Иван Антонович Бароцци де Эльс – геолог, металлург, берг-инспектор

136
Автор:
В.А.Пархомов
Иван Антонович Бароцци де Эльс – геолог, металлург, берг-инспектор

Иван Антонович прожил короткую(1805 – 1863 г.), но насыщенную большим количеством событий и огромным созиданием, жизнь. В формулярном списке «О прохождении службы и достоинстве» в графе происхождение записано: из московских дворян. Отец Антон Матвеевич в год рождения Ивана служил надворным советником при Московском монетном дворе.

1. Горный Кадетский Корпус

Начальное образование Иван получил в Москве, где в это время проживала семья. 14 декабря 1816 года в возрасте 11 лет был определён в Горный Кадетский Корпус, так с 1805 года стало называться Горное училище, где с 1787 г. по1796 г.преподавал языки его отец. К этому времени Горный Корпус приобрел громкую известность, и в обществе сложилось убеждение, что Горный Корпус относительно научности и хорошего образования может считаться лучшим для обучения дворянских детей. Более того, дети служащих по горному ведомству, имели льготы для поступления на государственный кошт. Этой льготой и воспользовался отец при выборе жизненного пути Ивана. По уставу приём в корпус осуществлялся с 15 лет, однако, как сын бывшего преподавателя Горного училища, Иван был зачислен в курсанты с 11 лет.

Всех воспитанников в корпусе было до 300 человек, которые по различию сумм, употребляемых на их содержание, делились на кадет, казенных пансионеров, своекоштных пансионеров и полупансионеров. По уставу от 1805 года, младшие воспитанники корпуса названы кадетами, а старшие по наукам и поведению названы унтер-офицерами, причем они считались в государственной службе и приносили присягу. Иван принёс присягу и был произведён в унтер-офицеры 5 сентября 1824 года. С этого времени и начинается его официальная служба в Департаменте Горных и Соляных дел.
Уставом 1805 года были определены публичные экзамены, производимые с торжественностью и великолепием, на которые съезжалось лучшее петербургское общество. Аттестаты об окончании Корпуса также выдавались в торжественной обстановке.

«Аттестат. Воспитывавшемуся в Горном Кадетском Корпусе в числе штатных кадет Ивану Бароцци де Эльс, в том что он есть сын Надворного Советника, от роду 20 имеет лет, определён в Горный Кадетский Корпус 1816 года декабря 14 дня, произведён в унтер-офицеры 1824 года сентября 5 дня, в течение полного учебного курса оказал успехи хорошие в Законе Божьем, Российской, Французской и Немецкой словесности, Всеобщей географии и Истории, Российской географии и истории, Российской статистике и Судопроизводстве, чистой Математике, Архитектуре, Фортификации, Артиллерии, Ботанике и Химии, изрядные в Механике, Астрономии, Минералогии, Геогнозии, Физике, Горном, Маркшейдерском и пробирном искусствах и Металлургии; сверх того с успехами обучался черчению и рисованию. Курс наук, предположенный для воспитанников Горного Кадетского Корпуса Высочайшим Указом состоявшимся в 23 день декабря 1818 года, окончил. Во время пребывания его в корпусе был поведения хорошего, за что, как и за отличное прохождение и успехи в науках награждаем был в разных классах книгами. Ныне уже вследствие резолюции Господина Министра Финансов, изъяснённой в предписании департамента Горных и Соляных дел от 7 числа Августа сего 1825 года, из оного Корпуса выпущен для определения в действительную службу практикантом на С. Петербургский литейный завод, со старшинством в семъ звании с 1 января сего 1825 года, т.е. со дня окончания курса наук.
В свидетельство чего и дан ему Бароцци де Эльс из комитета Горного Кадетского Корпуса сей аттестат за подписями присудствующих и с приложением Корпусной печати.
С. Петербург Августа 12 дня 1825 года.
Управляющий Е. Карнилов
Командир Корпуса Пётр Медер
Инспектор над классами Ковалевский»

В списке всех окончивших к 1825 году Горный Корпус, опубликованном в номере Горного журнала от 1829 года, он числится под номером 211.

