4. 1733 г. Великая Северная экспедиция

243
Глава 4. Хронология пушечнолитейного производства на Каменском заводе | От первого на Урале до единственного в Империи
Автор:
Александр Тимофеев
4. 1733 г. Великая Северная экспедиция

Эпоха Петра I в России, это не только время глобальных государственных преобразований и войн, но и эпоха великих географических открытий. Земля русская прирастала войнами на западе и военными походами и географическими экспедициями на востоке. Среди множества дальневосточных и среднеазиатских походов особняком стоят две Камчатские экспедиции.

Очередной период возобновления пушечно-литейного производства на Каменском заводе связан с именем еще одного иностранца на русской службе. Датчанин по происхождению, Витус Ионассен Беринг в 1703г. в возрасте 22-х лет в чине подпоручика поступает на русскую службу. За двадцать лет службы на флоте он делает блестящую карьеру, дослужившись в 1724г. до звания капитана 1-го ранга и став одним из ближайших сподвижников Петра.

Первая Камчатская экспедиция

23 декабря 1724 года Петр I дает указание Адмиралтейств-коллегии отправить на Камчатку экспедицию под начальством достойного морского офицера. Адмиралтейств-коллегия предложила во главе экспедиции поставить капитана Беринга, поскольку он «в Ост-Индии был и обхождение знает». Петр I согласился с кандидатурой Беринга. 6 января 1725 года, всего за несколько недель до своей смерти, Петр подписал инструкцию для Первой Камчатской экспедиции. Берингу предписывалось на Камчатке или в другом подходящем месте построить два палубных корабля. На этих судах следовало отправиться к берегам «земли, которая идет на норд» и которая, возможно «понеже оной конца не знают», является частью Америки, то есть определить, действительно ли земля, идущая на север, соединяется с Америкой. Первая Камчатская экспедиция продлилась с 1725 по 1730гг.

1 марта 1730г. Витус Беринг возвратился в Петербург. В «Санкт-Петербургских ведомостях» была опубликована корреспонденция о завершении Камчатской экспедиции. Сообщалось, что русские мореплаватели на судах, построенных в Охотске и на Камчатке, поднялись в Полярное море значительно севернее 67° с. ш. и тем самым доказали («изобрели»), что «тамо подлинно северо-восточный проезд имеется». Далее газета подчеркивала: «Таким образом, из Лены, ежели б в северной стране лед не препятствовал, водяным путем до Камчатки, а также далее до Япана, Хины и Ост-Индии доехать возможно б было, а к тому же он (Беринг) и от тамошних жителей известился, что пред 50 и 60 летами некое судно из Лены к Камчатке прибыло».

Первая Камчатская экспедиция внесла важнейший вклад в развитие географических представлений о северо-восточном побережье Азии от Камчатки до северных берегов Чукотки. География, картография и этнография обогатились новыми ценными сведениями. Экспедиция создала серию географических карт, из которых особо выдающееся значение имеет итоговая карта. Она основана на многочисленных астрономических наблюдениях и впервые дала реальное представление не только о восточном побережье России, но и о размерах Сибири. По свидетельству Джеймса Кука, который присвоил имя Беринга проливу между Азией и Америкой, его далекий предшественник «очень хорошо нанес на карту берега, определив координаты с точностью, которую при его возможностях трудно было бы ожидать».

В 1732 году, по итогам Первой Камчатской экспедиции, её руководитель Витус Беринг предлагает в Адмиралтейств-коллегию проект новой, более масштабной экспедиции по изучению северо-восточных окраин Империи и по поиску морского пути в Северную Америку. Проект поддержан Сенатом и одобрен Императрицей Анной Иоанновной.

