Корелины, Чемезовы, Грачевы – старинные каменские фамилии

136
Автор:
Б.А. Гижевский, В.Г. Карелин
Корелины, Чемезовы, Грачевы – старинные каменские фамилии

История Каменского завода – первого на Урале масштабного чугуноплавильного производства – яркая и типичная страница зарождения и подъема горнозаводского Урала. Пуск первой на Урале домны (не домницы, а мощной и современной по тем временам доменной печи!) произошел 15 октября 1701 года на Каменском казенном чугуноплавильном заводе и этот день по праву считается датой рождения уральской металлургии. В дореволюционное время поселение вместе с заводом так и называлось – Каменскiй Заводъ. С самого начала производства на Каменском заводе изготавливались чугунные пушки, что и принесло ему историческую известность. Жизнь наших каменских предков на протяжении двух веков была неразрывно связана с этим заводом. В научной и краеведческой литературе имеется обширная информация о становлении и развитии Каменского завода. В этих трудах рассматриваются в первую очередь общие историографические вопросы металлургического производства. История нашего города имеет и другую неформальную гуманистическую сторону, как многовековой путь простых каменских тружеников, чьими руками и сметкой и обустраивался каменский край. Их жизненный путь неразрывно связан с Каменским заводом и является неотъемлемой частью истории нашего славного города. В этом важность и даже необходимость изучения старинных каменских фамилий, оставивших свой след на протяжении почти трех веков. Для нас, авторов настоящих записок, это имеет особое значение, поскольку мы рассказываем о наших предках, о корнях, уходящих вглубь веков, пытаемся осознать и укрепить неразрывную связь поколений. Авторов этих записок связывают родственные связи. Наши незабвенные матери, Евгения Александровна Корелина и Серафима Дмитриевна Гижевская – двоюродные сестры, обе они происходят из одного рода Чемезовых. Наши семьи жили на противоположных берегах каменского пруда почти напротив друг друга. Родители нередко встречались, ходили друг к другу в гости, а сейчас эту традицию продолжаем мы.

1. Корелины — Карелины

Родословная Корелиных – одна из первых родословных каменских приписных крестьян и мастеровых, прослеженных с начала XVIII века вплоть до наших дней. Однако «заглядывает» она в век XVII, когда первые Корелины объявились сначала на реке Чюсве (таково старинное название современной Чусовой), а затем « над рекой Аятом» [6]. Предки мои (В.К.) проживали и трудились в Каменском заводе со дня его основания. И даже ранее, жили Корелины в Каменском поселении, заведенном в 1680-е гг. монахами Далматовского Успенского монастыря на реке Каменке (Железенке). Об этом позволяет говорить архивный документ – ревизская сказка жителей Каменского завода, записанная в 1743 г [7]. В ней имеется запись об Иване Афонасьеве сыне Кореле, которому отроду было 75 лет. А родился он «в тое Каменской слободе». Если эти записи верны, то, следовательно, родился он в 1668 г. И вполне возможно Каменское поселение существовало до прихода далматовских монахов на реку Каменку. Однако имеется свидетельство, говорящее о том, что Афонка Корела, отец Ивана Афонасьева сына Корелы, во второй половине XVII в. пришел в Аятскую слободу с реки Чюсвы. В любом случае, согласно переписным книгам дворянина Дмитрия Рукина, составленным в 1719 г., в Каменском заводе числится Иван Афонасьев сын Корелы. «Сказал себе 50 лет, жена ево Татьяна Карпова дочь, дети Савастьян 15, Парасовья 10, Овдотья 7, Оксинья 6, Василиса 2 …». Вместо положенных государевых податей работал он, Иван, на Каменском заводе «всякую заводскую работу: конных 10 недель, пеших тож число. Без зачету платит рекрутных по 10 алтын, кормовых прикащичьих по три алтына по две денги … подворную гоньбу гоняет без платы по 20 подвод на год, пашни для себя пашет в Каменском чертежу на порозжей земле всякого хлеба десятину … сена косит по пятидесяти копен на год … ремесло за ним делает на земскую руку дубленных по десять кож в год …». Иван Афонасьевич имел три лошади, две коровы и пять овец. Позднее занимался угольным делом и вывозил из куреней на Каменский завод по 24 короба в год. В более ранних списках он записан как Корела, а в поздних как Корелин. На его примере видно, что его прозвище перешло в фамилию.
Савастьян, 1705 г.р., сын Ивана Афонасьевича, оказался единственным продолжателем рода по мужской линии. Пожил он совсем немного годков – всего-то 21. Но успел завести отпрыска Ефтефея, у которого также был один сын – Андрей. Таким образом, три поколения Корелиных в первой половине XVIII века держались на единственных мужчинах в каждом колене.

Начиная с Андрея Ефтефеевича, непременного работника Каменского завода, мужскя линия стала расширяться. У Андрея Ефтефеевича было два сына – Ларион и Михаил. А последний уже имел трех потомков по мужской линии – Яков, Григорий и Николай, которые все были погодками. Николай Михайлович, 1813 г.р., мой (В.К.) прадед с женой Еленой Ильинишной имели большое потомство – сыновья Тимофей и Захар, да дочери Ефросинья, Евдокия и Антонина. Николай Михайлович ушел из жизни относительно молодым. И дети его числились в ведомостях Каменского завода как «люди бедного состояния, не имеющие отца».