2. Служба на Кавказе

Весной 1827 года, уже опытного инженера направляют на Кавказ, где по прибытию в Тифлис, зачисляют шихтмейстером (13 класс в табели о рангах) в штат Грузинской экспедиции. Здесь Иван Антонович полностью применил полученные за годы учебы знания, проявил себя разносторонним специалистом, что отразилось в быстром продвижении по служебной лестнице. Он подготовил детальную записку о состоянии горного дела в Грузии. Составил планы и чертежи грузинских горных заводов. Описал земли и заведения горных заводов. 8 января 1829 г. он получает чин берггетварена 12 класса.
10 сентября 1829 г. был командирован в крепость Баку для присмотра за исправностью и починки нефтяных колодцев (в них добывалась тогда нефть). 30 декабря 1830 г. получает чин гиттенфервалтера 10 класса, а 31 июля 1831 г. произведён маркшейдером 9 класса.

Кроме чисто производственной деятельности активно занимается геологическими изысканиями — изучает возможность использования природных горячих газов как источника энергии для планируемого строительства здесь стекольного завода. Осматривая окрестности Баку, первым из геологовисследовал и описал грязевые вулканы. Статья «Об извержении горы Боз – Тепе в Бакинской провинции» была опубликована в Горном журнале в 1830 году и перепечатана в геологическом журнале, издаваемом во Франции: «Месье Бароцци И.А. впервые описал извержение грязевого вулкана в местности Боз Тепе недалеко от Баку. Он определил, что в выбросах вулкана в виде глинистых твердых фрагментов, содержатся углеводороды как главный компонент и серные включения».

Результаты горно-геологических исследований окрестностей озера Севан опубликованные Горным журналом в 1829 году в статье «Геогностическое описание некоторых стран Армянской области, в особенности лежащих в окрестности озера Гокчи, или Гокчая», были столь фундаментальны, что впервые опубликованные Иваном Антоновичем, цитировались великим Вернадским В.И. в книге «Опыт описательной минералогии», изданной в 1910 году. Они продолжают вызывать интерес у геологов и в наши дни, о чем можно судить по ссылкам в научной литературе.

3. Управляющий Каменским металлургическим заводом

Несмотря на насыщенную жизнь, связанную с различными проблемами организации горного и монетного дела на Кавказе, Иван Антонович мечтает вернуться к инженерному делу. В 1832 году он подаёт прошение о переводе на Урал на Златоустовские заводы и получает назначение помощником управляющего чертежной мастерской. Чертежная обслуживала, в основном, текущее производство, но здесь же готовились проекты для строящихся на Урале металлургических заводов. Через год в 1833 году получает назначение пробирером Лаборатории на Екатеринбургских заводах и переезжает в Екатеринбург. В должности пробиера он сопровождал обозы с золотом и платиной в Санкт – Петербург.

Здесь пригодились не только инженерные, но и знания в российской статистике и правосудии, по которым в аттестате у него отличная оценка, когда довелось краткое время с 18 сентября по 29 декабря 1833 года исполнять должность презуса (председателя) Екатеринбургского Горного Военного суда. Военный суд, состоявший из презуса, ассесора и аудитора, учреждался в каждом округе исключительно для рассмотрения преступлений уголовных, совершенных состоящими на горной службе чиновниками и нижними чинами.

В 1833 году Иван Антонович назначается управителем Каменского завода Екатеринбургского горного округа и исполняет эту должность 11 лет до 1846 года.
Каменский металлургический завод был и остаётся одним из ключевых промышленных и оборонных предприятий России. Имеет славную и богатую историю становления и развития. Заводской управитель Каменского завода имел права горного начальника и ему были подчинены все чиновники «высшие и нижние горные, военные и статские», принадлежащие к заводу мастеровые и работные люди, денежные суммы, припасы и само производство. На эту должность определялись горные инженеры из штаб — или обер- офицеров «по способностям», не взирая на старшинство в чине.

Завод имел большой оборонный заказ, но кроме литья пушек в цехах завода производились, как принято говорить сейчас, и разнообразные товары народного потребления.
В отчётной «Ведомости действий Каменского завода о количестве выделываемого металла сравнительно со штатами за 1844 год» приводятся следующие показатели. «Доменных печей – 1. Сверлильная фабрика – 1. Цеповая фабрика -1. Произведено: чугуна первичного – 75145 пудов, заводом при плавке 32000 пудов, посуды на внешнюю продажу – 10000 пудов, орудий 5848 пудов, снарядов 17400 штук (5000 пудов)».

