В.И. Геннин — основоположник нормирования и планирования затрат в чугунолитейном и железоделательном производствах

46
(Экономический анализ на примере работы Каменского завода)
Автор:
М.Д. Черняк
В.И. Геннин — основоположник нормирования и планирования затрат в чугунолитейном и железоделательном производствах

Зарождение и бурное развитие горнозаводской промышленности на Урале в первой четверти XVIII века для феодальной России можно назвать эффектом неожиданности.

Небольшие сыродутные горны, главным образом крестьянские, ни качеством, ни количеством не могли обеспечить потребности страны, её внешнего и внутреннего спроса в металле. Железо и медь покупали за границей. При феодальном строе и частном предпринимательстве, когда каждый думал, как бы получить себе выгоду, не могло быть речи о развитии государственной промышленности. Эффект неожиданности, как гром, разорвался над Уралом. В некогда бывшей колонии, как называли Урал в XI-XII веках, вдруг в начале XVIII века зарождается первая фабрично-заводская мануфактура. К числу таковой можно отнести казённые Каменские заводы. 15 октября 1701 года 

Каменский чугунолитейный завод выдал первый доменный чугун и стал называться родоначальником металлургии на Урале. Несколько позднее, на Невьянском заводе Никиты Демидова, в декабре того же года, также был получен первый чугун из домны. Так началось негласное соревнование двух крупных структур металлургического производства: казённого и частного. Соперники были достойные: Демидов и Геннин. Но верховодил горнозаводской промышленностью на Урале и за его пределами с конца 1722 года по 1734 год новый управляющий горных заводов генерал Вилим Иванович Геннин.

По приезду на Урал Геннин неоднократно удивлялся его природным богатствам, сравнивал «здешнюю страну» с теми, что видел в Европе и в России, называл Урал благословенным краем, которому Бог дал всё необходимое для жизни и процветания. По наличию разных руд и минералов Урал превосходит едва не все российские страны.
Так он называл другие регионы России [1].

С момента открытия местонахождения железной руды (лимонита) и опробования плавки его в железо, началась новая эра в истории Каменского края. Но эффект неожиданности и здесь проявил себя в полной силе: хлебороб-крестьянин стал одновременно заводским рабочим.

Такой статус заводского рабочего, проживающего в деревне недалеко от завода, закрепился на века с начала XVIII века. Именно такие рабочие, волей-неволей, стали основными местными заводскими кадрами, обладающими природной смекалкой и перенявшими опыт иностранных и других мастеров России. Именно на их плечи легла вся тяжёлая заводская работа и ручной труд. Народ сплошь был неграмотный.

Метод нормирования и планирования затрат в чугунолитейном и железоделательном производствах, который ввёл В.И.Геннин, на фоне крестьянских изб и окон, обтянутых бычьим пузырём, усиливает контраст между отсталостью и вырвавшимся намного вперёд научным открытием в экономике. Это — самый большой эффект неожиданности. Мне довелось лично самой увидеть то и другое.

Так летом 2016 года мною была организована археологическая экспедиция на место расположения Каменского верхнего железоделательного завода в пос. Новый Завод, пригороде города Каменска–Уральского. Найденные артефакты являются вещественным доказательством тяжелейшего труда на заводе. Например, трёхгранная чугунная отливка, или «чугун в штыках» оказалась длиной 90 см. Её вес составил примерно 5-6 пудов, или 80–96 кг. Двое здоровых мужчин еле сдвинули её из реки. А рабочим молотовой фабрики приходилось ежедневно ворочать и подтаскивать такие чугунные штыки к орну, затем – на наковальню.

Мне довелось 10 лет поработать экономистом в планово-экономическом отделе на Свердловском заводе «Электроавтоматика», или УПО «Вектор» в Екатеринбурге. Занималась я планированием себестоимости выпускаемой продукции и накладных расходов. Поэтому со знанием дела заявляю, что метод планирования затрат основного производства, основных цехов, путём переноса затрат вспомогательного производства на статьи затрат основного производства ввиде услуг на единицу продукции, основанный Генниным 294 года тому назад, применяется до настоящего времени на всех промышленных предприятиях России, где одновременно действуют основное и вспомогательное производство. За 300 лет много царей и правителей сменилось в России, несколько раз менялся социально – экономический строй, менялась оплата труда, внедрялась новая техника, менялись нормы, цены и деньги, а метод планирования затрат, основанный Генниным, остаётся неизменным до сих пор. Никто другого не изобрёл.

Это одна из многих заслуг В.И. Геннина. В исторической литературе писали больше о недостатках. У меня сложилось иное мнение, когда его вековые заслуги перекрывают недостатки отсталой эпохи. С именем Геннина начался прогресс в экономике и в промышленности Урала и России, а он предстаёт перед нами крупным учёным-экономистом. Более подробно написано в III разделе статьи.
Считаю необходимым написать о В.И. Геннине, каким образом он оказался в России и на Урале, его знакомстве с Петром, реформатором России.

