К истории изменения природы Каменского края

65
Автор:
В.А. Гусев
К истории изменения природы Каменского края

Заселение, освоение и изменение природы края шло одновременно. До прихода русских немногочисленное местное население занималось скотоводством, охотой и рыболовством. Воздействие на среду было незначительным, и природа легко залечивала нанесённые ей «раны». 
Современная окружающая нас среда сформировалась за последние 330 лет и несёт на себе следы интенсивной хозяйственной деятельности.

Русских, пришедших в Приисетье, встретила девственная природа. С их приходом началось сельскохозяйственное освоение края. В хозяйственный оборот вовлекаются возобновимые природные ресурсы: почва, растительный и животный мир. Освоение территории идёт в «ширь». «Основываются населённые пункты, распахиваются участки степей; лес рубят для постройки изб, изготовление предметов домашнего обихода, на дрова, корчуют под пашню». Формируются сельскохозяйственные ландшафты (пашня, пастбища, сенокосы).

Первым невозобновимым ресурсом, с которого началось освоение недр края, была железная руда. Несколько пудов железа в день выплавляли в монастырской домнице c 1682 г.
С 18 века освоение территории идёт в «глубь» – в хозяйственный оборот вовлекаются все компоненты природы, происходит их количественное изменение.
С пуском Каменского /1701г./ и Верхне-Каменского /1704г./ заводов началось промышленное освоение края, усилившее воздействие на среду и оказавшие на нее огромное влияние, положившее начало нарушению равновесия между природными компонентами.
В больших объёмах начинается примышленная рубка лесов и добыча невозобновимых природных ресурсов: железной руды, известняка, а позднее медной руды, золота, жернового камня, угля; формируются горнопромышленные ландшафты.

Более чем на 200 лет Каменский железоделательный завод становится главным и почти единственным разрушителем природы.
Первое нарушение природного равновесия было связано с лесами. Лес пережигали на древесный уголь. Для выплавки пуда чугуна требовалось 1,5 – 1,8 пудов древесного угля. Вырубка лесов развернулась в невиданных масштабах, хищнически. На протяжении всего 18 века рубка лесов велась концентрированным способом. Каждую зиму и весну приписанные к заводу крестьяне возвращались на лесосеку прошлого года и начинали рубку старого пня, «наголо», «степью» в любую сторону, где только находились деревья. Десятки угольных куч курились в окрестных лесах, вереницы обозов с древесным углем тянулись по разбитым ухабистым дорогам к заводу. В первую очередь вырубались наиболее продуктивные и ближайшие к заводу лесные массивы. Всё это привело к быстрому оскудению лесов и удалению их от заводов.

Уже к 1721г. лес отступил от завода на пять и более вёрст; к середине 18 века на 60 вёрст. Начальник горных заводов Урала В.Н. Татищев был поражён хищническим отношением к лесу. В 1721г. в донесении Берг-Коллегии он с возмущением писал: «…меня ничто так не страшит, как непорядочные поступки с лесом и великое небрежение. Заводы хоть и малые, но уже кругом верст на пять и более обрублены. Каменские весьма опустошенны».
Академик П.С.Паллас посетивший Каменский завод в 1770г. писал: «Самое большое сего завода несовершенство состоит в том, что в окружности оного нет лесу, и дрова на уголья привозят из ближайших мест вёрст за шестьдесят.… Один березняк проскакивает, но и то редко». К концу 19 века расстояние от завода до курений составляло 77,5 вёрст.
Вред лесу приносил сам процесс выжига угля. Нередко углевыжигательные кучи становились причиной лесных пожаров.

Движущей силой заводских механизмов была падающая вода. Одновременно с заводами построили плотины на р. Каменке. С заводских прудов началось перестройка речной сети.
Руда для Каменского завода добывалась из 4 — х близлежащих рудников. В 1735г. у д. Шиловой начинается добыча медной руды, с 1746г. – золота, c середины 19 века – каменного угля.
К концу 19 века отрицательное воздействие на природную среду стало столь очевидно, что о нём стала писать местная пресса. В корреспонденции из д.Походилова опубликованной в «Екатеринбургской неделе» №47 за 1894г. сообщалось: «Около нашей деревни /Походилова, прим. автора/ имеется известковая гора и для обжога извести нужны дрова. Возят их из с. Сосновского и сколько этого леса губится – смотреть жалко. Сосновские крестьяне, славившиеся до сих пор богатством леса, скоро дойдут до нашего же состояния, т.е. безлесья, а жаль: вырубать — то вырубаем, а растить когда? Надо бы беречь». А вот что сообщал о состоянии лесов в лесной даче Каменского завода журнал «Уральское горное обозрение» №10 за 1898г. «На пространстве 500000 десятин отданных в надел ни строевого, ни даже дровяного леса нет. Население при малом составе лесной стражи и недостаточной охраной в былое время, оставило из лесов только то, что не годилось для топлива, т.е. березняки и сосняки не толще вершка. Получив угодья в надел общества первым делом поделили выгоны – относительно леса – по душам и истребляют их беспощадно. С лесным наделом поступили также там, где лица, назначенные от лесоохранительного комитета для наблюдения, недостаточно пекутся о будущем благосостоянии населения».