За годы своего управления Иван Антонович внёс большой вклад в развитие и реконструкцию завода. В ходе реконструкции на заводе началось внедрение новых технологий и наращивание производственных мощностей. С 1836 года улучшилась отливка снарядов, что позволило обходиться без последующей обточки стальными пилами и зубилами. Это повысило производительность труда и помогло сберечь более половины рабочего времени. В 1840 году к доменной печи, имевшей высоту около 10 метров, пристроена воздуходувная машина с 4 чугунными цилиндрами. Домна действовала, как правило, менее года, из-за быстрого выгорания горна ежегодно требовалось несколько месяцев на его перекладку и просушку. В1843 году установлены два новых сверлильных станка, приводившихся в действие металлическим водяным колесом диаметром 6,4 метра. Это позволяло обеспечить необходимое количество оборотов на станках даже при сильном маловодье. Сверлильные машины коренным образом изменили технологию создания орудийных стволов.

4. Геологические открытия на Урале

На Урале Иван Антонович продолжает геологические исследования. В статье капитана Бароцци де Эльс опубликованной в 1836 году в Германии в Кенигсберге в «Отечественном Архиве по Науке, Искусству и Индустрии» содержится сообщение о месте проявления янтаря (фото2). Вот её перевод.«Населенный пункт Колчеданское находится в Камышловском районе Пермской губернии на левом берегу Исети, 18 верст восточнее от Каменского металлургического завода, который расположен в Екатеринбургском районе. Горы этой местности принадлежат к периоду формирования бурого угля и сложены из песка, Thon’а, агломератов и различных видов песчаника, расположенные очень четко выраженными параллельными слоями друг над другом; горные слои залегают неодинаково мощно и в своем протяжении через расселины содержат рудоносные вкрапления».

Важнейшей проблемой металлургических заводов того времени была проблема угля. Для выплавки чугуна использовался древесный уголь, что требовало наличие вблизи заводов не только руд, но и больших лесных массивов. Заводские территории с прилегающими к ним лесными массивами назывались дачами. Быстрая вырубка леса требовала замены древесного угля на каменный. Поэтому Иван Антонович и пытался найти уголь вблизи Каменского завода. Из вышеприведённого отрывка статьи видно, что в 18 верстах от завода он уже описывал наличие угольных пластов.

Дальнейшим поискам угля вблизи завода помогла природа. Летом 1842 года из-за засухи обмелел заводской пруд на реке Исеть. В обмелевшем пруду Иван Антонович нашёл породы, похожие на уголь. Анализ показал, что это действительно бурый каменный уголь. Находка положила начало разведке месторождения угля на берегу заводского пруда.

Весной 1843 года было заложено несколько шурфов и проложена разведочная штольня. В результате разведки, на глубине от 4 до 9 саженей (от 8 до 20 метров) были обнаружены пласты каменного угля толщиной до двух аршин (полуметра). Однако найденный уголь плохо подходил для металлургического производства – он был рыхлым, содержал много глины, поэтому плохо горел, оставляя до 35% золы. Но этим открытием было положено начало поиска угля в окрестностях завода и уголь, пригодный для производства чугуна был найден последователями первопроходца.

О большом научном и производственном авторитете 35-летнего выпускника КГИ Ивана Антоновича в те годы может служить история с подготовкой экспедиции в Бухару. Вот свидетельство М.М. Соловьева, автора книги «Ученая экспедиция в Бухару в 1841–1842 г. при участии натуралиста Александра Лемана». «Необходимость экспедиции была связана с просьбой властителя Бухары Наср-Уллы (1838 г.), который просил прислать сведущих людей для разведки золота. В 1839 г. посылали Ковалевского и Гернгроса, но из-за набега хивинцев и казахов они вернулись с войсками в Оренбург. Хан Бухарский возбудил ходатайство о посылке горных инженеров перед Николаем I, который “для исполнения данного хану согласия и для сближения с сим ханством” распорядился отправить весной 1841 года 2-х горных инженеров в сопровождении 1 переводчика, 1 топографа и нескольких казаков.

