Продразверстка в Каменском уезде в 1920–1921 гг

41
Автор:
Т.В. Судакова
Продразверстка в Каменском уезде в 1920–1921 гг

Статья содержит некоторые факты проведения продовольственной разверстки на территории Верх-Теченского района Каменского уезда по архивным документам филиала Государственного архива Свердловской области в г. Каменске–Уральском.

Продовольственная разверстка или раскладка по хозяйствам определенных норм сдачи хлеба и продуктов была впервые проведена в Российской империи еще до революции. Повторно продразверстка введена советской властью в начале января 1919 года в условиях продовольственной диктатуры. Шла она поэтапно и по губерниям. Кампания по изъятию излишков сельхозпродукции на Урале началась после окончания Гражданской войны осенью 1919 года.
Каменский уезд был образован 30 октября 1920 года по постановлению Губернского исполнительного комитета. Он включал в себя 33 волости, выделенные из Камышловского, Екатеринбургского и Шадринского уездов. Таким образом, все население Каменского уезда состояло из крестьян, лишь только часть поселка Каменский Завод представляла рабочий класс.

В филиале Государственного архива Свердловской области в г. Каменске–Уральском хранятся документы Каменского уездного продовольственного комитета о проведении разверстки. В деле подшиты: доклад, свидетельские показания и протокол допроса одного из главных участников проведения продразверстки в Каменском уезде Салтыкова Ивана Никитича.

Иван Никитич 1888 г.р. уроженец Нижегородской губернии в 1919 году из Нижнеисетского завода был командирован в Шадринский уездный продовольственный комитет и назначен районным уполномоченным Далматовского района. Проводил работы по продовольственной разверстке в Шадринском и Курганском уезде, также в Челябинской губернии. С октября 1920 года был откомандирован в Каменский уездный продовольственный комитет, где назначен чрезвычайным уполномоченным на Катайский, Долматовский и Верх-Теченский районы [1].

Для объявления плана разверстки Каменский продовольственный комитет с 1 сентября 1920 г. издал приказы о проведении пробного обмолота хлебов, но не получив все данные о количестве урожая и погибших хлебов, разослал по сельсоветам основные показатели разверстки. Далее весь план сбора хлеба сельсоветы должны были разложить по хозяйствам в зависимости от количества работников, площади, урожайности и других факторов, оставляя на каждого члена семьи определенное количество зерна и сельхозпродуктов.

План выполнения продразвёрстки, 1920 г.

План выполнения продразвёрстки, 1920 г.

Продовольственные отряды, состоящие из агентов, мобилизованных из солдат, рабочих, в 1920 году в большинстве не имевшие специального образования, должны были пройти инструктаж, как проводить агитацию среди населения, вместе с сельсоветами провести план раскладки и принимать хлеб на ссыпных пунктах.

Как происходило на самом деле, писал в своем докладе Иван Салтыков: «… работа протекала не так, как она должна протекать. Продработники не инструктировались, а часто снимались из районных… (потом) арестовывались за то, что хотели самостоятельно проводить разверстку и некоторые были переведены в другие районы» [2].

Иван Салтыков, объезжая районы с проверкой правильного распределения агентов по сельсоветам и своевременной доставкой хлеба на ссыпные пункты, выяснил следующее: «что некоторые волости не в силах выполнить полностью разверстку все 100%, в особенности Верх-Теченский район 7 волостей, как-то Лобановская, Нижепетровская, Сугоякская, Бродокалмацкая, Теренкульская и Беликульская» [3]. После доклада в Каменский продовольственный комитет он получил секретное распоряжение о снижении норм разверстки. Несмотря на проведенную агитацию и работу продовольственных отрядов, разверстка в районе выполнялась очень слабо.