Хищническое истребление лесов описано и в сообщении из с. Покровского опубликованного в газете «Уральский край» № 7 1906г. за 10 января. «Этот лес был предметом спора между Переборским и Смолинским сельскими обществами. В настоящее время крестьяне д. Перебора, игнорируя всякое судебное разбирательство … самовольно начали вырубить начисто означенный участок леса. Рубят всё «поголовно» от мала до велика, рубят без всякой надобности, лишь бы только урвать кусок в представившемся доходном случае. Некоторые приглашают своих родственников из соседних селений принять участие в расхищении леса. Каждый домишко в деревне обваливался дровами, жердями и прочим. Цены на лесной материал упали до минимума. Погонная сажень дров продаётся 1 руб. 50 копеек, жерди диною 7-8 аршин — 1,5 к. штука, «только давай покупай».

Такое положение с лесом сложилось вокруг многих населённых пунктов. Окрестности некоторых сел «облысели» окончательно. «Местность вокруг села (Кисловского примечание автора) обнажена от лесов неумеренную и безвременную вырубкою населением».
Отсутствие леса привело к тому, что кубическая сажень дровяного леса стоила 20 рублей, дороже, чем в Екатеринбурге, Перми, Казани. «Лес не утратив способность к возобновлению уже не «поспевал» за потребностями в нём».
Массовая вырубка лесов привела к сокращению болот, к уменьшению площади небольших озёр и даже пересыханию их, что осложнило обеспечение население водой.

«Наше село, /Поплыгино прим. автора/ а так же окрестные Маминской же волости — Старчиково и Сосновское – были расположены на берегах небольших озёр, которые с течением времени, вместе с вырубкой в окрестностях леса, в конце – концов, совершенно высохли и таким образом население осталось совершенно без воды, что особенно давало себя чувствовать во время довольно-таки частых у нас пожаров.»
Большой урон фауне наносила хищническая охота. В 1898г. журнал «Уральское горное обозрение» №10 писал: «Громадные пространства озёр /Шаблиш, Тыгиш, Червяное, Сунгуль и множество других/ опустошены как от птиц, так и от рыбы окончательно. Рыба вылавливалась в нерест, и птица истребляется во всякое время года. Для ловли утиных выводков придумали особый способ ловли – сетями и это делается в июне месяце, когда птица ещё не оперилась. Всю весну стоит пальба по утрам и вечерам, когда крестьяне свободны от полевых работ.

Дичи по перелескам также осталось очень мало. Единственный почти обитатель кустарников — заяц – ловится всю зиму и весну беспощадно тенетами /тропниками/. Стон от загонов стоит в сплошную и ловля тысячами штук не редкость. Некоторые деревушки слывут «зверовщиками» — Ключики, Грязнушка /Травянская/, Троицкое село. Ловля ведётся на артельном начале и шкуры продаются на базарах. Местное начальство смотрит на это благосклонно: пусть-де тешатся — заяц тварь вредная.

Тетерева стало мало и обычные способы ловли шатрами, слонцами уже не прибыльны. Крестьяне выбивают их на чучела, с которыми напрактиковались вести истребительную охоту отлично. Белая куропатка, как более осторожная, плохо даётся в руки, но зато серая в суровые зимы истребляется почти поголовно».

Уменьшение степных видов: серой куропатки и перепелов способствовали так же распашки открытых пространств и вырубка берёзово-осиновых колков.
Сбрасывание в водоёмы нечистот, навоза, отравление воды мочкою льна, конопли, кож, лов рыбы запрещёнными способами, вылов нерестующейся рыбы и молоди в местных водоёмах к началу 20 века, привели к измельчанию её. «В период нереста рыба гибла в Каменском пруду из-за резких колебаний уровня воды и запирании плотины. Заводское начальство не всегда считалось с тем, что рыба из пруда источник пропитания жителей посёлка».