1. Двенадцать лет работы на Урале

Значение трудов Георга Вильгельма де Геннина для России XVIII века следует рассматривать в динамике и поэтапно, начиная с юношеских лет, и заканчивая его служением при Дворе Анны Иоанновны.
Георг Вильгельм де Геннин родился 11 октября 1676 года в небольшом западногерманском княжестве Нассау, в городе Зиген. В настоящее время эти земли называются в ФРГ Вестфалией. Его отец был артиллерийский офицер из старинного голландского дворянского рода [2]. В молодые годы Геннин работал формовщиком на металлургическом заводе в Зигене и отливал артиллерийские припасы, не зная о том, что его опыт пригодится на заводах Урала, неизвестной ему тогда России.

Единодержавие Петра I началось с 1696 года [3]. Молодой царь намеревался наладить дружеские отношения с западноевропейскими государствами. Причин было к тому две: первая — склонить на сторону России в борьбе с Турцией западные страны. Вторая – подобрать на морскую службу добрых опытных капитанов из матросов, а также мастеров артиллерийского дела.
С этой целью он задумал снарядить «Великое посольство». В марте 1697 года из Москвы выехало 250 человек. Сам же Пётр предпочёл остаться неизвестным под именем Петра Михайлова. Несколько городов и стран проехал Пётр. Во всё вникал, наблюдал и делал своими руками.

В 1697 году, возможно, в Амстердаме состоялось его знакомство с де Генниным. В то время Петру I было 25 лет [4], а Геннину — 21 год. Пётр увидел в нём того человека, которого он искал. Геннин был принят на русскую артиллерийскую службу. С этого времени его стали называть Вилим Иванович. Он обучал военному искусству молодых дворян, привлекался также к военному строительству. Ему присваивались воинские звания. Он участвовал в Северной войне со Швецией. В 1712 году В.И. Геннин командовал достройкой пороховых заводов и пушечного литейного двора в Петербурге.

В 1713 году Геннин получил должность коменданта Олонецкого края и начальника Олонецких горных заводов. Пётр не ошибся в выборе Геннина. Он проявил себя как квалифицированный заводской организатор и инженер, перестроил Олонецкие заводы.

При участии Геннина была освоена новая технология плавки железных руд при смешивании разных сортов. Впоследствии свой опыт Геннин применит на Каменских казённых заводах, когда в добротные руды, предназначенные по своей мягкости для литья пушек, будет добавляться часть железных руд более низкого качества из других рудников.

Под руководством В.И Геннина сформировалась большая группа европейских железоделательных мастеров. В основном, из шведов, немцев и англичан. В 1716 году он учредил первую в России заводскую школу и был произведён в полковники. Среди его помощников особо выделялись молодые новгородские дворяне Никифор Герасимович Клеопин и Константин Артемьевич Гордеев. Имена этих людей нам будут известны в дальнейшей работе Геннина на Урале.

В 1716 и в 1719 годах Геннин выезжал в страны Западной Европы — в Германию, Голландию, Англию и Францию. Знакомился с западным горным делом и одновременно привлекал на работу в Россию новых мастеров разных специальностей. Известно из его дневника, что Геннин израсходовал все свои личные деньги для казённых надобностей.

Следует сказать несколько слов о личной жизни де Геннина. Его первая жена умерла в 1716 году. Вилим Иванович тяжело пережил смерть жены. В тот же год Геннин вывез в Россию отца. Во время второй поездки в Европу 1719 году, т.е. через три года, Геннин познакомился со второй супругой Фредерикой Луизой. В 1722 году на Урал он приедет с женой, сыном и дочкой. На Урале его супругу станут называть на русский манер — матушка Федора Ивановна. Геннин по вероисповеданию был христианин-лютеранин. Спиртного не употреблял и взяток сам не брал и другим строго запретил собирать с народа лишнее под страхом смертной казни, как это произошло в Кунгуре. На другом Ягушихинском заводе (Пермь) в августе 1731 года Геннин строго пресек попытку подарить ему двух буланых коней. И впредь запретил делать подарки горным командирам. Он думал о будущих рабочих, чтобы их не озлоблять поборами.

В 1720 году Геннин наладил на Олонце производство ружейных стволов, затем руководил постройкой оружейного завода на реке Сестре под Петербургом.
Геннин был человек разносторонних способностей не только в военном деле и строительстве. Из истории его жизни известны такие факты, как разработка проекта по устройству канала между реками Москвой и Волгой, который не осуществился, а также открытие на Олонце минеральной марциальной (железистой) воды и устройство курорта.

В начале марта 1722 года на этом курорте побывал Пётр I. Похвалил Геннина за полезное для здоровья дело. И в сей же час произвёл его в генералы [5].
Геннин предстал перед Петром редким типом руководителя, способным восстановить и перестроить старое. Например, домны «по английской пропорции», построить новые заводы и гигантские плотины. Кроме того государь разглядел в нём мудрого психолога в подборе кадров. Следовательно, способным разобраться с доносами Демидова на Татищева. Оба эти человека были также важны для государя: один – крупный заводчик, другой – родственник 
Петра, дворянин, стольник при императорском Дворе.
В марте 1722 года Берг-коллегию перевели Петербурга в Москву.
В апреле 1722 года Пётр принимает решение об отправке де Геннина в Сибирь.