Захар Николаевич (1849 г.р.), мой (В.К.) дед, был женат дважды и имел девятерых детей. От первой жены – Екатерину, Александра, Елизавету и Артемия Старшего. Вторая жена Захара Николаевича – Агафья Алексеевна Мумрикова – была на 29 лет моложе Захара Николаевича. Она была сиротой. А когда они поженились, ей было всего 18 лет. Родила она пятерых детей – Татьяну, Артемия Младшего, Петра, Афанасия и Георгия. Захар Николаевич был среднего роста и крепкого телосложения. Лысая макушка головы обрамлялась венчиком кудрявых русых волос. Имел окладистую густую бороду. Любил почудить. Летом хаживал в магазин в шубе и зимней шапке, а зимой – босиком и в нательном белье. Купался в ледяной проруби. Работал он мастером по горячим ремонтам печных агрегатов. Примерно раз в год у него случались запои. Проснувшись утром, он грозно произносил: «Мать! Бутыль!» Агафья Алексеевна покорно выставляла четвертину – бутылку с водкой на 2.5 литра. А рядом в чашке — красную икру на закуску. Захар Николаевич к вечеру опустошал ту и другую посудину. И такое действо продолжалось несколько дней. Завершался запой обычно одинаково. На заводе обострялась нужда в «горячем мастере». Приказчик посылал на подводе 3-4 дюжих мужиков. Те ехали к дому Захара Николаевича. А располагался он на современной улице Пугачева. На склоне к реке, ниже бывшей улицы Маяковского. Второй дом от последнего на восточной стороне. Это был маленький домик с почти плоской крышей. Однажды в городском краеведческом музее я (В.Г.Карелин) видел фотографию, на которой на переднем плане была видна эта самая крыша дома деда моего. Подъехать к дому было невозможно – крутой склон. В детстве я и Б.Гижевский здесь частенько катались на лыжах – крутяк! Телегу ставили на нижней приречной улице. Поднимались к дому. Скручивали своего мастера. Стаскивали вниз и привязывали к телеге. Так-то и везли на завод. Где он после водных процедур быстро трезвел и приступал к исполнению своих производственных обязанностей. А до следующего запоя не брал в рот ни капли спиртного. Копаясь в архивных делах, я наткнулся на документ, освещающий празднование двухсотлетие Каменского завода. Это было поздравительное обращение мастеровых в адрес начальства Уральских государственных заводов. Под этим письмом стоят подписи всех работающих на заводе. И среди этих росписей я обнаружил закорючки Захара Николаевича и его сына Александра. Оба были неграмотные, но расписываться умели. Вот таким был мой дед Захар. В семидесятилетнем возрасте он погиб в гражданскую войну в 1919 г. от пули белогвардейца.

Георгий Захарович, незабвенной памяти отец мой (В.К.), родился в Каменском заводе в 1905 г. В юности был сапожником, унаследовав ремесло от отца Захара. Когда началось строительство Синарского трубного завода, пошел работать в тепло-силовой цех. Накануне Великой отечественной войны его направили на учебу в Челябинск в техникум. В первый же военный месяц ушел в армию. Так сложилась судьба, что всю войну служил на Востоке, на Японо-Китайской границе. После войны долгие годы работал нормировщиком в механическом цехе СТЗ. После ухода на пенсию уехала семья на Украину. Я многим обязан своему отцу. Он обеспечил мне получение высшего образования, вывел на техническую линию жизни. Он способствовал развитию интереса к нашим далеким предкам. Георгий Захарович писал стихи. В свой последний приезд в Каменск он написал проникновенные строчки:

Сколько раз с тобой встречался
Каменка-река.
Сколько раз в тебе купался
Каменка-река.
Ноги грязные мне мыла
Каменка-река.
Рыбу для меня растила
Каменка-река.
Как люблю тебя я крепко
Каменка-река.
Отдал б я тебе сердечко
Каменка-река.
Я пришел к тебе проститься
Каменка-река.
Нам уж больше не встречаться
Каменка-река.

Чемезова – это девичья фамилия добрейшей и милейшей матери моей (В.К.) Евгении Александровны. Родилась она в Камышлове, но практически всю уральскую часть жизни провела в Каменске. Здесь повстречала своего суженого Георгия. Здесь родились все их дети. Работала лаборантом в химической лаборатории на УАЗе. Помнится, как во время войны, ожидали мы с сестрой ее позднего приезда с завода – она привозила нам по пончику, которые выдавали им за вредные условия работы. Ныне лежат они, Георгий Захарович и Евгения Александровна, рядышком в далекой украинской земле.
В 12-м поколении Корелиных, известных мне (В.К.), нас, детей, Георгия Захаровича и Евгении Александровны, — шестеро: Генрих, Владислав, Эмма, Станислав, Виктор и Людмила. Генрих прожил на этом свете менее года. Станислав ушел в мир иной недавно. А остальные живы и поныне. Только разбросала нас современная история по разным государствам. Владислав и Людмила — в России на Урале. Остальные на Украине в Алуште и Славянске. Редко, но собираемся вместе. И тогда первой темой разговора становится Урал, родной город Каменск-Уральскиий, родители и большие семьи Корелиных и Чемезовых. В последнем современном 13-ом поколении Корелиных, известном нам, есть пока один мужской представитель, проживающий в Краматорске на Украине. Вновь род держится на одном мужике. Но мы все верим, что наш род будет продолжаться во времени и дальше. 