Первоначально предполагалось послать в Бухару опять Ковалевского, но он по расстроенному здоровью поехать не мог, Гернгрос же его сопутчик уже оставили горную службу. Тогда остановились на горном инженере майоре Бароцци, управлявшим одним из заводов на Урале. Он должен был прямо с места службы отправиться в Оренбург, где и получить все инструкции, присланные ему из Петербурга. Выбор министра финансов и главноуправляющего корпусом горных инженеров Канкрина пал на Бароцци по той причине, что Бароцци раньше несколько лет служил в Грузии, а потому “имел случай ознакомиться с бытом азиатским”. Однако министр иностранных дел граф Нессельроде, принеся “чувствительную благодарность” Канкрину за благосклонное его распоряжение высказался против этой кандидатуры. Учитывая это пожелание, Канкрин избрал для посылки в Бухару хорошо ему известного и весьма им ценимого горного инженера, майора Бутенёва 2-го, состоявшего при нём для особых поручений».

5. Первостроитель Николаевского железоделательного завода

В сороковые годы 18 века начинается бурное освоение Сибири. Учитывая большой опыт Ивана Антоновича в горном деле и металлургии, Министерство Финансов командирует его в 1845 году в Нижнеудинский округ Иркутской губернии, где были обнаружены большие залежи железной руды для выбора места строительства металлургического завода. Он выбрал место на реке Долоновке, притоке Оки. Как свидетельствует летопись г. Братска «В 23 км южнее села Братского острога начато строительство казенного Николаевского железоделательного и чугунолитейного завода. Техническое руководство осуществлял корпуса горных инженеров полковник Бароцци де Эльс. Средства на сооружение завода в размере 137 117 рублей были отпущены государственным заемным банком». Иван Антонович согласно записи в формуляре прибыл на строительство завода в конце 1846 года.

Все основные работы выполнялись ссыльными и каторжанами. Вот что пишет работник канцелярии генерал-губернатора Муравьева-Амурского В.П.Ефимов в книге ««Из жизни каторжных Илгинского и Александровского тогда казенных, винокуренных заводов». «Я получил предписание Муравьева приехать немедленно в Иркутск. Когда я явился к нему, то после двукратных с ним объяснений, получил приказание отправиться в Илгинский завод, выбрать там 150 каторжных и передать их горному инженеру И.А.Бароцци-де-Эльс, которому была поручена постройка Николаевского железоделательного завода. По приказанию, данному мне Бароцци де Эльс, я должен был выбирать людей более молодых, здоровых и крепких. Большая часть их оказалась из срочных, приговорённых на 5, 10, 15 и 20 лет в кандалы. Они и составляли часть моей партии».
Об атмосфере заводской жизни того времени может свидетельствовать найденный мноюархивный документ – письмо (донос?), адресованное Ивану Антоновичу, когда он уже исполнял обязанности ревизора по чугунно – железному производству в Иркутске.

«Милостивый государь!
Вчера после долговременного пьянства сгорел от вина секретарь конторы Дронов. Сего числа начальство завода распорядилось приказать выдать фальшивое медсвидетельство будто бы Дронов умер от болезни. Священнику же заводскому дано отношение похоронить Дронова по христианскому обряду, что священник и учинил.
Видя такие бесчестья и противозаконные действия со стороны заводского начальства я положительно могу думать и имею полное право, что они поступают против совести и, конечно точно также могут составить фальшивый документ против меня, чтобы меня запугать, ибо контора состоит из каторжных и пьяных урядников, как например Макаров.
Донося о сём вашему высокопревосходительству я осмеливаюсь почтительнейше просить обратите особенное внимание на беспечность и превышение власти здешних начальников так как при настоящем положении дела завод погибнет окончательно. Благоволите послать инкогнито кого-нибудь и тогда узнаете, что я открываю истину, желая пресечь зло, чтобы не страдали напрасно и воцарилась правда.
С истинным почтением К. Сизорский».

Первый металл был получен в 1847 году, а на полную мощность завод вышел в 1854 году. В комплекс заводских сооружений входили крупные постройки: доменный, кричный, плющильный корпуса длиной от 40 до 50 м, шириной от 17 до 40 м каждый. Металл выплавлялся на двух литейных фабриках. Река Долоновка была перегорожена 107-метровой плотиной, образовавшей обширный заводской пруд до 4 верст длины. Посредством привода от водяных колес действовали воздуходувные мехи и кричные механизмы. По берегам Долоновки возник поселок с мастерскими, конторой, складами, казармой для воинской команды, гауптвахтой, церковью, больницей, магазинами, банями, конюшнями. В заводском поселении было 350 хозяйств и около 2500 жителей.