Инструкция носила объективный характер, ничего конкретного. Геннин обратился за разъяснениями к Петру. Геннин запрашивает о предоставлении властных полномочий перед местными воеводами, дабы не чинили всяких препятствий в его деле на Урале. Кроме того он спрашивает о деньгах, об охране, ставит в известность, что у него семья, жена, дети. Ехать за тысячи вёрст без денег бессмысленно, что вызовет затягивание строительства крепости-завода в Екатеринбурге и в других местах. Рапорты де Геннина были рассмотрены. Так в п VI Инструкции после этого появилось уточнение: «На дачу жалованья мастеровым людям, которых велено тебе с собою взять, отпускается с вами денег на два года две тысячи восемьсот шестьдесят два рубля сорок восемь копеек да сверх того на чрезвычайные расходы тысяча рублёв» [6]. Помощники Геннина выехали раньше, каждый по своему назначению. 

Принимается решение плыть по рекам на коломенке под охраной солдат. В то время действовали «лихие люди», шайки нападали и грабили. Демидов одолжил для Геннина коломенку у своего приказчика Петра Матвеева. Через две недели коломенку законопатили, отремонтировали, подготовили для безопасного плавания по воде. Вся команда де Геннина, около пятидесяти человек, 22 июля 1722 года отплыла из Москвы. Плыли до Кунгура 72 дня. Прибыли уже осенью 2-го октября. (В сравнении с 2017 годом: скорый поезд из Москвы прибывает в Кунгур через 20 часов).

Геннин принимает решение — попутно осмотреть все заводы, начиная с Кунгура до Соли Камской и заканчивая Нижним Тагилом. На Невьянский завод Демидова Геннин добрался 1 декабря 1722 года. На Уктус прибыл зимой декабря 1722 года.

Геннина восхитил завод Демидова на Нейве-реке. Самолюбие и решительность овладели де Генниным. Он твёрдо решил, что плотина с падающими каскадами воды в Екатеринбурге будет выше, чем у Демидова, а завод будет оборудован более совершенными машинами и оборудованием. Демидов не смел отказать де Геннину в его просьбе относительно командировки плотинного мастера Леонтия Степановича Злобина в Екатеринбург. С апреля 1723 года Злобин был техническим руководителем сооружения плотины и ряда фабрик казённого Екатеринбургского завода. Было время, когда Геннин помогал Демидову. Так, в 1716 году из Олонца с Петровских заводов на Невьянский завод Демидова прибыл подштурман Фёдор Казанцев «для доменного дела и пушечного литья».
Этот мастер построил там домну «по английской пропорции» и «меха уставил и в ход пустил».

Другой специалист дощатый мастер Плечов, направленный Генниным, обучил демидовских рабочих своему искусству [7].
Там же, на Невьянском заводе, в декабре 1722 года в присутствии начальников, мастеров и В.Н. Татищева, Геннин провёл испытание пруткового железа по адмиралтейскому регламенту. Результат для хозяина завода получился неутешительным: при бросании связки железа на наковальню, оно раскололось пополам. Из этого Геннин сделал вывод, что от неважной руды получилось ломкое железо. Новому начальнику намекнули мастера, что самая лучшая руда залегает близ Каменских заводов. В то время они находились в губернском управлении. Геннин, не дожидаясь своего приезда на Каменские заводы, тут же пишет Сибирскому губернатору Черкасскому, что Каменские заводы переходят в горное ведомство под его управление [9].

Геннин руководствовал тем, что чугун из каменских руд отличался мягкостью и был наиболее подходящим для отливки пушек. Одновременно он заказал на Каменский завод 2000 штук топоров для строительства Екатеринбургского завода. Сто отставников с Каменки были отправлены на строительство Екатеринбургского завода. В Каменске сменился начальник. Престарелого Ивана Арсеньева сменил сын боярский из Тобольска заводской комиссар Иван Аврамов.

В ведении нового начальника горных заводов В.И. Геннина оказалось четыре казённых завода: Уктусский, Алапаевский, Каменский нижний чугунолитейный и пушечный завод и Каменский верхний железоделательный завод, который находился на той же реке Каменке, выше нижнего завода в пяти верстах. Нынче территория посёлка Новый Завод, получившего такое название от Каменского верхнего завода. Мне было суждено родиться в этом посёлке, бывшей деревне. Мои далёкие предки Алаторцевы и Голубцовы жили и работали на верхнем заводе, пока его не снесло. Каменские казённые заводы за 22 года работы требовали ремонта и усовершенствования технологических процессов.

2. Экономическая эффективность от внедрения новой техники и соблюдения технологии производства

Конечный экономический результат (прибыль) складывался из многих взаимозависимых факторов, начиная от строения горна или домны, изготовления мехов, качества древесного угля, состава железных руд, температуры плавления, оснащения производства более современными техникой и оборудованием, даже трудовой дисциплины, квалификации мастеров и подмастерьев, опыта их работы.

Поскольку уральские заводы занимались производством пушек, то особое внимание уделялось методам литья, точения и сверления пушечных стволов. Ещё в период работы на Олонецких заводах в 1714 году Геннин изобрёл сверлильную машину. Экономическая эффективность от такого изобретения в несколько раз превысила прежний ручной метод обработки пушек: обработкой трёх пушек занимались около сорока человек, после изобретения оказалось, что достаточно трёх человек [7].