Каменские пушки для Камчатской экспедиции Витуса Беринга

5 января 1733 г. на заседании Адмиралтейств-коллегии решается вопрос об обеспечении Второй Камчатской экспедиции артиллерией, артиллерийскими припасами, якорями и прочим необходимым. У Беринга требуют ведомость, в которой он должен сообщить, «как он был в сибирских городах, где что можно тамо из готовых сыскаться или заготовить, дабы в перевозе оных отсюда (из Петербурга) излишнего кошта и затруднения не было». По получении от Беринга ведомости решено было рассмотреть возможность получения готовых изделий в сибирских городах, «о том, куда надлежит послать указы», остальное изготовить на сибирских казенных или партикулярных заводах.

23 февраля Беринг дает капитану М. Шпанбергу инструкцию «уведомитца в Тобольске подлинно, при Охоцком и Якуцке какие вещи ныне тамо есть, а именно: пушки, порох и протчее, какие вещи, которые к нашему делу могут быть надобны… дабы двойного перевозу не имели». В исполнение инструкции М. Шпанберг 13 апреля требует эти сведения от Сибирской губернской канцелярии и копию полученной ведомости передает Берингу. Но еще до прихода сведений из Сибирской губернской канцелярии Берингу становится ясно, что имеющаяся в сибирских городах артиллерия не может в полной мере удовлетворить потребность экспедиции, о чем он, по-видимому, сообщает адмиралтейств-коллегии. В данной Берингу 28 февраля инструкции говорится о том, что указами Сената уже определено, какую артиллерию и артиллерийские припасы следует изготовить в сибирских городах. В изменение первоначально принятых решений эта инструкция уточняет, что вместо предполагавшегося вооружения пакетботов четырехфунтовыми пушками, которых надлежало изготовить 12, «по Указу Адмиралтейской коллегии определено вместо четырехфунтовых пушек зделать на пакетботы на оных (Демидовских) заводах толикое ж число трехфунтовыя пушки по настоящей их препорции, к ним всяких припасов, что надлежит». Впоследствии первоначально запланированное к изготовлению число пушек было увеличено. Вместо партикулярных заводов Демидова изготовителями пушек становятся казенные Сибирские заводы, подведомственные де Геннину.

18 мая Тобольская губернская канцелярия направляет де Геннину промеморию. К определению де Геннина на промемории приложен «Реэстр что надлежит зделать по требованию Тобольской губернской канцелярии в Камчатскую экспедицию ко отправлению капитана командора Беринга». В «Реэстре» на первом месте значатся «на мореходные суда, на бот и на дубель шлюпки удобной артиллерии пушек чугунных трехфунтовых двадцать четыре. Двухфунтовых фалканет на вертлюгах сорок восемь».

Пострадавший от весеннего паводка Каменский завод не действует и де Геннин отдаёт распоряжение отливать пушки на Уктусском заводе. Первые 4 пушки были готовы 28 июня, но при испытаниях 3 из них разорвало. Тогда де Геннин решает отливать пушки на Каменском заводе, но завод еще не восстановлен и де Геннин отдает распоряжение лить пушки на Екатеринбургском заводе и обтачивать на Уктусском. К концу июля месяца наладить пушечно-литейное производство на Екатеринбургском заводе так и не удается и в это же время Управитель Каменского завода прапорщик Л. Прокофьев сообщает де Геннину, что « 28 июля в начале 5 часа доменная печь пущена».

3 августа Геннин принимает окончательное решение: т.к. «на здешнем заводе (Екатеринбургском) руда к литью пушек не такова угодна, как на Каменском», то лить пушки там. В тот же день с Уктусского завода на Каменку был послан фурмовой мастер П. Ефтифеев «с литейщики». 14 августа де Геннин дает распоряжение об отливке свинцовой доски для печатания надписей на

пушках управителю Екатеринбургского завода Бекетову. И на этой доске «вырезать словами тако: Каменъско заводъ и год 1733. А как зделана будет отослать на Каменский завод и велеть на тех пушках помянутые надписи выливать…». Указанная доска была сделана быстро и 15 августа доставлена на Каменский завод. В помощь П. Ефтифееву по его просьбе из Екатеринбурга на Каменский завод командируют трех фурмовых учеников: А. Сатина, С. Бормотова и Ф. Устинова с приказом прислать их обратно, как только литье пушек закончится.