Вода Исети загрязнилась сточными водами кожевенных заводов, которые содержали золу, дубильные вещества, гниющие остатки органических веществ. Ниже кожевенных заводов Шамарина и Евтефеева вода Исети была настолько грязной, что представляла опасность для населения. Екатеринбургская неделя №20 за 1880 г. сообщала «В настоящее время представляется настоятельная необходимость в обезвреживании воды в той части р. Исети, которая протекает ниже кожевенных заводов Шамарина и Евтефеева т.к. из этих заведений стекают разные нечистоты как раз к тому месту, откуда жители Каменского завода берут воду для своей потребности». Загрязнение Исети было столь значительным, что становым приставом в присутствии земского врача Благовещенского, как эксперта по делу, был составлен акт, а мировой судья приговорил Шамарина к денежному штрафу. Шамарин штраф не заплатил и обжаловал приговор. Съезд мировых судей приговор мирового судьи отменил. В письме к редактору, опубликованному в 28 номере Екатеринбургской недели за 1880 г. Шамарин сообщал: «… прибавляю еще, что какие — то бы ни были возражения со стороны врача Благовещенского, касающиеся меня, мною оставлены будут без всякого ему ответа». И хотя привлечь к ответу заводчиков не удалось сам факт примечателен. Это первая попытка наказать виновных за загрязнение водоема.

Несмотря на загрязнение, Исеть сохраняла способность к самоочищению. Плохого качества была вода в каменском заводском пруду особенно весной, когда талые снеговые воды сносили в него навоз, грязь, нечистоты, мусор. «Вода в заводском пруду в весеннее время покрывается зеленоватой плесенью с неприятным запахом и на коже купающихся производит зуд: в ней множество видимых простым /не вооружённым/ глазом мелких насекомых. Давно уже жители завода подметили. Что взятая для самовара, из пруда, вода /окрашенная навозом/, сравнительно с ключевою водою, очень мало требует чаю».

В другой корреспонденции газета «Уральский край» 20 июня 1909г. сообщила «В воде, взятой из пруда такая масса продуктов гниения, что комнатные растения чуть не гибнут от полива. А между тем, часть населения принуждена пользоваться этой водой». Грязная вода пруда не редко служила причиной гибели рыбы. «Нынешним летом, едва началась жаркая пора, в пруду местного завода замечается массовая гибель рыбы. На спинке рыбы появляется «волдырь», распространяется, рыба всплывает на поверхность и дохнет».

Летом при спуске воды из пруда, дно его обнажалось, гниющие нечистоты распространяли зловоние, и служили источником возникновения желудочно-кишечных заболеваний.
Воздух в заводском посёлке загрязняли дым и газы от доменных печей. Не способствовало очищению атмосферы и неблагоприятное расположение посёлка в котловине, из которой имелось лишь два «выхода» вдоль русла р. Каменки. При отсутствии ветра, дым не находил выхода, «прижимался» к земле и заполнял всю котловину, образуя смог.

Летом к заводским выбросам присоединялся дым от сжигания навоза с связённого с постоялых дворов «…свозился на р. Каменку и на окраины кругом завода, где его жгут целое лето. Смрад и дым положительно отравляют воздух, особенно, но при ветре на жилые дома: тогда весь завод погружается в какую-то голубую, едкую для глаз и горла дымку».

В продолжение темы Екатеринбургская неделя №19 от 19 мая 1896 г. под заголовком «Копченые обыватели» писала: «С началом весны, лишь только стаял снег, кругом Каменского завода, вблизи, горят ежедневно кучи навоза и прочих нечистот… и ежедневный, зловонный, едкий дым приходится бедным Каменцам нюхать, несмотря на то, что каждый из нас с нетерпением ждал весны — лето, дабы подышать свежим воздухом — на нашу долю этого счастья нам не выпало, а напротив нас душат и душат навозным дымом. Несмотря на то, что постоянный навозный дым может вредно влиять на здоровье человека, дорогое для каждого, эти горящие наземы как находящиеся от завода не более как на 100 сажень и при господствующих ветрах, при том постоянных — порывистых с исетской стороны на завод, почему весь Каменский завод постоянно в густом слое дыма высотой до 25 сажень».
Распространяли зловоннее, отравляя воздух, дохлые домашние животные, трупы которых каменцы всю зиму свозили на окраину поселка. «Весной и летом, после таяния снега, масса дохлых лошадей и коров, раздутых от газов красовалась на открытом поле, распространяя зловоние, в ожидание, когда их бренные останки будут преданы земле. В качестве санитаров привлекаются к зарыванию трупов местная заводская молодежь в наказание за свою бесшабашную удаль и драки».