Чертёж 1714 года не сохранился, но по такому принципу Геннин построил сверлильную машину вместе со строительством доменных печей при Екатеринбургском казённом заводе. Заливка горячего чугуна в пушечные формы происходила в вертикальном положении. Раньше пушки точили также в вертикальном положении, когда пушка наезжает на вращающее сверло, то стержень сверла изгибается. При такой схеме сверления трудно было получить прямой канал пушечного ствола: сверло «уводило». Суть нового метода в том, что при горизонтальной схеме сверления, когда вращалась сама пушка, а сверло, закреплённое жёстко в тележке, осуществляло движение подачи, то результат оказывался совершенно другим: сверло «не уводило».

Схема «горизонтального сверления» при рассверливании глубоких отверстий оказалась удачной настолько, что использовалась при проектировании и строительстве не только пушечно-сверлильных станов в XVIII, XIX веках, но и дожила до наших дней. В дальнейшем таким методом происходила обработка до 5-ти пушек одновременно [11].

Построенный Генниным в ноябре 1723 года Екатеринбургский комплекс, в то время самый крупный в России, насчитывал 50 верхнебойных колёс, приводящих в движение 22 молота, 107 воздуходувных мехов, 10 проволочных станов, пильную мельницу, пушечно-сверлильный стан и резной стан [8].

До наших дней сохранилась плотина заводского пруда, имевшая в длину 209 м при 42,5 м ширины и 6,5 м высоты. При строительстве Екатеринбурга применялись технологии и методы, которые использовались в Санкт-Петербурге, городе, отразившем европейские идеи планировки. В Западной Европе в связи с увеличением мощности артиллерийского оружия средневековые крепости с башнями оказались малоэффективными. Екатеринбург строился по-другому. Главное заключалось в геометрически правильных формах, прямых улицах и широких площадях, с церквами и представительными зданиями гражданского назначения. Центральным ядром в городе был огромный по тем временам металлургический завод. Такое уникальное соединение индустриального и городского в одном поселении даёт возможность с полным правом назвать Екатеринбург одним из первых промышленных городов в истории мировой культуры, что делает честь основателям Екатеринбурга В.И. Геннину и В.Н. Татищеву [10].

На качество железа влияли правильная установка воздуходувных средств — фурм и мехов, а также их наличие. Установка фурмы выше или ниже на 1–2 дюйма нормативного уровня приводила к недоплавке руды или наоборот — к её пережжению. При соблюдении установленного регламента крицы получались «добрые» и железо мягкое и проварное. Соответственно, за такое железо была достойная цена.

В развитии чёрной металлургии на Урале шёл постоянный поиск оптимального состава руд. Дабы не создавать затоваривания железной руды низкого качества, её добавляли к доброй руде. Наши мастера как-то без лабораторных исследований умудрялись выплавлять качественный чугун для литья пушек, твёрдый и мягкий одновременно.

Применялся также метод смешивания доброго чугуна с худым. Штыковой чугун разделялся на 2 сорта: на краю штыка пробивались одна или две полоски. В зависимости от сорта чугунные штыки хранились в разных амбарах.
Генниным был усовершенствован технологический процесс на молотовых фабриках.

Экономия выразилась в расходе древесного угля и уменьшения угаров до 30%. Крицы нагревали в горне не до красна, а до появления «синего знака». Этого оказалось достаточно при проковке в железо.
В разработанных регламентах по нормированию трудозатрат в норму времени, рабочий день 14 час, вошло подготовительно-заготовительное время перед основной работой по подготовке и доставке к рабочему месту необходимых материалов, инструментов, приведению рабочего места в надлежащий порядок. Так молотовым мастерам предписывалось собирать металлическую треску из чугунных обрамлений и на полу возле наковальни.
Геннин рассчитал, что железо, делаемое из бросовой железной трески, обходится почти в 10 раз дешевле обычного. Из трески и железных обрезков делали крицы и проковывали полосовое железо [12]. Такой рачительный хозяйственный подход к повторному переделу вторичного сырья давал значительную экономию. Переделу подлежал также брак.

Генниным разработаны регламенты на изготовление, установку и работу боевого молота, пятников и наковален. Предусмотрены меры наказания за повреждение оборудования и инструментов, выразившиеся ввиде штрафа или отработки на ремонт во время говения в великий пост или драгоценное сенокосное время. Известно, что на сенокос давалось 10 дней. Соответственно и оплата труда во время ремонта была значительно меньше, нежели при сдельном заработке.