Скорейшее выполнение правительственного заказа очень беспокоит Сибирскую губернскую канцелярию. 31 августа 1733 г. в Сибирском обер-бергамте была получена промемория, в которой губернатор торопит горнозаводское начальство. На это обер-бергамт отвечает, что пушки, якоря, ядра и другие припасы будут отправлены в Тобольск по «первому зимнему пути сего 1733 г.».

21 сентября в Екатеринбурге получают еще одну промеморию аналогичного содержания, на которую выносится определение: «Для понуждения в литье оных пушек и дроби и о репортовании о том во обер-бергамт понедельно послать отсюда на Каменский завод солдата доброго и для того дать ему инструкцию...».

28 сентября Каменская заводская контора получает Указ Сибирского обер-бергамта об ускорении литья пушек и «о репортовании, колико оных вылито будет впред понедельно». Согласно этому указу к каждой пушке необходимо было вылить по 200 ядер «да дроби 300 пудов». Вместе с указом на завод был прислан и чертеж калибра дроби (картечи). К трехфунтовым пушкам требовалось вылить 180 пудов дроби диаметром 23 мм, а к двухфунтовым— 120 пудов диаметром 20 мм.

Прокофьев обещает де Геннину, что к 1 октября на заводе будут вылиты все необходимые пушки: 24 трехфунтовые и 48 двухфунтовых, просит еще одного «свирельщика» и 20 «лошек» для литья ядер и дроби. С Уктусского завода посылают свирельщика О. Фомина. Указанное число пушек лить в срок не успевают. Кроме того, выясняется, что двухфунтовые пушки разрываются, т.к. стенки их тонкие. В связи с этим Геннин посылает чертеж «с прибавкою в стенах толщины» и приказывает лить пушки по новому чертежу.

В октябре, по указу Генина, на Каменские заводы выезжает его помощник и горный специалист Н. Клеопин для проведения испытаний готовых пушек. В начале ноября он докладывает, что в результате проб из 56 двухфунтовых пушек, которые сделаны по старому чертежу с тонкими стенами, разорвались со второго заряда 3 пушки, а у одной «крюк отшибло». Сделанные же по новому чертежу 9 пушек устояли все. Отливка орудий продолжается, но к концу года все равно не успевают изготовить нужное количество. Наконец, 10 января Прокофьев рапортует де Геннину, что просверлены и опилованы последние пушки. В итоге к экспедиции было отлито 28 пушек трехфунтовых, весом каждая по 20 пуд. 35 фунтов, и 92 пушки двухфунтовые, из них 51 с тонкими стенками весом 8 пуд., остальные «в стенах толше» по 9 пуд. 20 фунт. Годными на вооружение после испытаний оказались 22 трехфунтовые и 83 двухфунтовые пушки.

2 февраля 1734г. капитан Сибирского гарнизона Енисейского полка П. Шарыгин получил на Каменском заводе 21 трехфунтовую пушку «длиною 20 калибров», 48 пушек двухфунтовых «длиною 16 калибров» и 3 двухфунтовые пушки отливки 1724г., весом каждая 17 пуд. 15 фунтов, а также ядер в общей сложности 2880 штук и дроби 130 пудов. Общий вес груза был 1230 пудов. Чтобы довезти его из Каменска до Тобольска, потребовалось 49 подвод. В конце марта 1734г. А.Чириков из Тобольска сообщил де Геннину, что «два фальконета явились с великими раковинами внутри», и просил замену. Н. Клеопин опять едет на Каменский завод, выбирает две двухфунтовые пушки 1724г. выпуска весом каждая по 34 пуд. 30 фунт. и их отсылают в Тобольск с конторским служащим Л. Харчевниковым на двух подводах.

В итоге, не смотря на многочисленные сложности, с задачей по обеспечению экспедиции Беринга артиллерией Каменский завод справился.