Загрязняли воздух и кожевенные заводы, за что даже в официальных документах их называли смрадными заведениями.
К началу 20 века добыча железной руды (к тому времени у завода было 12 рудников), жернового камня (М. Грязнуха), угля (Каменский завод), известняка (д. Походилова) изменили рельеф местности. Более всех «пострадал» рельеф близ заводского поселка. Здесь повсюду были карьеры, бугры, отвалы пустой породы, ямы-закопушки, шурфы, дудки, шахты, а против д. Брод — искусственный насыпной берег из пустой породы, вывезенной из шахты. Добыча велась и прямо в поселке, хищнически. Без соблюдения мер безопасности. Газета «Зауральский край» 31 декабря 1913 года в статье «Оригинальный промысел» сообщала, что жители «…роют у себя во дворе или огороде шахты…Нередко подкапываются под усадьбы и строения соседей, под улицы и т.п. Бывали случаи провала земли и осаждение подкопанных зданий». Выработанные шурфы, не огороженные и не засыпанные, каждое лето становились ловушками, в которые попадали лошади, коровы и прочий скот. Однажды в шурфе нашли «сани с коробом и двух убиенных лошадей», а «… один проезжавший своротил немного с дороги, лошадь провалилась (в шурф1 – примечание автора) и убилась».

Постройка железных дорог: Богданович-Островская (Синарская2) (1885 г.), Синарская — Шадринск3 (1914 г.), Синарская-Багаряк (1916 г.), Синарская-Свердловск (1932г.) УАЗ – д. Соколова (ст. Рудничная) (1941г.) сопровождалась большим перемещением грунта (выемки, насыпи, отсыпка полотна, водоотводящие дренажные канавы) и уничтожением до 6 км.2 естественного растительного покрова.

20 век характеризуется качественным изменением всех компонентов природы – ухудшением и изменением их свойств, повсеместным комплексным загрязнением среды. Этому способствовало строительство предприятий «грязных» отраслей хозяйства – черной и цветной металлургии, теплоэнергетики, их высокая территориальная концентрация (все в Каменск — Уральском), быстрый рост населения и автотранспорта.

Главным источником загрязнения становятся заводы – гиганты, построенные в первые пятилетки: трубный, алюминиевый, завод по обработке цветных металлов, Красногорская ТЭЦ. «Технологические процессы на них сильно загрязняли среду, но взметнувшиеся в ввысь дымящие заводские трубы воспринимались тогда как символ прогресса и экономической мощи».

Эта «вторая волна» индустриализации резко усилила поступление загрязняющих веществ на территорию края, заставила работать на себя Исеть. Волковское водохранилище изменило годовой сток реки – он стал более равномерным. Плотина, задерживая до 95% твердых частичек, сделала донные отложения водохранилища, мощность которых достигает 5 м, источником вторичного загрязнения. Искусственный водоём затопил д. Красная Горка, жителей переселили в д. Кремлёвку. Впервые техногенез заставил человека уйти с обжитого места.

Началось загрязнение Исети промстоками, атмосферного воздуха и почв фтористными веществами, бенз(а)пиреном, соединениями серы, азота, алюминием и другими металлами, гибель лесхоз от газо-дымовых выбросов.
В больших масштабах начинается добыча песка, глины, известняка, боксита, подземных вод; отчуждение земель под промплощадки, шлако-золо и шламо отвалы, свалки. Не устояли, рухнули от взрыва и переработаны на щебень известняковые скалы на Камышенке, Каменке, Исети. С 1929 г. по 1938 только в черте города и самом городе было открыто 10 карьеров (3 песчаных и 7 известняковых). Разное время проработали они, но все оставили свой «след» на земле. В 1935 г. началась добыча торфа на оз. Мазулинском и прекращена лишь в начале 50х годов 20 века.

Великая Отечественная война (1941-1945гг.) еще больше осложнила экологическую обстановку. Город принял оборудование более 20 эвакуированных предприятий. Число действующих предприятий увеличилось в городе вдвое. В восемь с половиной раз увеличился выпуск продукции (для сравнения весь Урал в 3,5 раза). Новые предприятия возводились в кратчайшие сроки без очистных сооружений и других мер по охране окружающей среды. Огромные трудности не давали возможности выделить для этого необходимые средства. Масштабы загрязнения возросли во много раз. В стихотворении «УАЗ» опубликованном в газете «Каменский рабочий» за 24 июля 1944 № 124 автор – житель с Волковского М. Зырянов писал:

«Десять лет с того продлилось
Как строительство родилось
Вот прошли те десять лет,
Нам оставили свой след
Низко стало ближним мельницам сидеть
Затопила их места уж мать-Исеть
Красногорцы мыс оставили родной
Потопило его поднятой водой.
………………………………………
Преградилась ниже города Исеть
И на воду стали волковцы смотреть
Дымно делается в Волковой от труб
В огородах плохо овощи растут
Зажурчала логом красная вода
Раньше не было её тут никогда
Изменилась и река наша Исеть…»

И это спустя всего пять лет после пуска алюминиевого завода.
В годы войны резко возросла потребность в сырье (песке, известняке, боксите) и камне и щебне для строительства эвакуированных предприятий. Развернулась добыча песка у Силикатного поселка, известняка в Исетском, Байновском и Синарском карьерах, боксита у с. Пирогово. От алюминиевого завода к Соколовскому бокситовому руднику протянули железную дорогу.

«Трубы Красногорской ТЭЦ ежедневно выбрасывают десятки тонн золы, которая отравляет воздух, портит зеленые насаждения» сообщала читателям газета «Каменский рабочий» 9 июля 1946 года. «В поселке алюминиевого завода и его окрестностях зола и сажа настолько загрязняли снег, что полозья санок с трудом скользили по нему». «…Кататься на лыжах даже за исетским автодорожным мостом было трудно: снег был густо покрыт золой из труб Красногорсой ТЭЦ». Каким было состояние атмосферного воздуха можно легко представить.

К 1947 г. «Воды рек Исети и Каменки ни по количеству, ни по качеству» не могли удовлетворить промышленные и бытовые потребности города. Из — за забора воды Екатеренбургом, Арамилем и Каменск-Уральским годовой сток Исети ниже Каменска-Уральского уменьшился на 13.2 %. Потери воды компенсировали ее переброской из рек Чусовой, Уфы, Ревды.

В 30-50е годы, для отделения золота от породы использовали ртуть. Часть ртути попала и осела на дно р. Исети у с. Маминского.
В начале 50-х годов в радиусе 2 км, от УАЗа были выявлены различные формы поражения деревьев и их гибель от газо-дымовых выбросов. Деревьям было от чего болеть. Суточный выброс фтора на алюминиевом заводе в начале 60-х годов составлял 1-2 тонн. ТЭЦ выбрасывало в сутки 400 тонн сернистого газа и 1400 тонн золы.

С пуском КТЭЦ и УАЗа на южной окраине Каменска-Уральского появляются золо и шламоотвалы, возвышающиеся ныне над окружающей местностью на высоту до 20 м. Высохшие они представляли индустриальную (техногенную) пустыню и постоянно «пылыли». Даже небольшой ветер сдувал и переносил с них частички золы и шлака. При сильном ветре возникали настоящие пыльные бури(46). Весной 1959 года дули сильные ветра «…так как золоотвал (Красногорской ТЭЦ прим. автора) под влиянием ветра бушевал, его зола разносилась на расстояние более 2-х километров, то в результате ряд предприятий вынуждены были приостановить работу. В окрестностях золоотвалов почва была покрыта толстым слоем золы, из-за чего погибло большинство видов растений».

В результате выбросов предприятий формировались геохимические аномалии – участки почв с повышенном содержанием металлов и химических элементов. Сейчас таких почв в черте города 70%. При осушении болот Чистое и Островное произошло засоление почв.

Залповые выбросы большого количества ядовитых промстоков приводили к гибели речных обитателей. «В результате сброса рыба гибла: этой весной те, кто часто бывает на реке, могли наблюдать, как мелкая рябь прибивала к берегу огромные количества погибших мальков, их можно было брать пригоршнями. Минувшей осенью история повторилась в еще больших масштабах. Не успела река покрыться тонким льдом, как началась массовая гибель обитателей пруда. Над Исетью появились стаи ворон. Пир им был обеспечен — погибшие рыбешки вмерзали в лед, становились легкой добычей птиц», сообщала газета «Каменский рабочий» 27 января 1965 г. №18.
В 70-х годах заметную роль в загрязнении среды стал играть автотранспорт. Вдоль шоссе федерального значения Екатеринбург – Каменск-Уральский – Курган, а позднее и местных автодорог, отходящих от Каменска-Уральского на п. Новый Быт, села: Рыбниковское, Сосновское, Кисловское, Клевакинское формируются полосы загрязнения почв свинцом. Автотранспорт становится главным источником загрязнения атмосферного воздуха (шум, выхлопные газы) в населенных пунктах, стоящих на «большой» дороге: д. Часовой, с. Покровском, д. Малая Белоносова, с. Новоисетком, с. Колчедан, через которые безостановочно днем и ночью идет транзитный транспорт. В Каменск-Уральском автомобиль дает уже треть вредных выбросов в атмосферу.