Соблюдение технологии производства и трудовой дисциплины обеспечивали стабильный рост экономики на чугунолитейных и железоделательных заводах. Однако в практической жизни существовала зависимость не только от норм и штатов. Часто случались наводнения, пожары, голод и засуха. Выпуск продукции и работа заводов напрямую зависели от стихийных обстоятельств. В этом отношении Геннину не повезло. Известно из истории, что в 1722–1723 годы на Урале был голод. В 1724 году — засуха. 22 апреля 1723 года вешним половодьем и льдинами снесло высокую плотину Каменского верхнего завода, поломало и разрушило обе молотовые фабрики и другие строения. Причиной такого бедствия кроме бурного половодья стала «мужицкая» мельница, которая находилась в двух верстах выше завода. Мною установлено, что упомянутая мельница находилась у Белого камня в Наволоках. Её тоже снесло, плотину мельницы прорвало, вешняя вода вместе со льдом, досками и брёвнами забила вешнячный прорез плотины завода. Вода пошла поверху плотины и разрушила её до подошвы. После этого Геннин дал распоряжение «впредь выше казённых заводов мужицкие мельницы не ставить» [13]. На другой день стихия настигла нижний завод, плотину разбило и лес разнесло. Генерал распорядился Каменский верхний завод не восстанавливать, а что уцелело использовать для починки плотины и строений на Каменском нижнем заводе. Поэтому всех привлёк для восстановления нижнего завода, включая мастеровых жён и детей. Так, Каменский верхний завод, заложенный в 1703 году, через 20 лет прекратил своё существование. Каменский нижний чугунолитейный завод, заложенный в 1700 году, проработал вплоть до 1917 года. Неоднократно перестраивался, расширялся, менял номенклатуру выпускаемых изделий, руководителей, нормативы по трудовым и материальным затратам.

3. Экономический анализ работы Каменских казённых заводов за 1723-1733 годы

Прежде чем приступить к экономическому анализу, мне пришлось досконально изучить плановые калькуляции В.И. Геннина, «Табель-отчёт о расходе денег, о зачёте за крестьянские работы, о приходе и о расходе и об остатке денег и припасов по Каменскому заводу за 1723– 1733 гг.» [15].

Работа оказалась намного сложней, чем могло показаться на первый взгляд. Во первых: другая метрическая система длины и веса (аршины, четверти, вершки, пуды, фунты). Поэтому пришлось переводить применительно к современной метрической системе. Суммы показаны в целых и дробных величинах, пришлось переводить в десятые и сотые доли рубля и копейки. Мною осмыслена каждая цифра, какое место занимает она в экономике Каменского завода. Cгруппированы затраты по экономическим элементам в основном производстве для определения себестоимости 1 пуда чугуна и железа, и всего годового выпуска, а также для определения процента накладных расходов в калькуляции цены на чугун и железо. За этими цифрами я увидела людей, их жизнь и труд.

Работа казённых заводов на Урале проводилась по двум заводским штатам. В 1723 году Геннин ввёл штаты и нормы, какие применялись им на Олонецком заводе. Оказалось, что они не совсем подходят к местным условиям, дают большой расход древесного угля, что удорожает стоимость чугуна и железа. За время его работы шло постоянное опробование норм на заводах. В результате нормы были скорректированы.

«Новый горный и заводской штат», утверждённый Гениным 10 мая 1734 года, на основании уральского опыта, устанавливает более рациональные нормы: на 1 единицу чугуна — расход руды не более 2-х частей, а угля — около 1,6 части. Особое внимание было уделено работникам на сдельной оплате труда. Каждая заводская работа была пронормирована. Многими пробами за несколько лет, на разных заводах была рассчитана производительность труда мастеров и подмастерьев по наименованиям производственных процессов. В наше время процедура такого нормирования называется хронометраж.

Принявший дела новый начальник горных заводов Урала капитан артиллерии Василий Никитич Татищев в 1734 году был избавлен от необходимости заниматься штатами и нормами. Он их только одобрил в 1737 году.
Изменение штатов и норм за 12 лет работы Геннина на Урале можно увидеть по разработанной мною таблице, в частности, по Каменскому заводу. Из приведённой таблицы видно, что нормы расхода стали более рациональными и экономически выгодными.

Мною выведено соотношение норм расхода основных материалов на 1 ед (пуд) чугуна и железа на Каменском заводе до 1734 г. Так на выплавку 1 пуда чугуна в домне необходимо 2,5 ед (пуд) железной руды. (164250 пуд руды разделить на годовой выпуск чугуна 65700 пуд). Также на выплавку 1 пуда чугуна в домне необходимо 2,3 ед (пуд) древесного угля. (7665 коробов в год по 20 пуд в каждом составляет 153300 пуд разделить на годовой выпуск чугуна 65700 пуд). На проковку 1 пуда железа в молотовой фабрике необходимо 1,5 ед (пуд) чугуна (12000 пуд чугуна разделить на годовой выпуск железа 8000 пуд). На проковку 1 пуда железа в молотовой фабрике необходимо 4,5 ед (пуд) древесного угля (годовую потребность в угле 36000 пуд разделить на годовой выпуск железа разных образцов 8000 пуд). Из приведённого расчёта видно, что на Каменском заводе не применялись завышенные нормы расхода основных материалов Олонецких заводов. Геннин разработал для Каменского завода нормы расхода значительно в меньшем размере по сравнению со штатами и нормами на Олонецких заводах. Данный факт повлиял на уменьшение себестоимости и цены выпускаемой продукции.

В.И. Геннин создал и успешно применил на Урале «регламент» по всем видам производства, основным и вспомогательным технологическим операциям, связанных единым технологическим циклом – от рудодобычи до готовой продукции.

Он начал нормирование и планирование затрат прежде всего со вспомогательного производства. Таковым на Каменском заводе стал выжиг древесного угля, как самого дорогостоящего вида топлива, обеспечивающего работу основного производства, т.е. домну и молотовую фабрику.