2. Чемезовы

Чемезовы – одна из наиболее распространенных фамилий среди жителей дореволюционного Каменска. И сейчас, несмотря на огромный приток приезжих, Чемезовы на 7-ом месте по распространенности в современном Каменск-Уральском. Они идут вслед за известными уральскими фамилиями: Мальцевы, Черноскутовы, Зыряновы. В труде А.Г. Мосина Каменский завод и деревня Травянская указываются как места наибольшего сосредоточения носителей фамилии Чемезовых [8]. Обилие однофамильцев и родственников значительно осложняло выстраивание нужной нам ветви Чемезовых. Однако сейчас мы с уверенностью можем говорить о родословной уральских Чемезовых на протяжении более, чем трех столетий.

Петровская перепись 1719-1722 гг. является отправной точкой для многих родословных уральских мастеровых и приписных крестьян. Дела Горного управления, служебные записи заводов, хорошо сохранившиеся в областном и центральных архивах, дополняют ревизские сказки и позволяют соприкоснуться с реалиями жизни наших предков. По-видимому, первым Чемезовым, постоянным жителем Каменской слободы, является Михайло Чемесов и он — наш предок! В переписных книгах Каменских железных заводов за 1719 год имеется запись: «Во дворе Михайло Матвеев сын Чемесов сказал себе 40 лет, жена ево Варвара Герасимова дочь 40 лет, дети Степан 4, Марья 8, Авдотья 3». Жалования государева он не получал, «пашни пашет на себя в Каменском чертежу на порозжей земле всякого хлеба десятину, а в поле в двух, по тому ж сена косит по сороку копен на год, торгу и промыслу и ремесла за ним никакого нет» [9]. Михайло Чемесов числился в драгунах при Каменском заводе. За свою службу он, вероятно, имел послабление от податей, потому и жалования не получал. На таких условиях служили беломестные казаки. В этой же записи говорится, что на дворе у Михайло Чемесова проживал крестьянский сын Герасим Григорьев сын Софронов 20 лет. Был ли он дальним родственником или просто работником не уточняется, однако такое проживание на подворье «посторонних» людей нередко встречается в переписях того времени.

Наши (В.К., Б.Г.) чемезовские корни на уральской земле уходят в XVII век. Первыми известными Чемезовыми из нашей династии были три брата Меркурий, Филип и Матвей. Пришли они на каменскую землю, вероятно, в конце XVII века. Филип Миронович, крестьянин, с семьей обосновался в деревне Колмогоровой (ныне входит в Черемхово). Меркурий Миронович жил в деревне Травянской, которая сейчас находится в пригороде Каменск-Уральского. В этой же деревне, скорее всего, проживал и Матвей Миронович, поскольку его жена Федосья Аристова вместе с сыном Федором Матвеевичем числились по переписи 1719 года в Травянке, а его самого, по-видимому, к этому времени уже не было в живых. Его брату Филипу Мироновичу в это время было 80 лет, а Меркурию Мироновичу 90 лет. Матвей Миронович приходился отцом каменскому Михайло Матвееву сыну Чемесову, других вариантов нет. На сегодняшний день родоначальником нашего рода Чемезовых следует считать отца Матвея — Мирона Чемесова. Рождение Мирона Чемесова можно приблизительно отнести к рубежу XVI-XVII вв. С этого времени и ведет отсчет наш уральский род Чемезовых.

Начиная с драгуна Михайло Чемесова, история нашего рода тесно связана с Каменским заводом. Степан, старший сын Михайло Чемесова, пошел по воинским стопам отца и служил в пушкарях в Верхних Каменских заводах. Продолжатель нашего рода брат Степана Осип Михайлов сын родился в 1723 году, был уроженцем Каменской слободы и служил «россылщиком» в заводской конторе. В архивных документах от 1755 года братья Осип и Степан записаны годными к службе и ношению собственного оружия для защиты от набегов воинских людей (башкирцов). Оба записаны за Каменским Верхним заводом (сейчас деревня Новый завод).

Далее в роду Чемезовых идет череда непременных работников и мастеровых Каменского завода. Михаил Осипович (1775 — 1851), ростом он был 2 аршина и 6 c 1/3 вершков, что составляет в нынешних мерах 170 см, лицом чист, глаза серые, волосы русые. По другим источникам год его рождения 1780 или даже 1782 г. Жена его – Агрофена, у них было три сына и дочь. На заводской службе в непременных работниках Михаил Осипович с 1807 года, т.е. сразу после отмены категории приписных крестьян и введения статуса непременных работников на казенных заводах, в конце жизни он числился в отставных урочнорабочих [10]. Хозяйство у него было среднее. Пашенной земли — 3 десятины, сенокосной — ½ десятины, хлеба собирал по 7 четвертей. На дворе у него были 3 лошади, 2 быка, корова, овца. Два его сына, Артемий и Трофим, возили на своих конях железную руду с разных каменских рудников. Средний сын, продолжатель нашей чемезовской линии, Алексей Михайлович, 1812 г.р., из непременных работников в 1841 г. перешел в мастеровые, в 1858 году он числился в отставных мастеровых, его жена — Федосья Игнатьевна. Все их сыновья также были мастеровыми на Каменском заводе. Следующие поколения нашего рода Чемезовых Николай Алексеевич (1836/1837 г.р.) и его старший сын Михаил (1858 г.р.). Николай Алексеевич трудился всю жизнь на Каменском заводе, а его потомки уже выбирали разные жизненные пути.

