельные изолированные отряды действовали до конца 1774 г.

Победа оказалась на стороне правительственных войск, но Крестьянская война 1773—1775 гг. до основания потрясла феодально-крепостнический строй России.

По сравнению с крестьянскими войнами под руководством И. Болотникова и С. Разина, Крестьянская война под руководством Е. Пугачева была наиболее выдающейся по своему размаху и организации, она поколебала "незыблемость" дворянской империи.

Исключительная роль в этой войне принадлежала работным людям Урала. Велика была и личная роль Пугачева в организации и ведении войны. Он показал себя хорошим организатором, администратором и военачальником.

В армии Пугачева артиллерии отводилось важное место. В результате поражения в конце первого периода войны, а так же в результате сражения под Казанью восставшие дважды теряли свою артиллерию и каждый раз создавали ее вновь, используя артиллерию захваченных крепостей, отбитую в полевых боях и изготовленную на заводах.

Артиллерия применялась Пугачевым во всех видах боевой деятельности войск. В ходе войны действия отрядов всегда поддерживались артиллерийским огнем. Никакие боевые действия не предпринимались без предварительной артиллерийской подготовки.

Создавая группировку артиллерии для боя, Пугачев придерживался принципа сосредоточенного использования артиллерии. Отмечается случай, когда на одной огневой позиции (под Оренбургом) было сосредочено 27 орудий.

Большое внимание уделялось организации взаимодействия между артиллерией, пехотой и конницей. Как пехота, так и конница не предпринимали боевых действий, не увязав их с действиями артиллерии. Как правило, артиллерия своим огнем подготавливала атаку. Конница и пехота не подходили на ружейный выстрел до тех пор, пока пехотные каре царских войск не были окончательно расстроены метким артиллерийским огнем.

Огневые позиции артиллеристы выбирали на возвышенностях и при наличии времени оборудовали их в инженерном отношении. Для ведения точного огня практиковалось провешивание направлений для орудий и установление ограничительных знаков дальности действительного артиллерийского огня. Командиры орудий цели выбирали сами, но открывали по ним огонь с наивыгоднейших дальностей, проявляя при этом выдержку и мужество. Артиллеристы в перерывах между боями и в боях овладевали искусством ведения огня, что позволяло им эффективно поражать пехотные каре и артиллерию противника, а также вести огонь при больших углах возвышения.

По маневренности артиллерия Пугачева превосходила артиллерию правительственных войск. Артиллерия восставших лучше была подготовлена для совершения маневра, имея для этого обученных артиллеристов, добротных лошадей и материальную часть. Особенно превосходно маневрировала артиллерия в полевом бою. На высоком аллюре она занимала огневые позиции, поражала войска противника, а затем, в соответствии с изменившейся обстановкой, быстро меняла позиции. При атаке Казани восставшие использовали артиллерию методом подвижных батарей, действовавших под прикрытием возов с сеном и соломой. У Пугачева были орудия не только на колесном лафете, но и на санях, что позволяло артиллерии успешно совершать маневр и оказывать влияние на ход и исход боя зимой.

Источник: Сборник исследований и материалов АИМ, выпуск III.
Ленинград. 1958.

01:38
944
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все права защищены © "Каменск-Уральский. Страницы Истории" 2015-2019
При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Яндекс.Метрика