Изображение

Так для выжига 12320 коробов угля, при условии, что в 1 короб умещалось 20 пудов, все затраты составили 3180 руб. 12 коп. Сюда вошла стоимость дров, годовое жалованье надзирателя лесов, приёмщиков дров и готового угля, копеистов, рассыльщиков, а также углежогов и привлечённых крестьян в зависимости от количества вывезенных с куреней коробов. Плановая себестоимость 1 короба составила 25,8 коп. Вокруг Каменских заводов, в основном, были берёзовые леса. Выжиг угля из берёзовых дров из одной кучи получался меньше, чем из сосновых. В связи с этим цена короба колебалась.

При планировании затрат в доменном производстве и в молотовой фабрике Геннин применил среднюю цену за 1 короб угля 23 коп.
Так годовая плановая потребность угля на выплавку чугуна в одной домне на 365 дней в году в количестве 65700 пудов чугуна составила 7665 коробов угля. В суммовом выражении 1762 руб 95 коп. (23 коп. × 7665 кор.) Годовая потребность угля на ковку железа в молотовой фабрике при одном молоте на 200 дней в году в количестве 8000 пудов железа составила 1800 коробов угля. В суммовом выражении 414 руб 00 коп. (23 коп. х 1800 кор.)
Всего годовая потребность в древесном угле на основное производство составила 9465 коробов, в суммовом выражении 2176 руб 95 коп. Остаток угля на следующий год составил 2855 кор (12320 — 9465).

Плановые затраты на выпуск чугуна в домне составили 3258 руб 69 коп. Плановые затраты на ковку железа в молотовой фабрике составили 1488 руб 02 коп.

Изображение

Это ещё раз доказывает высокую стоимость угля в целом по заводу, а также в цене на чугун и железо.

Изображение

Все плановые затраты на основное и вспомогательное производство по калькуляциям составили 8201 руб. 39 коп. (5021 руб 27 коп + 3180 руб 12 коп.) На этих конкретных расчётах чётко прослеживается перенос услуг вспомогательного производства (углежжения) на затраты основного 115 производства (домну и молотовую фабрику), доля стоимости угля отразилась в цене, общем объёме, стоимости выпуска чугуна и железа разных образцов в сумме 5021 руб. 27 коп. Списывать все затраты по углежжению на себестоимость выпуска чугуна и железа было бы ошибкой, т.к. они уже нашли своё отражение в цене 1 пуда чугуна и железа. Такой метод планирования, разработанный Генниным, оказался правильным, поскольку проверен временем и применяется до сих пор на всех промышленных предприятиях России, где услуги вспомогательного производства отражаются на затратах основного производства. Именно так составляются сметы по цеховым и общезаводским расходам. Для расчёта процента накладных расходов в сводный расчёт по заводу учитываются только плановые затраты основных цехов. Сметы вспомогательных цехов в расчёт не входят, т.к. уже нашли своё отражение в виде услуг в сметах основных цехов. Например, услуги по отоплению, электроэнергии, водоснабжению и т.п.

В.И. Геннин был не просто талантливый инженер-изобретатель, он оказался не менее талантливым учёным-нормировщиком, плановиком и экономистом. Он начал, прежде всего, с технологии производственных процессов в металлургической отрасли. Геннин обобщил лучший практический опыт европейских стран, центральной и северной части металлургических предприятий России

Им же были разработаны регламенты на образцы основного и вспомогательного оборудования, машины, инструменты и оплату труда. Были чётко сформулированы требования к мастерам по профессиям, а также порядок обучения и профессиональной преемственности, заложены основы к дальнейшей специализации производства [14].

Особо обращаю внимание на такой факт, что де Геннина на Каменских заводах не было должного учёта. Заводы были в ведении Сибирской губернии, и цена их была неизвестна. При передаче Каменских заводов в ведение берг-коллегии в Сибирском обербергамте их стоимость записали в сумме 6447 руб. 28 коп. по аналогу цены подобных заводов.

Фактические расходы на восстановление и пристройку заводских строений Каменского чугунолитейного завода после бурного половодья в 1723 г. составили 2594 руб. 90 коп., включая крестьянские зачёты в сумме 2038 руб. 11 коп. В 1724 г. стоимость завода составила 9042 руб. 18 коп.

Форма книги бухгалтерского учёта была утверждена Генниным в 1729 г. Подьячие вели учёт по дебету и по кредиту основных счетов. Первичный учёт отпуска материалов со склада осуществлялся целовальниками в амбарных книгах. Причём, выдача проводилась только по документу и в присутствии мастера. При проведении экономического анализа работы Каменского завода большое затруднение у меня вызвали крестьянские зачёты, ибо такие расходы не поддаются никакому планированию и находят своё отражение только в фактических затратах.

К Каменским заводам было приписано три слободы и два острога. Число крестьян, приписанных к этим заводам по переписи 1722 года, составило 7051 чел. мужского пола, включая младенцев. Подушный налог на взрослого человека составлял 1 руб 20 коп в год.

Рабочих не хватало. Поэтому на заводские работы привлекались приписные крестьяне. Они за подушный налог работали на заводе, а сверх того, видимо, получали деньгами. В «Табеле-отчёте» де Геннина крестьянские зачёты за 11 лет составили 14952 руб.