Михаил Николаевич Чемезов – наш прадед (В.К. и Б.Г.). После реформы 1861 г. все непременные (урочные) работники были переведены в сельские обыватели и они составляли основное сословие дореволюционного Каменска. Семейство у Михаила Николаевича было немалое — 6 сыновей Александр, Дмитрий, Василий, Афанасий, Петр, Виктор и две дочери Анфиса и Екатерина [11]. Александр Михайлович (1881-1950) – дед В.Г. Карелина, а Дмитрий Михайлович (1883-?) – дед Б.А. Гижевского. Наши деды с братьями жили дружно. Дома Василия, Петра и Афанасия располагались по соседству на Калухе. Александр также жил неподалеку. На нашей памяти двор Петра Михайловича был просторный и почти весь под крышой подобно дворам северных русских деревень. Еще в 1950 гг. Петр Михайлович с женой Анной Ивановной держали корову, и мы ходили к ним за молоком. В доме у них было по — старинному уютно и всегда имелись на угощение гостей пирожки, шаньги да бражка (пекли-то, почитай, каждый день). Сейчас на месте чемезовских домов проходит улица Кирова, где стоят современные многоэтажки. Связи между внуками шестерых братьев Чемезовых не утрачены, и мы продолжаем общаться и встречаться и поныне. И что интересно, на каждой встрече вплывают все новые подробности жизни, детали быта наших предков. История предков неисчерпаема!

Следующее поколение Чемезовых оказалось обильным на женщин, а мужчин становилось меньше. У Александра Михайловича с женой Александрой Федоровной (урожденной Шамариной с родовыми корнями от «московской присылки» 1701 г. мастерового Шамарина) было пять дочерей: Валентина, 1910 г.р., Евгения 1912 г.р., Надежда 1914 г.р., Мария 1916 г.р. и Вера 1919 г.р. Дмитрий Михайлович воевал в I Мировую войну и умер в австрийском плену. Дата его смерти неизвестна. На руках его жены Агриппины Ивановны остались две малолетние дочери Ангелина (1909-1994) и Серафима (1913-1995). Ангелина Дмитриевна Чемезова учительствовала сначала в деревне Позариха, затем в разных каменских школах. В последние годы она преподавала физику в 32 школе. За свой труд была награждена орденом Знак Почета. Ее помнят многие каменцы. Два сына Петра Михайловича и Анны Ивановны Леонид и Владимир погибли на полях Великой Отечественной войны в 1944 г., не успев обзавестись потомством. Осталась дочь Нина, а у нее сын Володя и дочь Анна. Когда-то они проживали на ул. Кирова. Фамилии у них уже другие и найти их следы нам не удается. Продолжатели рода Чемезовых по мужской линии возможны только среди потомков Василия Михайловича, после него оставались три сына Виктор, Алексей и Владимир. Мы думаем, что и сейчас в Каменске проживают прямые потомки нашей ветви Чемезовых, сохранившие свою фамилию, однако точных сведений у нас, к великому сожалению, нет. В построенном родовом древе первых каменских Чемезовых более 340 персоналий. Многочисленные потомки первых каменских Чемезов живут сегодня в Каменске-Уральском, Екатеринбурге, других городах России и зарубежья под разными фамилиями: Карелины, Гижевские, Бетевы, Максимовы, Коскины, Казанцевы, Загвоздины, Сухонек, Селиверстовы.

3. Грачевы

Изображение

Семья Грачевых

Фамилия Грачевых, несмотря на общероссийское звучание, сравнительно мало распространена в Каменске, да и, пожалуй, на Урале. А.Г. Мосин сообщает о Козьме Евсеевиче Грачеве, проживавшим в деревне Луговой Камышловского уезда в начале XVIII века. Каменский завод также относился к этому уезду, однако никакой связи с каменскими Грачевыми не обнаружено. В Каменске известен род купцов Грачевых. Бабушка одного из авторов (Б.Г.) происходит из этого рода. Удивительным и замечательным для нас оказалось то, что первые каменские Грачевы и Чемезовы упоминаются на одном листе одного и того же архивного дела [9]. Это ревизские сказки 1719 года: ГАСО. Ф.24. Оп.2. Д.76. Л.16 об.-17. Они записаны друг за другом в перечни драгун, служивших в Каменском заводе и, конечно, знали друг друга, а породнились эти семейства только в начале XX века. Завод окружала небольшая деревянная крепость, при которой числилась воинская команда. «… Максим Дмитриев сын Грачев сказал себе 50 лет, жена его Ефросинья Михайлова дочь 40, дети Никифор 10, Василий 6, Ефим 3, Марья 8». Жалования он также как и Михайло Чемесов не получал, «… пашни на себя не пашет, и сена косит в каменском чертежу на порозжей земле по 20 копен на год …». В эти же годы в Каменском Верхнем заводе (Новый завод) числились драгунами братья Максима Дмитриевича: Миней, 45 лет, Прокопий, 35 лет и Пимен 20 лет, живший в одном дворе с Минеем (Мокеем). Родоначальником каменских Грачевых был Максим Дмитриевич, сначала драгун, затем разночинец Каменской слободы. Год его рождения 1675. Прожил он около 80 лет. Продолжателем нашего рода Грачевых стал младший сын Максима Дмитриевича Ефим. В списках годных к ношению оружия за 1755 год он, также как и сыновья Михайло Чемезова, числится пригодным к службе. И здесь два рода идут рука об руку. Сын Ефима Максимовича Григорий Грачев, крестьянин, имел крепкое хозяйство: 4 мерина, 3 быка, 2 коровы, пашенной земли — 6 десятин. В 1803 году собрал 16 четвертей хлеба.