Изображение

«За проявленное при сооружении завода отличное усердие к исполнению обязанностей службы и радение о сохранности польз казенных, предусмотрительность и примерное бескорыстие» руководитель строительства завода награжден орденом Святой Анны II степени с императорскою короною.

В 1854 году Ивана Антоновича переводят в Иркутск и назначают ревизором по чугунно-железному производству при Главном Управлении Восточной Сибири с правами Уральского Берг-инспектора.
Должность Берг – инспектора введена в Российской империи в 1804 году. Россия была поделена на пять горных округов, во главе которых стояли берг – инспекторы. Берг – инспекторы выполняли как функции технического и горного надзора, так и административные, связанные с управлением заводами и передачей их частным лицам.
Пример решения вопроса о продаже казённого Николаевского завода и мнение по этому поводу берг – инспектора в диалоге с военным губернатором Густавом Карловичем Венцелем хорошо показаны в романе Ф.Н. Таурина «Каторжный завод».

«В сидевшем напротив генерал-майоре Иване Антоновиче Бароцци де Эльсе сказывалась южная кровь: роста он был ниже среднего, склонный к полноте, черноволосый и смуглый.
Мне думается, Густав Карлович, — говорил Бароцци де Эльс резким, слегка гортанным голосом, — вы превратно истолковываете письмо министра финансов. Он предоставляет окончательное решение вопроса на благоусмотрение местного начальства.

— Однако же мнение министра выражено вполне определенно, — возразил Венцель. Он и флегматичностью своей являл полную противоположность порывистому Бароцци де Эльс.
— Справедливо, но все же министр не отвергает наших доводов. Извольте выслушать, Густав Карлович, и вы признаете, что они достаточно весомы. Завод сей нужен казне. В высочайше утвержденных «Правилах об управлении заводом» указано, что целью его учреждения является снабжение края железом, чугунными и железными изделиями. В интересах казны всемерное развитие края Сибирского, изобилующего столь великими богатствами. Именно по недостатку железа сдерживается добыча золота и серебра, развитие судоходства на великих сибирских реках. А если взять во внимание нужды присоединенного вновь к державе Российской Амурского края, то важность сего завода еще возрастает. И осмелюсь заметить, что прибыли или убытки самого завода, ничтожное имеют значение против пользы конечной, от деятельности завода проистекающей». (Как всё это напоминает сегодняшний день и разрушение нашей промышленности в результате хищнической приватизации. Прим.автора).

6. Ревизор и испытатель пароходов

О деятельности Ивана Антоновича на посту ревизора с правами берг – инспектора образно отзывается Н.Н. Петровский в книге «Граф Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников»: «Из главных сотрудников Муравьева, приглашенных им для содействия в трудном деле по части горнозаводской и золотопромышленной, я должен здесь упомянуть о трех, выдающихся тогда, деятелях: А.Н. Таскине, как начальнике горного отделения Главного управления Восточной Сибири, В.В. Клейменове, горном ревизоре золотых промыслов и И.А. Бароцци де Эльс – специалисте железоделательного производства».

Иван Антонович не только контролирует существующие заводы, но и готовит базу для новых заводов. В 1857 году он командирован в Нерчинский округ для выбора места для строительства здесь нового металлургического завода, оценки месторождений железных руд и других минералов, необходимых в металлургическом производстве. Возглавляемая им экспедиция обследовала несколько месторождений железных руд. Он детально описал одно из месторождений возле станицы Больше-Зерентуйской. «Это месторождение заключает в себе скопление руд, состоящих в магнитных бурых и охристых железняках, пригодных для составления легкоплавкой шихты на получение превосходного качества чугуна, вполне пригодного как на отливку изделий, так и перековку в железо и на дело стали».

Признавая Бароцци де Эльс как инженера, прекрасно знающего не только металлургическое производство, но и паровые машины, генерал-губернатор Муравьев-Амурский поручает ему предписанием за №1252 от 26 октября 1858 года проведение испытаний построенного на Байкальской верфи в п. Лиственичное парохода, который впоследствии был назван в честь губернатора «Граф Муравьев-Амурский». 31 октября 1858 года Иван Антонович рапортует генерал-губернатору о проведённых испытаниях. 

Привожу фрагмент рапорта.