Используя исходные данные из плановых калькуляций, мною сделан расчёт накладных расходов. Такого показателя в экономике горнозаводского производства во время работы Геннина на Урале вообще не существовало. Также не было таких терминов, как «план», «плановая себестоимость». Де Геннин писал: «надобно быть» или «надлежит быть». В современном планировании все заводские затраты подразделяются на прямые и косвенные, или по-другому на основные и накладные расходы. Мне пришлось из многочисленного перечня всех затрат «вылавливать» затраты по их экономическим элементам, которые по смыслу относятся к основным или накладным расходам, затем группировать по статьям.

Так годовая плановая себестоимость только по двум основным производственным объектам Каменских заводов в домне и молотовой фабрике по экономическим элементам составила:

Изображение

Сумма накладных расходов (далее — НР) составит: 471-72 руб + 274-56 руб =746-28 руб.
Процент НР выразится как отношение суммы НР к ОЗП основных производственных рабочих, умноженной на 100. Процент НР =746-28:832-00 х 100 = 89,7%.
Это довольно низкий процент накладных расходов, что создало невысокую себестоимость и необоснованно завышенную прибыль относительно продажной цены в 2-3 раза.

Такой вывод объясняется тем, что де Геннин не включил в состав накладных: расходы сверлильной фабрики, которые фактически были. Не указаны расходы на изготовление форм для отливки пушечных болванов, другой оснастки и материалов в технологическом процессе изготовления пушек, мортир и боеприпасов. Не имеется данных о содержании казённых лошадей. Не учтены амортизационные отчисления на основные средства. А их было довольно много: здания и сооружения, силовые машины и оборудование, станки и дорогостоящие инструменты. Такое сооружение, как плотина, требовало ежегодного ремонта и подновления, а потому срок службы мог быть значительно короче по сравнению, например, с конторой завода. Дело в том, что амортизация, как бухгалтерский термин, появилась у нас в России только в середине XIX века при строительстве железных дорог. Поэтому Геннина нельзя обвинять в том, чего при его жизни не было. Например, не был открыт кислород, а теория горения была создана через 45 лет после написания им книги «Описание уральских и сибирских заводов». Геннин своими делами опережал науку. Первая лаборатория на Каменском заводе была создана в 1899 году под руководством Д.И. Менделеева.

В наше время процент накладных расходов зависит от трудоёмкости и специфики производства. Мне довелось побывать в командировке на Ижевском литейном заводе по заданию главного технолога Свердловского завода «Электроавтоматика». В плановых калькуляциях процент накладных расходов на литейном заводе определён 437%, фактически оказался меньше. В итейном производстве накладные расходы доходят даже до 700%, очень затратное и трудоёмкое дело.

Мною сделан экономический анализ работы Каменского завода с 1723 по 1733 гг. Более конкретно сделать вывод о работе Каменского завода можно по моим приложениям:
• Таблица производства чугуна в штыках по Каменскому заводу за 1723–1733 гг. [Приложение 1].
• Сравнительный анализ цены чугунных припасов и пушек, литых в фурмы и в песок по Каменскому заводу за 1723–1733 гг. [Приложение 2].
• Расчёт фактической себестоимости 1 пуда железа разных образцов и прибыли по Каменскому заводу за 1723-1733 гг. [Приложение 3].

Из «Таблицы производства чугуна в штыках» мною сделан вывод, что завод работал нестабильно, план по выплавке чугуна не выполнялся. Объясняется это следующими причинами. С 1726 по 1729 гг. и в 1731 г. чугун вообще не выплавлялся ввиду отсутствия древесного угля. Лес вблизи завода был весь вырублен. Древесный уголь приберегали для литья пушек. В 1732–1733 гг. железо делалось из остатков древесного угля и привезённого чугуна с Алапаевского завода в количестве 15000 пуд. В 1732 г. был обнаружен берёзовый лес в 16 верстах от Каменского завода, который велено крестьянам выжечь на древесный уголь. По расчётам его хватило бы примерно на семь лет для работы одной домны и двух молотов в молотовой фабрике. Ввиду того, что из каменских руд железо получалось жильное и доброе, а к пушечному литью чугун самый лучший по сравнению с другими, то по распоряжению Геннина каменский чугун смешивали в определённой пропорции с другими. Например, с алапаевским чугуном в 1732–1733 гг, а затем отправляли на завод императрицы Анны, т.е. на достройку завода-крепости в Сысерти.
С 1723–1733 гг. выплавлено чугуна в доменной печи 56167 пуд по заводским ценам на сумму 3652 руб 24 коп. Цена за 1 пуд составила 6,5 коп.