Далее нашу грачевскую ветвь продолжил Федор Григорьевич Грачев (1770/1781-1852). По рождению он был приписным крестьянином, с 1807 г. числился в непременных работниках Каменского завода. У них с женой Натальей Андреевной было 3 сына Марк, Василий, Исак и 4 дочери. (Какие библейские имена! Не от старообрядцев ли это идет?) Средний сын Федора Григорьевича Василий (1810/11-1855) продолжил нашу грачевскую линию. Его младший сын Иван Васильевич 1853 г.р. – мой прадед по линии бабушки Агриппины Ивановны (Б.Г.). От него идут «зримые» мои предки, о которых остались и устные воспоминания, и фотографии. Самым значительным напоминанием об этой каменской династии является, конечно, дом купцов Грачевых, который и поныне стоит на ул. Ленина под номером 108. Славный дом, в стиле купеческого кирпичного модерна, с затейливыми башенками по углам и на аттике. И, заметим, в отличном состоянии, недавно отреставрирован. Фотография семейства Грачевых передана Ангелиной Дмитриевной Чемезовой, старшей дочерью Агриппины Ивановны в Каменский краеведческий музей вместе с длинным перечнем старинных вещей, среди которых остатки кузнецовского сервиза из приданого А.И. Грачевой (в замужестве Чемезовой). Сервиз в приданое – обычное дело и 100 лет назад. К примеру, в приданом Антонины Алексеевны Яковлевой, происходившей из зажиточной семьи крестьянина с Нового завода, тоже был кузнецовский сервиз, и он хранится потомками по сей день. В приданое моей бабушки входила «нитяная лавка». Поначалу это внушало уважение, но потом выяснилось, что «нитяная лавка» представляла собой большой ларь с множеством отделений, где хранились различные принадлежности для рукоделия. «Нитяная лавка» была приспособлена к перевозке и выставлялась на ярмарках.

Изображение

Дом купцов Грачевых

Моя (Б.Г.) бабушка — Агриппина Ивановна — годы ее жизни 1883-1974, была средней из 5 дочерей Ивана Васильевича Грачева. («У Грачевых 6 дочерей, а у Чемезовых 6 сыновей» – часто повторяла Агриппина Ивановна, округляя число своих сестер). Кроме нее в семье Грачевых был старший сын Василий и дочери Мария, Александра, Алевтина, Филицита (бабушки и другие родственники называли ее Филицатой). Агриппина Ивановна прожила долгую и непростую жизнь. Для нас она всегда оставалась светлым источником доброты и житейской мудрости. О ней, наверное, следовало бы написать отдельный рассказ. В трудные годы, оставшись без мужа, работала на железной дороге, торговала сбитнем и шаньгами собственного производства на базаре, что находился у Покровской церкви возле кладбища. Почти все устные предания о прежней каменской жизни, что я слышал в детстве, исходили от нее. Когда дед Дмитрий Михайлович Чемезов ушел в 1914 году на войну, бабушка выписала иллюстрированный журнал «Огонек», чтобы быть в курсе военных событий. Журнал с множеством интереснейших фотографий и рисунков почти целиком был посвящен военным действиям. Сейчас он хранится как семейная реликвия. Разглядывать картинки в этом журнале было моим любимым занятием в детстве. Он стал для меня источником увлекательной «нешкольной» истории и, конечно, сыграл свою роль в моем интересе к старине. Из примечательных историй, рассказанных Агриппиной Ивановной, запомнился рассказ о ее общении (не зная языка) с пленными австрийцами, работавшими в хозяйстве ее отца. Может быть, она пыталась что-то выяснить о судьбе своего мужа Дмитрия Чемезова, воевавшего на австрийском фронте и пропавшего там без вести. Уже в зрелом возрасте я неожиданно узнал, что красивый кирпичный дом на ул. Ленина (в то время там размещалась сберкасса) это дом моего прадеда Ивана Васильевича Грачева. Проходили мимо с бабушкой, она и говорит с задумчивой улыбкой старого человека: «Крепкий дом, хорошо стоит. И флигельки, что рядом, наши были ...». А училась она в женском училище недалеко от дома на другой стороне улицы Московской (Ленина). Здание школы стоит и поныне по адресу ул. Ленина, 113. И в 90 лет, лучась мудрыми светлыми глазами, декламировала Агриппина Ивановна внукам и правнукам стихотворение, выученное в школе:

Широко ты Русь,
По лицу земли,
В красе царственной
Развернулася! ...