Удивительно, но в 20 веке, как и в 19 веке продолжался хищнический лов рыбы, но теперь уже в промышленных масштабах. Газета «Каменский рабочий» 4 июня 1992 г. сообщала «…в начале 60х годов на озерах (Большой Сунгуль и Червяное – примечание автора) появились рыболовецкие бригады и начали отлов неводами. Вот уж действительно, разбойники с большой дороги…вместе с рыбой неводом на берег вытаскиваются тонны ценнейших водорослей, молодняк и все, что под руку попадется. В результате за два – три года между Рыбниково и Богатенкова не стало камыша, а дно озера выскоблено, что пол у хорошей хозяйки.… Но этого мало. В нерест берут ее (рыбу) профессионалы-разбойники неводом, после каждого затона берег усыпан икрой, мелочью, тиной».

Очаги локального загрязнения подземных вод образовались под предприятиями и свалками. Например, у шламонакопителя трубного завода, под алюминиевым заводом. Откачка подземных вод для питья привела к изменению их химического состава и образованию депрессионных воронок, глубиной 13 м на Мазулинском и 40 м на Черноскутовском водозаборах.
Дополнительное загрязнение среды стал создавать трансграничный перенос-поступление загрязняющих веществ через границу района. Исеть “входила” в Каменский район уже загрязненной сточными водами Екатеринбурга и п. Двуреченска, утратившей способность к самоочищению.

Дважды, в 1957 и 1967г., юго-западные ветры принесли из Челябинской области радиоактивные вещества. Выпадение их привело к радиоактивному загрязнению Каменского района и Каменска-Уральского. В 1957г. на производственном объединении “Маяк” (г. Озерск), по выработке плутония произошел взрыв ёмкости с радиоактивными отходами. Радиоактивные вещества поднялись на высоту одного километра и гонимые ветром устремились в северо-восточном направлении. Через несколько часов смертоносное облако накрыло Каменский край. В зону радиоактивного загрязнения попали Каменск-Уральский, (особенно посёлки Ленинский, Трубный), Беловодье, Кремлёвка, Мартюш, Первомайка, Пролетарка, Сосновка, Свобода, Рыбниково, Четыркино, Евсюково, Тыгиш, Богатенкова, Щербаково, Ключи, Ключики, Кодинка, Малая Кодинка, Черемхово, Брод. Загрязненные территории получили названия Восточно-Уральский радиоактивный след – ВУРС. Ширина его следа в границах 1,0 ku/км2 по стронцию 90 в южной части Каменского района достигала 12-15 км., а в границах 0,1 ku/км2- 30 км (54). Три деревни Четыркино, Евсюково, Тыгиш пришлось ликвидировать. Дома сожгли, скот забили, поля перепахали, жителей переселили в п. Лебяжье. Это были первые экологические беженцы в крае. Загрязненные земли были надолго выведены из сельскохозяйственного оборота. Ликвидированы пионерские лагеря на р. Каменке.

Вторично радиоактивные загрязнение города и района случилось в 1967г. в результате рассеивания радиоактивных веществ поднятых ветром с берегов пересохшего озера Карачай – отстойника радиоактивных отходов. Более высокий уровень загрязнения был зарегистрирован в Синарском районе. На Ленинском поселке содержание стронция 90 и цезия 137 было в 1,5-2 раза выше, чем в Красногорском районе.
На все это наложился планетарный перенос радиоактивных веществ. С 1945г. по 1981г. на земле только в атмосфере было произведено более 400 ядерных взрывов. Каждый поднимал радиоактивную пыль на высоту 30 км, а потоки воздуха разносили ее по всему миру. 12,5 тонн радионуклидов попало в биосферу. Большая часть их выпадала в умеренных широтах Северного полушария. При этом радиоактивный фон повышался. Например, в августе 1953г. в Каменске-Уральском он составлял 1000 микрорентген в час, а население получило дополнительную дозу облучения.
Авария на Чернобыльской АЭС в 1986г. повышала радиационный фон в крае в 3 раза.