«Его сиятельству, Генерал — Губернатору Восточной Сибири,
Господину Генерал Адъютанту, Генерал от Инфантерии,
Графу Муравьеву – Амурскому
Ревизора при Главном Управлении Восточной Сибири по железо-чугунному производству Корпуса Горных Инженеров Полковника Бароцци де Эльс.
Рапорт: Во исполнение предписания Вашего сиятельства от 26 Октября №1252 честь имею почтительнейше донести о произведенных на Байкале опытах вновь устроенного парохода и о результатах оных.
Произведенные опыты ведут к тому заключению, что когда на пароходе все устройства будут приведены в порядок, а рабочие правильно приучатся ко всем приемам работы, то пароход при полном ходе в 60% будет проплывать с грузом от 20 до 25 верст в час.
Полковник Бароцци де Эльс.
Октября 31 дня 1858 года, Листвиничная пристань».

Проведенные испытания были столь успешны, что Н.Н.Муравьев-Амурский выдает 3 ноября 1858 года новое предписание об испытании второго парохода, которое было также успешно выполнено. На приводимом снимке на палубе парохода испытатель — полковник А.И.Бароцци де Эльс.

Изображение


7. Инспектор железных и солеваренных заводов

За свою деятельность полковник И.А.Бароцци де Эльс в 1858 году был произведен в генерал-майоры Корпуса Горных Инженеров.
«Штаб КорпусаГорных Инженеров.О производстве полковника Бароцци де Эльс за отличие в Генерал – Майоры.
Генерал – Губернатор Восточной Сибири, свидетельствуя об отлично – усердной иполезной службе Ревизора по чугуно – железному производству Восточной Сибири, Корпуса Горных Инженеров Полковника Бароцци де Эльс и убедившись в его благонамеренности и безкорыстном исполнении весьма важных обязанностей службы ходатайствует о производстве его за отличие в Генерал – Майоры».
Проект приказа высочйше утверждён 12 декабря 1858 г.

1862 году законом Российской империи 35640 он был назначен инспектором железных и солеваренных заводов при Генерал-Губернаторе Восточной Сибири.
На этом посту Иван Антонович много сделал для развития солеваренного и металлургического производств в Восточной Сибири и Забайкалье. Он контролирует Иркутский (Усольский), Усть-Кутский и Кыранский (возле Кяхты) солеваренные, а также Николаевский и Петровск-Забайкальский металлургические заводы. Об этом, свидетельствуют многочисленные акты ревизий, распоряжений и предписаний, исполненные каллиграфическим почерком писарей, и подписанные собственноручной подписью генерал-майора, хранящиеся в Областном архиве.

Несмотря на большую занятость по организации промышленного производства, Иван Антонович продолжал научную деятельность и был представлен к званию члена – корреспондента Российской Академии наук по Горному отделению. Кроме того, он был активным членом Сибирского отдела Императорского Русского географического общества с 1854 г.

8. Личная жизнь

Приходится сожалеть, что «Формуляр о службе и достоинстве» для чиновников тех лет, существенно отличается от «Личного листка по учёту кадров» советского периода в части отсутствия сведений о жене (муже). Поэтому мнене удалось установить сведений о жене Ивана Антоновича. На обращение в Каменскую епархию по этому вопросу получено сообщение, что архив Ново – Троицкой церкви не сохранился. Но из формуляра за 1846 год следует, что в егосемье было четверо детей: сын Николай 1837 года рождения и три дочери – Мария – 1839 г., Юлия -1841г и Соломония — 1843 г. Как видно по датам, все дети родились в Каменске. Но графа о семейном положении заканчивается трагической нотой – указано, что в 1846 году он вдов. И поражает то, что с четырьмя детьми на руках он едет в Сибирь строить новый завод.

Мария и Юлия получили образование в единственном за Уралом Девичьем институте Императора Николая I в Иркутске, окончив его в 1855 году. Старшей дочери Марии Ивановне после смерти отца специальным распоряжением горного департамента, подписанным министром финансов, была назначена пожизненная пенсияпо 315 руб. в год. Непонятно отсутствие в распоряжении упоминания о двух других дочерях Ивана Антоновича – Юлии и Соломонии. Вероятно, они уже вышли замуж, хотя по возрасту были младше Марии. По крайней мере, Мария и Юлия окончили в 1855 году Иркутский институт благородных девиц Императора Николая I. Дальнейшую судьбу дочерей автору проследить не удалось. Сын Николай окончил Иркутское юнкерское училище в 1864 году и направлен в Минусинск сотником Енисейского казачьего конного полка.