(И.С. Никитин)

Судьба старшего и единственного ее брата Василия, 1876 г.р. затерялась в неспокойном течении российской истории. Он был женат на Каргаполцевой Александре Степановне и у них был сын Николай, 1908 г.р., и три старших дочери Анастасия, Елизавета и Антонина. Но о них мы ничего не знаем. (Уже при подготовки рукописи к печати, среди предметов, переданных моей тетей А.Д. Чемезовой в музей, обнаружилась фотография Антонины Васильевны Голубенко, племянницы моей бабушки (Б.Г.). По крайней мере, известна ее новая фамилия.) Сестры Грачевы вышли замуж и разъехались по разным городам. Младшая сестра Алевтина 1886 г.р. была замужем за каменским жителем Василием Марковичем Шелудяковым 1881 г.р., происходившим из семьи потомственных мастеровых Каменского завода. После 1917 года они переехали в Асбест. Потомки Грачевых по лини сестер Агриппины Ивановны живут на Урале. Нечастые встречи с ними радостны всем, кто помнит Грачевых.

Дмитрий Михайлович Чемезов и Агриппина Ивановна Грачева поженились в 1904 г. Поручителем по жениху был Чемезов Петр Андреевич, по невесте – запасной рядовой Петр Прокопьевич Попов и Василий Иванович Грачев, т.е. брат невесты. В обычаях того времени было брать в поручители (свидетели) жениха и невесты родственников. Также поступали и при крещении. Восприемником (крестной) моей матери Серафимы Дмитриевны (Б.Г.) была младшая сестра бабушки Филицита.

4. Три рода — одна история

Родословные Корелиных, Чемезовых, Грачевых неразрывно связаны со становлением Каменского чугуноплавильного казенного завода и историей Каменской слободы. Из описания наших родословий видно, как люди приходили на завод, как вместе с потребностями производства и социальными изменениями в государстве менялся их статус, наконец, как складывалась судьба казенных приписных крестьян, которые составляли большинство населения заводского Урала в XVIII вплоть до реформы 1861 года. Иван Афанасьвич Корелин после прихода в Каменскую слободу сразу оказался на заводских работах. Пребывание Чемезовых и Грачевых в Каменском заводе начиналось с воинской службы в драгунах. Драгунский полк был учрежден Петром I «…в Сибири по границе от Казачьей (Казахской) орды» и предназначался для защиты русских поселений, в том числе и заводов, от набегов воинственных кочевников. Скорее всего, Михайло Чемезов был поверстан в драгуны из близлежащей Травянки. Там жили его отец и братья. Дмитрий Грачев также, наверное, происходил из селения поблизости от Каменского завода. Драгунская служба давала им возможности продвинуться на военном поприще или перейти в мастеровые. Однако они выбрали, по-видимому, самый доступный путь. После выхода со службы и пребывания некоторое время в разночинцах они осели в Каменской слободе, вернулись в свое крестьянское звание и несли заводские повинности наравне со всеми приписными каменскими крестьянами. Примечательно, что в свои родительские места они не вернулись (или им не позволили?). Вероятно, было что-то привлекательное для вновь прибывших в Каменском заводе.

В начале XIX века непосредственно на Каменском заводе числилось чуть более 200 мастеровых и работных людей, а приписных государственных крестьян по 5-й ревизии насчитывалось свыше 11 тысяч и проживали они на расстоянии до 110 верст. Из их числа после 1807 г. были выделены непременные работники из расчета, примерно, 50-60 человек с тысячи душ, которые были уже более прочно связаны с заводскими работами. После этих преобразований почти все Корелины, Чемезовы и Грачевы мужского пола оказались в числе непременных работниках на Каменском заводе. К середине XIX века многие Чемезовы и Корелины из непременных работников и урочнорабочих перешли непосредственно «на производство» и стали мастеровыми. Знатными мастеровыми были Корелины. На Каменском заводе был хорошо известен Захар Николаевич Корелин, мастер по горячему ремонту печей. Среди Чемезовых кроме Алексея Михайловича и его сына Николая в мастеровых числились также и три других его сына: Андрей, Петр и Егор. Трудились Чемезовы на славу. Простой мастеровой Николай Алексеевич Чемезов был награжден Бронзовой медалью на Владимирской ленте в память войны 1853-1856 гг., где каменские пушки оказали хорошую службу на поле брани. Среди награжденных тогда преобладали чиновники и служащие Каменского завода.

Это было время масштабной реконструкции Каменского завода [2,4]. По проекту известного уральского архитектора М.П. Малахова были перестроены заводские корпуса. В 1840-50 гг. построена воздуходувная машина, сооружены ваграночные печи, построена новая пушечно-литейная фабрика, установлены производительные сверлильные станки. Обновлялось заводское хозяйство. Для этого требовались новые рабочие руки. Однако не все крестьяне Каменской слободы стремились на завод. Насколько нам известно, среди потомков Федора Григорьевича Грачева мастеровых не было. После отмены крепостного права в 1861 года стали они именоваться сельскими обывателями. (Агриппина Ивановна говорила «сельскими мещанами»). Таким образом, за два века наши предки прошли через все категории крепостных казенных крестьян на Урале: приписные крестьяне, служили в драгунах, побывали разночинцами, перешли в непременные работники, затем в урочнорабочие, становились мастеровыми, наконец, стали свободными мещанами, а кто-то и купцами. Корелины, Чемезовы и Грачевы владели домами в Каменске и наделами на землях, ранее принадлежавших казенному заводу. Участки располагались за Калухой и Барабой к северу в сторону современного СТЗ и железной дороги. Основные земли под посевы находились в районе нынешней деревни Мартюш. Наделы были невелики, прокормиться только сельским трудом было трудно. Завод к этому времени тоже не мог обеспечить всех работой. Грачевы занимались торговлей и стали известными в Каменске купцами. Постоянно участвовали в Каменских ярмарках. Они проходили 4 раза в год, а раз в году выезжали чуть не всей семьей на известную по всей России Ирбитскую ярмарку, где ставили свой шатер.