В середине 70-х годов в край стали поступать выбросы Рефтинский ГРЭС. Две трубы станции высотой 250м и одна 344 метра, что на 30 выше Эйфелевой башни в Париже рассеивают выбросы на 75 км. и 350 км. соответственно.
По информации полученной со спутников ореол хронического загрязнения снежного покрова вокруг Свердловского ТПК в конце 80-х начале 90-х годов занимал S — 32590 км.2 и захватывал Каменский район.
Непродуманная вырубка колков в 80-е годы нанесла урон растительному и животному миру. Продолжали осваиваться новые площади под добычу песка, известняка, глин. В 1993 г. у д. Походилова началась добыча мрамора.
Важным фактором воздействия на среду стала урбанизация. С 30-х годов и особенно в 60-80 годах Каменск-Уральский активно раздвигал свои границы. “Захватывая” новые земли город поглотил д. Байнову, с Волково, на очереди Кодинка, Токарева. Росло число городских жителей. В 1926 в Каменске-Уральском проживало 5,4 тысячи человек, в 1939г. – 51тысяча, в 1959 – 141 тысяча, в 1989г. -208,7 тысячи /25/.
Рост городского населения, улучшение его благосостояния, строительство автодорог, развитие автобусного сообщения и увеличение личного автотранспорта усилили рекреационную нагрузку на среду. С 70-х годов в результате рекреационной нагрузки стало наблюдаться деградация природной среды и потеря рекреационного качества ландшафтов в лесопарковой зоне города, у Смолинской пещеры, порогах на р. Исети, озере Червяном и других местах. Справедливости ради отметим, что “вклад” в деградацию природной среды края в результате рекреационной нагрузке вносят жители и других городов Урала. Показателен в этом отношении район Смолинской пещеры и порога Ревун. Особенно в ужасном состоянии порог Ревун и прилегающая территория.

Не смотря на снижение в последние годы численности населения в Каменск-Уральском (176 тыс. в 2012 г.) рекреационная нагрузка на среду усилилась, что связано с ростом числа личного автотранспорта. Автомобиль вторгается в самые отдаленные уголки края, куда раньше редко ступала нога человека.

В результате хозяйственной деятельности сильно пострадало лесная и степная растительность, сократилась площадь лесов, увеличилась доля мелколиственных. Если в конце 17 в. леса занимали примерно 71% территории края, то сейчас, трижды пройденные рубками, лишь 33%. Производная и антропогенная растительность превышает коренную в 2 – 4 раза. Деградация растительного покрова колеблется от 70% в западной до 90% в восточной части Каменского района, что соответствует критической обстановке. Полностью исчезли луговые степи, а вместе с ними и часть степных видов.
Главным негативным фактором воздействия на среду края остаются предприятия Каменска-Уральского. Ореол загрязнения снежного покрова их вредными выбросами составляет 6 тыс. км.2 и захватывает весь Каменский район (площадь 2,1 тыс. км 2) и соседние районы Свердловской, Челябинской и Курганской областей.

Так постепенно более чем 330-летняя хозяйственная деятельность человека изменила природную среду края, привела к губительным для неё и населения последствием.
Сегодня Каменский район и Каменск-Уральский в числе наиболее экологически неблагополучных территорий области.