9. Иван Антонович и декабристы

Жизнь и деятельность Ивана Антоновича удивительным образом пересеклась с эпохой декабристов — во время восстания в декабре 1825 года он после окончания ГКК трудится на Санкт-Петербургском литейном заводе. Проживая же в Иркутске, он непременно сталкивался здесь со ссыльными декабристами Волконским С.Г., Трубецким С.П. и другими. Как пишетТамара Перцева, старший научный сотрудник Декабристского комплекса в Иркутске, отношения декабристов с иркутскими чиновниками были непростыми. Некоторые чиновники видели в «государственных преступниках» возможность упрочить свое служебное положение и чинили им всяческие препятствия. Только с приездом в Иркутск нового генерал-губернатора Н.Н. Муравьева, слывшего либералом, положение изменилось. Он не только бывал вместе с женой в домах Волконских и Трубецких, но интересовался мнением декабристов по многим вопросам, давал им поручения. Тот факт, что Иван Антонович входил в ближний круг администрации Муравьева — Амурского, позволяет предположить, что и он был знаком с иркутскими декабристами.

Действительно, будучи ревизором по железоделательному производству, Иван Антонович принял большое участие и оказал помощь в оформлении могилы Трубецкой Е.И., похороненной в Иркутске в ограде Знаменского монастыря. Вот что пишет 10 июля 1857 г Петр Александрович Горбунов, бывший гувернер сына Трубецких Ивана и их доверенное лицо в Иркутске Трубецкому С.П. «Решетки я еще не мог поставить до сих пор. Представьте себе, что ни один шип не приходится в свое место. Отливши решетку, они не потрудились собрать ее на месте. Я жаловался Бароце (как искажена фамилия Ивана Антоновича Прим. автора), он обещал сказать комиссионеру Петровского Завода, чтоб он прислал своих мастеров исправить эту беду. Отдать кому-нибудь постороннему я боюсь, могут испортить». Иван Антонович распорядился сделать необходимые исправления. Исправленная ограда в том же году была установлена на могиле Трубецкой Е.И.

Сравнивая судьбу декабристов с судьбой одного из их современников можно сказать, что с одной стороны, это — тайные общества, открытый мятеж и неповиновение царю, деяния, признанные государственным преступлением и ссылка в Сибирь. С другой стороны, каждодневная добросовестная, ответственная, созидательная работа на благо отечества и согласие поехать на стройку нового завода в неосвоенных местах Сибири вдовцом с четырьмя детьми на руках. Конечно, трудно сделать объективную оценку воздействия, которое они оказали на будущее своей жизнью, поступками и деяниями. Масштабы не сравнимы. Декабристы, как говорил В.И. Ленин, разбудили Россию. Они создали почву для будущих социальных и политических потрясений.

Роль Ивана Антоновича скромнее и локальнее. Можно сказать, что он внёс огромный вклад в экономику России, служа сначала в различных должностях на горных заводах и монетном департаменте на Кавказе, затем 11 лет управляя одним из главных металлургических заводов России на Урале. Несомненен его вклад в геологическую науку исследованиями на Кавказе, Урале, Восточной Сибири и в Забайкалье. Под его руководством был заложен фундамент промышленного будущего Иркутской губернии и Сибири в целом – он возглавлял строительство нового металлургического завода, а затем служил ревизором главного управления Восточной Сибири железо-чугунному и соляному производствам. Он был испытателем первых пароходов, построенных на Байкале.

Иван Антонович скончался в Иркутске 19 апреля 1863 года и похоронен в Иркутске на Иерусалимском кладбище по католическому обряду, но с почестями для военного генерала. К сожалению, его могилы на кладбище не сохранилось. Проект надгробия на создаваемом в Иркутске мемориале разработал его потомокновосибирский архитектор Самарович П.В.

Изображение


В заключение выдержка из письма автора романа «Каторжный завод» Ф.Н. Таурина одному из потомков. «Изучив при написании романа все доступные архивы, я уверен, что строитель Николаевского завода инженер – полковник Бароцци де Эльс ваш предок. Я сохранил его истинную фамилию, так как по имеющимся в моем распоряжении документам, это был деятельный, умный и честный человек и сохранение его имени в романе не может бросить тень на его потомков».
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.