Занятия Чемезовых тоже были разнообразны, на одном месте они не сидели. Александр Михайлович трудился на железной дороге и был кондуктором, сопровождавшим железнодорожные составы. По его рассказам особенно тяжело приходилось зимой: в открытом тамбуре на ветру не спасал даже огромный тулуп. Один из авторов (В.К.) в детстве иногда спал под таким тулупом в соседстве с еще тремя внучатами Александра Михайловича. О мобильности Чемезовых, о которой мы раньше и не подозревали, говорит, к примеру, тот факт, что Ангелина Дмитриевна родилась в Шадринске (1909 г.), а Евгения Александровна в 1912 в Камышлове. По семейным преданиям Чемезовы совершали неоднократные поездки по хозяйственным и торговым делам в Колчедан, Далматово, Курган и другие города Зауралья (но не в Екатеринбург!). Дмитрий Михайлович Чемезов занимался ремеслами. Он начинал производство зеркал, однако о результатах его деятельности ничего не известно.

Как видно, наши предки были активными предприимчивыми людьми. Надо полагать, эти черты в той или иной степени были характерны для заводского уральского люда и возможно в этом они отличались от более консервативных крестьян из окрестных деревень. Стоит отметить, что статус непременного работника (после 1847 г. урочнорабочего) был приравнен к казенному мастеровому. Они получали «безденежный провиант» и жалование 20 рублей в год и по своему социальному положению были выше пашенных крестьян (Уральская историческая энциклопедия). Активности и предприимчивости сельских обывателей способствовали приличный достаток многих из каменских мещан и обстановка достаточно крупного заводского городка. Численность населения Каменского завода в XIX веке превышала число жителей многих уездных городов. К примеру, в 1869 г. население Каменска составляло 4829 душ, а уездного Камышлова всего 2123 души обоего пола [11]. В Каменске были школа, почтовая станция, госпиталь, несколько кузнечных, свечносальных, мыловаренных и других заведений. Сдерживающую роль в развитии Каменска сыграла, конечно, удаленность от Сибирского тракта, а потом и от железных дорог.

Новая социалистическая индустриализация Каменска в 30-х г.г. не могла обойти стороной потомков приписных крестьян и мастеровых Каменского завода. Строились крупные металлургические предприятия: Синарский трубный и Уральский алюминиевый заводы. Наши родители участвовали в строительстве новых заводов. Как упоминалось выше, Георгий Захарович Корелин вплоть до выхода на пенсию трудился на СТЗ, а Евгения Александровна работала на УАЗе. Александр Кондратьевич Гижевский в 1932 году после окончания техникума в Киеве был распределен на строительство СТЗ. Здесь он и встретился с Серафимой Дмитриевной Чемезовой, которая тоже работала на строительстве, и была у них комсомольская свадьба. Сохранилась фотография строителей Трубного завода, проходивших обязательную военную подготовку. Фотография датируется июлем 1933 года. Сборы проходили в лагерях, находившихся на Мазулинских болотах, сразу же за заводской стройкой. Возможно, это самая массовая фотография строителей СТЗ. На ней есть и мой отец (Б.Г.). А еще есть две строчки в первой книге о нашем городе «Каменск-Уральский – город на Исети», издания 1967 г., в которых говорится об ударном труде бригады А.К. Гижевского. После 25-летней службы в Советской армии и выхода в отставку Александр Кондратьевич работал по своей гражданской специальности электрика на заводе ОЦМ.

Как уже говорилось, наши деды-Чемезовы жили поблизости друг от друга, часто общались. Это же относится и к их детям, в какой-то степени и к внукам. Сын ставил свою избу вблизи родительского дома. Достаточно просторные земли Каменского завода позволяли и следующим поколениям располагаться рядом с предками. По планам расселения жителей Каменского завода рубежа XVIII-XIX веков видно, что Чемезовы жили кучно. Всего за Чемесовыми (тогда фамилия писалась еще через «с») числилось 10 дворов из примерно четырехсот во всей Каменской слободе. Выделялись две группы по несколько дворов: в Гнилом углу (ниже плотины у изгиба реки Каменки) и у пруда вдоль улицы Московской (сайт http://k-ur/forum/). Интересный момент: как оказалось, наш родительский дом (Б.Г.) находился почти на том же самом месте, где были когда-то усадьбы Чемезовых на улице Московской. И мы не подозревали об этом. Старшее поколение, деды и бабушки, уже утратили память о расположении усадьб своих предков. Естественно, родственников связывали многие традиции, бытовые и хозяйственные связи. Это были весьма устойчивые во времени (в течение веков!) родовые группы – рода, имевшие, как правило, одного родоначальника. Такие родовые образования, хорошо известны для многих народов и стран. Проявлялись они, например, в купеческих династиях. Торговое дело Грачевых вели отец и сын. Несомненно, среди родственников была взаимопомощь, обмен полезной информацией и взаимоуважение. XX век рассеял родственные связи. Однако совсем уйти в небытие они не могут, и сейчас для каждого члена рода круг родственников и предков имеет немаловажное значение. Деятельность по воссозданию своих родословий – убедительный тому пример.