Примечания:
1. Абрамчук А.В, Горчаковский П.Л. Формирование и антропогенная деградация луговых растительных сообществ в лесостепном Зауралье Экология 1980 №1 с. 22-34.
2. Алексеев Е.В., Преображеников И.В., Шкерин В.А. Использование и охрана лесов в горнозаводском хозяйстве Урала в I половине 19 века. // Исторический опыт взаимодействия человека и окружающей среды на Урале. Екатеринбург, 1997 г., с.56.
3. Белев И.И. Радиационная экология, техногенная радиация и быт. // Энергия №7, 1992 г.
4. Гаврилов Д.В Экономический кризис на Урале: его истоки и причины.//Наука Урала май 1992г.№ 14.
5. Гаврилов Д.В. Экологические проблемы Уральского горнопромышленного региона в конце XlX – начале XX вв. // Промышленность Урала в период капитализма: социально- экономические и экологические проблемы. Екатеринбург 1992. С 89.
6. Гаврилов Д.В. Экологические уроки исторического прошлого Урала // Исторический опыт взаимодействия человека и окружающей среды на Урале. Екатеринбург 1997.
7.Горчаковский П.Л., Никонова Н.Н. Фамелис Т.В. Фитоэкологическая карта Свердловской области.(Методика составления и системы оценки антропогенного воздействия)//Проблемы региональной экологии. Екатеринбург 1995 Сигнальный выпуск.
8. Екатеринбургская неделя — 1880 г. — № 20 — с.332.
9. Екатеринбургская неделя — 1880 г. — № 23 — с.380.
10. Екатеринбургская неделя — 1880 г. — № 28 — с.457.10.
11. Екатеринбургская неделя. — 1881г. — 13 мая — №18.
12. Екатеринбургская неделя — 1883 г. — 27 мая — №16 – с.271-272.
13. Екатеринбургская неделя – 1894 г. — №47.
14. Екатеринбургская неделя – 1887г. — 26 апреля — №16 – с.328
15. Екатеринбургская неделя — 1896г. — 5 мая — № 17,
16. Екатеринбургская неделя – 1896г. – 25 февраля — №8.
17. Каменск-Уральский – город на Исети. Средне-Уральское книжное издательство Свердловск.1967г., с.10.
18. Каменский рабочий – 1945г. – 31 января — №21(4270)
19. Каменский рабочий — 1946 г. — 9 июля — № 132 (4233)
20. Каменский рабочий — 1947 г. — 3 декабря — №235 (4587).
21. Каменский рабочий — 1992г. — 4 июня — № 106 (16167).
22. Каменский рабочий — 1998г. — 30 апреля — №84 (17748)
23. Каменский рабочий — 1997г. — 25 сентября — №188(17598)
24. Каменский экологический вестник – 1998г. – 8 января.
25. Капустин В.Г., Корнев И.Н. География Свердловской области Екатеринбург. Средне-Уральское книжное издательство 1997г. с.215.
26. Корепанов Н. Начало Российского золота // Уральский рабочий – 1995 – 9 июня
27. Кузин А.А. История открытия рудных месторождений в России. М., изд-во АН СССР.1961г., с. 118.
28.Там же, с. 185,222.
29.Кучин И.В. Материалы по рыбоводству и рыболовству в Уральском крае. Пермское зауралье.// Записки УОЛЕ 1909г., том 28, с.56,58,60.
30.Там же, с 58.
31. Максаковский В.И. Экономическая и социальная географии мира. Москва. Просвещение. 1993 г.
32. Ничков В.Б. Век уральской энергетики. Свердловск. Средне-Уральское книжное издательство, 1983г., с. 176.
33. Новый компас – 1999г.17 декабря — №98 (380)
34. Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства. С-П. 1786г., с. 357.
35. Пояснительная записка и обоснованию оценки экологической обстановки на территории г. Каменска-Уральского с целью классификации территории по степени экологического неблагополучия. Екатеринбург. 1994.
36. Приходы к церкви Екатеринбургской епархии 1902г. с.125
37. Проект районной планировки Каменского района Свердловской области. Том I. Пояснительная записка. Свердловск 1982.
38. Ром В.Я., Дронов В.И. География России. Население и хозяйства. 9кл.: учеб. для общеобразоват. учеб. заведений. М.: Дрофа, 2001 г.
39. Свет: природа и человек. №3 1991г. с.39.
40.Сборник Пермского земства 1898г. №2, отд. III, с.35,49.
41. Справка о выполнении природоохранных мероприятий по Каменску –Уральскому дающих наибольший экономический эффект.
42. Тарчевский В.В. Влияние дымо-газовых выделений промышленных предприятий Урала на растительность.// Растительность и промышленная среда: Свердловск. 1964 г. с. 32.
43.там же, с. 24.
44. там же, с. 30.
45. Свердловская область. Административно-территориальное деление и органы управления. Екатеринбург. 2002. с.135
46.Тарчевский В.В. Биологические методы консервации золоотвалов тепловых электростанций Урала.// Растения и промышленная среда. Свердловск 1964г., с.70.
47.там же, с. 83.
48. Урал — 1904г. — 31 июля — №2054.
49. Уральский край — 1909г. — 20 июня — № 129.
50. Уральский рабочий — 1998г — 11 июля.
51.Уральская Советская энциклопедия. Том 1. Издательство Уралоблисполкома «Уральская Советская Энциклопедия». 1933 г. Свердловск, Москва.
52. Черных Н. Синарский гулаг. Екатеринбург. Банк культурной информации. 2004.
53. Черняяев А.М. Водные ресурсы и водное хозяйство Урала. Екатеренбург. 1977.
54. Чуканов В. Н., Коробицин Б. А. Современная экологическая обстановка на территории ВУРСА в Свердловской области // проблемы региональной экологии. Екатеренбург 1995 г. Сигнальный экземпляр.
55. Шилова И.И Растительность и развитие многолетних растений первого года жизни на шлаковом поле УАЗа.// Растения и промышленная среда. Свердловск 1964г. с. 180.
56. Экологический атлас России, ЗАО “Карта”. 2002.
57.Ястребов Е.В. Проблемы разумного использования лесов на Урале в первые десятилетия 18 века. // Вопросы ландшафтоведения, геоморфологии и исторической географии: Ученые записки Пермского государственного университета №230. Пермь.1970г. с 189.
58. Ястребов Е.В. К проблеме разумного использования лесов на Урале в первые десятилетия 18в. // Ученые записки Казанского Университета № 230 1970.
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.