Для ускорения работы комиссар Каменского продовольственного комитета Турбаков отправил в район телеграмму: «На основании продовольственной диктатуры приказываю последний раз принять самые решительные меры по выполнению разверсток, не останавливаясь принудительными отчуждениями продуктов, согласно моего приказа… имеющуюся в вашем распоряжении реальную силу бросьте для выкачивания продуктов, для охраны пункта используйте милицию. Дайте определенное задание волагентам, волисполкомам и сельсоветам. Все должны выполнить к 1 ноября хлеба и овса 50%, капусты, картофеля, овощей 100%… Для выполнения приказа примите максимум энергии. Ни какой мягкотелости ни какой волости. Твердость и решимость, ни шагу отступления. Помните: за каждое отступление и ослабление будут предавать суду Воентрибунала, даже до высшей меры наказания… В течение трех дней ссыпка должна увеличиться в вашем районе в 20 раз» [4]

С целью контроля по проведению продразверстки в уезде было созвано Каменское уездное продовольственное совещание под председательством Турантола, в присутствии Кочегуры, Пыхтина, Свердлова, Турбакова, на котором выступил с докладом чрезвычайный уполномоченный Иван Салтыков. Он доложил о положении дел следующее: «в виду сильного недорода выполнить все 100 % продразверстки нет возможности… По приезду в Верх-Теченский район и по наведенным мною справкам ссыпка не увеличилась, а уменьшилась. Граждане стали хлеб прятать, уничтожать кормлением скоту, вываливать в навоз. Некоторые сельсоветы тоже стали скрывать по спискам… где мною установлены факты» [5]. Для выполнения плана председателем продовольственного совещания была послана телеграмма в Шадринск о вызове в Верх-Теченский район штаба продовольственной армии во главе с Корнелем.

Из доклада И. Салтыкова: «В Нижне-Петропавловскую волость 4 декабря прибыл тов. Корнель со штабом в количестве около 100 человек. В Верх-Теченское с пешим и конным отрядом привез продработников, ответственных за Шадринский, и нашел, что сев/пункт находится не в центре района, выехал со штабом в Русскую Течу, где открыл сев/пункт, разослав продработников по волостям. (Он) задал большое задание о выполнении всех 100 процентов разверстки» [6].

«Я был вызван в Русскую Течу в штаб Корнеля для нового назначения и по приезду к Корнелю, который мне отрекомендовался и показывал мандат, заявил, что он является ответственным по выполнению разверстки по Верх-Теченскому району. Мною было сообщено, что Верх-Теченский район выполнить продразверстку не в силах в виду сильного неурожая и если взять весь хлеб у граждан, не выполним все 100 процентов. На что тов. Корнелий мне сообщил, вы здесь не работали, а разгильдяйничали. Я сказал, что мы выполняли разверстку, брали излишки семенного материала на месте. На что мне было заявлено, что никаких отступлений быть не может, не считался ни с чем, разверстка должна быть выполнена все 100%, и он не уедет со штабом из района до тех пор, покуда не выполнится разверстка полностью, во что бы это ни встало. Я в свою очередь потребовал от него письменное предписание о выполнении разверстки, которую он написал, которую я прилагаю к докладу».

«Я был послан для проведения работ в Сугоякскую волость, где мне пришлось по предписанию тов. Корнеля, у кулаков и середняков, тяготеющих к кулачеству взять весь хлеб и оставить по 1,5 пуда на едока и середняков, тяготеющих к беднякам и бедняков оставить по 3 десятины семенного материала и 1,5 пуда на едока. Все продработники, получившие задание, разъехались по местам и не считались ни с чем, гнали граждан день и ночь на ссыпные пункты, и такая бешеная работа продолжалась с 6 по 11 декабря 1920 года.

В результате оказалось, что в Бродокалмакской и Теренкульской волостях взят весь хлеб. Оставлено только от 25 фунтов до 1,5 пудов на едока продовольствия и хлеба и все-таки разверстка не выполнена 100%. Я, работая в Сугоякской волости, оставлял у каждого домохозяина под расписку семенной материал. По приезду тов. Корнель со штабом приказал проверить мою работу и ссыпать весь семенной материал в общий амбар, что создал разруху посевной кампании, так как семена у граждан были отсортированы».