Примечательна встреча Чемезовых, их потомков и ближайших родственников, которая состоялась в 1958 году. После нее осталась фотография. На этой фотографии запечатлены многие представители рода Чемезовых, собравшиеся в таком числе, быть может, в последний раз. Дух дружелюбия и родовой сплоченности несет в себе это изображение. Здесь представлены и наши родители, только нас самих здесь нет (В.К., Б.Г.). Как видно на фотографии преобладают женщины. Дочери шестерых братьев Чемезовых, двоюродные сестры по родству между собой были связующим составом, удерживающим наш род Чемезовых от распыления во времени. Наверное, это характерно для многих русских родов.

Откуда и каким путем пришли первые Чемезовы на Урал остается невыясненным. Нам не встречались никакие упоминания в XVII-XVIII веке о Чемезовых в Верхотурье, Тобольске или в северных русских землях, откуда шли русские переселенцы в Сибирь. Здесь уместно вспомнить семейное предание. Александр Михайлович, дед мой (В.К.), помнится, как-то сказал, что в нас есть немного мансийской крови. Действительно, манси (вогулы) занимали территории, охватывающие и современный Каменск. Есть сведения, что вогулы в небольшом числе жили в Камышловском уезде еще в XIX веке. Но как появилась фамилия Чемезов, он не пояснил. Не установлено и время возникновения деревни Травянка – этого гнезда уральских Чемезовых. Однако есть косвенные указания, что деревня появилась где-то в 1680-90 гг., т.е. примерно в тоже время, когда возникло Железеное поселье Далматовского Успенского монастыря, с которого началось освоение каменских железных руд и железоделательное производство у слияния рек Каменки и Исети. В ревизских сказках 1743 года помимо возраста и состава семьи приписывалось также место рождения главы семьи. Для Федора Матвеевича Чемесова, а он, по нашим данным, приходился братом первому каменскому Чемесову Михайло Матвеевичу, в переписи 1743 года указано, что он уроженец деревни Травянской и ему 62 года, т.е. год его рождения 1681. От этой даты и можно отсчитывать пребывание Чемезовых на каменской земле. К этому же времени относится первое письменное упоминание о каменских землях. В челобитной игумена Далматовского Успенского монастыря Исаака тобольским властям говорится, что приискали монастырские люди руду железную на речке Железянке (так монахи назвали реку Каменку). Игумен обращался с просьбой о передаче этих земель монастырю. Даже если возраст Федора Чемесова в переписи был завышен, а такие случаи встречались в то время, то есть еще несколько уроженцев Травянки, чей возраст указывает на существование этой деревни в 90-х гг. XVII века.

На рубеже XIX-XX веков известны Чемезовы в Шадринске. Незадолго до I Мировой войны окончила шадринскую женскую гимназию Наташа Чемезова. В селе Крестовском в эти же времена был священнослужитель Чемезов. Возможно каменские Чемезовы были связаны с ними дальними родственными связями и именно к ним ездили в 1910-е гг. Дмитрий Михайлович и Агриппина Ивановна Чемезовы. Там родилась Ангелина Дмитриевна, моя тетка (Б.Г.).
В следующем 2015 году мы будем отмечать 333-летнию годовщину основания нашего славного города Каменск-Уральского, а потомки Корелиных, Чемезовых, Грачевых могут с не меньшим основанием говорить о 300-летней истории своего рода на каменской земле.

Авторы выражают глубокую благодарность Л. В. Зенковой за помощь в архивных изысканиях по родословным Чемезовых и Грачевых. Один из авторов (Б.Г.) благодарит активных участников интернет-форума http://k-ur/forum, посвященного краеведению и исто...

Примечания:
1. Алексеев В.В., Гаврилов Д.В. Металлургия Урала с древнейших времен до наших дней. — М.: Наука, 2008 – 886 с.
2. Металлургические заводы Урала XVII-XX вв. // Энциклопедия.- Екатеринбург, 2001.-С.242-245.
3. Курлаев Е.А. Строительство заводов на Урале в 1699-1700 гг.: планы и реальность // Известия Уральского государственного университета. 2008. №55. Гуманитарные науки. Выпуск 15. История.
4. Рукосуев Е.Ю., Суржикова Н.В. «Построить и завести большой железный завод…»; Ин-т истории и археологии УрО РАН — Екатеринбург, 2011.-224 с.
5. Шевалев В.П. Каменские пушки в истории отечества. – Каменск-Уральский, 2006 -302 с.
6. Карелин В.Г. Корелины – древний каменский род // Каменский завод. 2003. №3. С. 14-16.
7. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.29.
8. Мосин А.Г. Уральские фамилии: Материалы для словаря. – Екатеринбург, 2000.
9. ГАСО. Ф.24. Оп.2. Д.76.
10. ГАСО. Ф.27. Оп.1. Д.1000.
11. ГАСО. Ф.179. Оп.1. Д.171. Метрические книги 1883, 1886, 1898 и 1899 гг.
12. Список населенных мест Пермской губернии. СПБ. 1875.
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.