Сам Беринг на Каменском заводе не был. 18 ноября 1733г. он прибыл в Екатеринбург для переговоров с де Генниным об обеспечении экспедиции транспортными средствами и о строительстве близ Якутска железоделательного завода, которые состоялись 20 ноября. 22 ноября Беринг направляет в Сенат донесение об их результатах. К 23 ноября было собрано достаточное на первое время число необходимых экспедиции подвод, после чего Беринг направляется в Тобольск, где экспедиция проводит зиму 1733-1734 гг.

Великая Северная экспедиция

… Великая Северная экспедиция, состоящая из семи независимых отрядов под общим управлением В.Беринга, продлилась более 10 лет – с 1733 по 1743, а академический отряд под руководством Г.Ф.Миллера занимался изучением Сибири вплоть до 1746г. Участники экспедиции во время морских и пеших походов исследовали и впервые нанесли на карту почти все русское побережье Ледовитого океана, берега Охотского и Берингова морей. Русскими исследователями были открыты Таймыр, Аляска, Алеутские и Командорские острова. В 1746 г. по материалам Великой Северной экспедиции была составлена «Карта генеральная Российской империи, северных и восточных берегов, прилежащих к Северному Ледовитому и Восточному океанам с частью вновь найденных через морские плавания западных американских берегов и острова Япона». Великая Северная экспедиция стала выдающимся научным предприятием, в ходе ее были собраны обширные материалы по географии, геологии, ботанике, зоологии и этнографии севера Сибири и Дальнего Востока. Научные данные, собранные Академическим отрядом экспедиции, легли в основу ряда фундаментальных трудов ученых Академии наук.

Всего на Каменском заводе для Второй Камчатской экспедиции было отлито более ста пушек, из них после испытаний взято в экспедицию 72 орудия. При этом на вооружении пакетботов «Св.Петр» и «Св.Павел» состояло по 14 орудий. Данный факт позволяет утверждать, что Витус Беринг, осуществлявший общее руководство экспедицией, заботился об обеспечении артиллерией не только своего отряда, но и прочих отрядов Великой Северной экспедиции. А это значит, что каменские пушки не только на кораблях Беринга и Чирикова дошли до Америки, но и прошли всю Сибирь от побережья Северного Ледовитого океана до среднеазиатских степей состоя на вооружении сухопутных отрядов. При этом очевидно, что на вооружении сухопутных отрядов состояли более легкие 2-х фунтовые орудия. Более тяжелыми 3-х фунтовыми вооружались корабли. В составе Великой Северной экспедиции было два морских отряда – Беринга-Чирикова и Шпанберга. Отряд М.Шпанберга должен был составить опись Курильских островов, берегов Охотского моря и, по возможности, достичь берегов Японии. Всего в 1738-1741гг. в трех экспедициях Мартына Шпанберга к японским островам приняло участия 5 судов.

Известен рапорт Шпанберга Берингу, в котором он докладывает, что «прешедшего июля 4 дня строитца бот аглинской, а не галанской препорции длиною и шириною как показано от Коллегии. Для того оной препорции бот в морском плавании весьма способен, понеже море везде имеет места глубокие, а плоскодонные галанские боты строятца для проходу чрез мелкие места». И далее «и при спуске, воздав всемилостивому Богу молебное благодарение стрельбою из пушек, именовать оное судно «Михаилом Архангелом». Из которого, очевидно, следует, что и на кораблях отряда М.Шпанберга, которые первыми из русских кораблей достигли берегов Японии, на вооружении стояли пушки Каменского завода.

Таким образом каменские пушки сыграли свою значимую роль в тех географических открытиях, которые были сделаны Великой Северной экспедицией, при этом для Каменского завода заказ Беринга так и остался единичным заказом на изготовление пушек. На данный момент не известны сведения об отливке каких-либо других орудий, кроме орудий для экспедиции В.Беринга в этот период.          

Нет комментариев. Ваш будет первым!

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.