«Обыски и аресты производились продработниками у лиц, уклоняющихся от разверстки по заявлению волисполкомов и сельсоветов и отдельных граждан. У лиц, находивший скрытый хлеб отбирался и укрыватель направлялся в упродком на распоряжение упродкомитета. После того, как со всех волостей был взят хлеб, то Корнель снялся со штабом из района в Шадринск по предписанию упродкомитета. По сведениям ссыпные пункты выполнили разверстку на 75% и так как 7 волостей не выполнили полностью, то в этих волостях 5% фонда не создали, и в этих волостях положение стало критическое. С января 1921 года граждане стали приезжать в сельсоветы и волисполкомы и требовать хлеба. На продовольствие по волости получили наряды в очень ограниченном количестве… Правильного распределения нигде не получилось, и поэтому нуждающиеся, действительно не смогут просуществовать на тот паек, который выдается упродкомом.

Приём хлебо-фуража по продразвёрстке

Приём хлебо-фуража по продразвёрстке

После выполнения хлебо-фуража по району разверстка на шерсть, овчину и куделю была не выполнена. Поступил циркуляр за № 1922 от 30 декабря 1920 года о выполнении разверстки. Если нет кудели, шерсти и овчин, то брать холстами, валенками и шубами у всех уклоняющихся от государственной разверстки. этот циркуляр проводился здесь, в мое отсутствие брали холсты по усмотрению комячейки представитель от сельсовета. Бралось у тех, которые саботировали и не желали сдать. Прятали все от разверстки, и после такой работы здесь в районе положение стало весьма печальное, так как продовольствия нет, бедняки действительно стали ощущать голод. Были случаи, что наших продработников оставляли заложниками и вызывали меня, что бы я отпустил хлеба. Это было в Сугоякской волости. После этого выезжала уездная комиссия от уисполкома и компартии и политбюро и после того, как некоторых лиц контрреволюции арестовали, то положение совсем стало лучше и мне, как знающему район приходилось без разрешения на то выдавать из государственного фонда в счет будущего наряда. В те волости, где мы чувствовали, что положение очень печальное, то приходилось заменять наряды на свой риск и страх» [7].

В деле подшиты документы — письма, отчеты, заявления разных свидетелей и участников этих событий. Волостной агент Калугин в своей докладной записке от 31 января 1921 г. писал: «Довожу до сведения, что в Бродоколмакской волости хлеба для посева не оказалось. И прямо говорят, что у нас нечего будет сыпать дальше. По отъезду из Верхней Течи везде слышно положение и возмущение граждан, если хлеба не дадут на продовольствие, то амбары разобьем. В настоящее время приезжают мобилизованные солдаты и с таким серьезом мне говорят, почему вы так хлеб взяли? Мы, говорят, сколько проехали, везде и всюду хлеб, а наши волости сделаны все на спех. Мы разве за это воевали, что наши семьи без куска хлеба остались.

Везде слухи идут, что мы вам покажем, как выгребать хлеб до фунта. Когда я ехал в Бродоколмак и слышал, что устроим Варфоломеевскую ночь и вам покажем. Эти все слухи передают коммунисты. Теченские, Нижне-Петропавловские, на положении на таком же, как и мы, угрожают опасностью. граждане говорят возмущены, что декрет тов. Ленина не изменен. И приказ № 3. А вы продработники на местах работаете не правильно… и нет тех приказов, что производителя хлеба оставили без хлеба, и нет тех приказов, чтобы крестьянин получил 12 фунтов продовольствия… и солдаты мне определенно говорят, что мы с вами расправимся, как оставляют без хлеба наши семьи» [8].

День ото дня положение становись хуже. Тот же агент Калугин 2 февраля 1921 г. писал следующее: «заготовка семян не производится совершенно. Оказывается, нет хлеба на еду, не то что заготовлять семян. В настоящее время масса граждан Бродоколмакской волости едут лошадьми в другие волости. Целыми связками забирают скот и уезжают, чтобы прокормить, где найдут. Положение критическое, так что для посева на 1921 год едва ли смогут засеять. Совершенно к весне скот замрет» [9].

Командир продовольственного отряда тов. Н.В., фамилия не указана, в отчете от 31 января 1921 года писал: «здесь в Русской Течи угрожает опасность волнения среди населения. Определенно заявляют, что обобрали нас, если хлеба не дадите, то разобьем ваши амбары, и не при чем ваши штыки, начинают плевать в глаза продотрядникам. Говорят, если хлеба не дадите, то возьмемся за вас, только мокренько сделаем из вас. Я услал срочно курьера в город Каменск с пакетом и прошу и прошу вас выслать мне продотрядника Шилкова и отряд в Русскую Течу, так как у меня только 17 человек на лицо и винтовок 14 штук...» [10].

Продовольственный склад, 1920 г.

Продовольственный склад, 1920 г.

О том, как происходило само изъятие дает представление заявление гражданки села Беликульского Евдокии Даниловны Осолодковой: «1921 года марта 31 дня в селе Беликульском Каменского уезда в мой дом — жены красноармейца в 9 часов утра явились волагенты, фамилию которого не знаю и члены партии, которые войдя в дом предъявили мне… записку, в которой указано, что если есть прихраненный хлеб, то объяви сколько и где есть. Я, как жена красноармейца и веря всем членам партии Р.К.П. большевиков и к тому же во главе с волагентом, объяснила, что у меня есть лишек муки, который они объявляли, что зачислят в норму. Но, увы, вышло совсем противное. Когда я указала муку, то они забрали муку и унесли, а лишь оставили 30 фунтов простой муки, а около 3 пудов сеянки изъяли и оставили меня с семьей на произвол судьбы. Сын у меня 3-х лет, свекор 80-ти лет, а муж мой 2-й год в рядах бойцов на фронте. В чем прошу тов. Салтыкова воротить мне принадлежащую муку и прошу не отказать мне в моей просьбе» [11].

В июне 1921 года чрезвычайный уполномоченный Салтыков Иван Никитич давал свидетельские показания об обстоятельствах проведения разверстки. Проводил допрос сотрудник особого отдела ВЧК — А. Пепеляев. Был ли арестован Иван Салтыков и какова его дальнейшая судьба неизвестно.

Несмотря на то, что проведенная в 1920– 1921 годах продразвёрстка позволила большевикам решить жизненно важную проблему снабжения продовольствием Красной Армии и городского населения, в связи с запретом свободной продажи хлеба и зерна значительно сократились товарно-денежные отношения. Это стало тормозить послевоенное восстановление экономики.

«Хлебозаготовки сопровождались массой злоупотреблений, чинимых продотрядами которые оставались безнаказанными. Ценой неимоверных усилий и человеческих жертв в 1920 г. продразверстка на Урале была выполнена досрочно; в центр было отправлено около 44 млн. пудов зерна, и это только усугубило положение в регионе. Следствием же стали многочисленные крестьянские восстания, участниками которых становились и дезертировавшие красноармейцы, а также солдаты и офицеры Белого движения. Подобные выступления жестоко подавлялись чекистами, частями особого назначения (ЧОН), регулярными войсками» [12].

В Каменском уезде сельские хозяйства изза недостатка семенного материала стали снижать посевные площади, в результате упала урожайность и валовые сборы. Крестьяне оказались не заинтересованы производить продукцию, которая у них практически отбиралась. Итогом продразверстки 1920–1921 гг. стал новый продовольственный кризис и голод. Село постепенно пустело. В 1922 году продразверстка заменена продовольственным налогом.

Источники:

1. Ф. р-57. Оп. 1.Д. 3. Л. 50.
2. там же Л. 57.
3. там же Л. 92 об.
4. там же Л. 65.
5. там же Л. 93.
6. там же Л. 93 об.
7. там же Л. 94.
8. там же Л. 70.
9. там же Л. 75.
10. там же Л. 76.
11. там же Л. 83.
12. В.И. Старков «Гражданская война на Урале: в бою и труде»
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.