В другом приложении № 17 «Сравнительный анализ цены чугунных припасов и пушек, литых в фурмы и в песок» также видно, что пушки и мортиры отливались не каждый год. Каменский завод работал по государственному заказу Берг-коллегии. Она решала, сколько отправить пушек, какого калибра и куда. В караванах с Уткинской пристани шли пушки и мортиры в Астрахань, в Москву, в Казань. В приложении более подробно. Так за 1723–1733 гг. было отлито 23840 пуд пушек разных калибров и мортир, отпущено в караванах 18053 пуд. Средняя цена 1 пуд литья пушек по заводской цене составила 18,3 коп. Продажная цена соответственно 35,1 коп. Вывод: продажная цена за 1 пуд при отпуске в караванах в 1,9 раза выше заводской цены, что обеспечивало прибыль при производстве пушек. К сожалению, в «Табеле-отчёте» Геннина отсутствуют сведения об отливке пушек для экспедиции Беринга в 1733 г. В начале пушки для Беринга были отлиты на Уктусском заводе, т.к. плотина была не восстановлена. Не выдержали испытания, разорвались. Жёсток оказался екатеринбургский чугун. Геннин установил вторую причину, по которой разрываются пушки. Это тонкие стенки пушечного ствола. Он сделал другие чертежи. По ним на Каменском заводе были отлиты 48 пушек. При испытании ни одна из них не разорвалась. Пушки были доставлены командору Берингу. Однако в «Табеле-отчёте» за 1733 г. такой факт отливки пушек не нашёл отражения по каким-то неведомым причинам. Геннин был очень ответственным человеком, любой ценой добивался выполнения приказов Берг-коллегии. В 1733 году снова большим ледоходом размыло плотину Каменского завода. На восстановление привлекались приписные крестьяне. Пристройки и ремонт плотины обошлись в 2078 руб.

В третьем приложении № 18 «Расчёт фактической себестоимости 1 пуда железа разных образцов и прибыли» видно, что Каменский завод работал нестабильно, ни в одном году план (8000 пуд в год) по проковке железа не выполнялся. Фактическая себестоимость 1 пуда железа в среднем составила 31,30 коп, что в 1,5 раза выше запланированной (20,20 коп). За период с 1723–1733 гг проковано железа на заводе 64123 пуд, отпущено по продажным ценам в караванах 53948 пуд. Средняя продажная цена за 1 пуд железа составила 68,50 коп, или в 2 раза больше заводской цены. Это обстоятельство повлияло на получение сверх плановой прибыли. С 1 пуда отпущенного железа получено 37,20 коп прибыли, или 54%. Это, несомненно, положительно характеризует работу Каменского завода.

Главным фактором получения прибыли стал основной экономический закон — закон спроса и предложения, закон рынка. При наличии острой потребности в железе, т.е. спроса, и недостаточности производства железа, естественно возрастала его рыночная цена. Вторым фактором получения прибыли явилось качество каменских железных руд, обладающих мягкостью. Только из каменских руд получалось добротное жильное железо и уклад (малоуглеродистая сталь).

На сокращение выпуска железа разных образцов с 1723 по 1733 гг. повлияли обстоятельства непреодолимой силы, или фарс-мажор, как бы назвал современный законодатель. Таковым стал небывалый бурный ледоход на Каменке в апреле 1723 г., который снёс плотину, обе молотовые фабрики и строения Каменского верхнего железоделательного завода. После этого верхний завод прекратил своё существование. Прекратилась проковка из штыкового чугуна полосового и дощатого железа, основным производителем которого был именно Каменский верхний завод. По тем временам это был довольно большой завод, в штате которого насчитывалось 13 молотовых мастеров, 19 молотовых подмастерьев и 28 молотовых работников [15а]. Завод выполнял помимо основной работы функции передельного завода. Мастера ещё занимались переделом металла, исправлением брака, повторной проковкой железа из чугунной трески и обрезков железа. Вывод об экономической значимости Каменского верхнего завода мною сделан на основании «Табеля-отчёта» Геннина. Так остаток на 01.01.1723 г. составил: железо разных образцов 27987 пуд, уклад 1400 пуд, досок кованых железных 976 пуд, проволоки разных нумеров 1 пуд. Всего с учётом перевода фунтов в пуды остаток в размере 30366 пуд.

Проковано железа на Каменском нижнем заводе в 1723 г. 2925 пуд, в 1724 г. 2649 пуд, в 1725 г 5606 пуд, в 1726 г 10396 пуд, в 1727 г. 12508 пуд. За 5 лет всего 34084 пуд. При сравнении остатка железа на 01.01.1723 г, в котором отражена работа Каменского верхнего завода, с выпуском железа только одним Каменским нижним заводом, то видно, что почти такого же объёма выпуска железа завод достиг только через 5 лет.

Почти весь остаток накопленного металла на 01.01.1723 г в количестве 26879 пуд по распоряжению Геннина в 1723 г был отправлен караванами в Санкт-Петербург. Видимо, новый начальник горных заводов побоялся, как бы железо не унесло следующим половодьем, в котором нуждалось Адмиралтейское ведомство. Стоимость не указана.

Расчёт фактической себестоимости сделан мною в сопоставимых условиях, по тем объёмам, где указаны количество пудов железа и его стоимость. Остаток на 01.01.1723 г. в расчёте не участвовал.
В «Табеле-отчёте», на обороте в конце листа, Геннин на 01.01.1734 г приводит остаток денег на припасы: по настоящей цене 12197 руб 72 коп, по продажной цене 12845 руб 64 коп. Если перевести на экономические понятия XXI века, то он определил предельную сумму расхода по заводской цене относительно рыночной и рассчитал, что она должна составлять 95 копеек на 1 рубль товарной продукции. Следовательно, прибыль завода не должна быть ниже 5% к полной заводской себестоимости. Видимо, Геннин на основании опыта знал, что фактическая цена будет отличаться от запланированной им в калькуляциях, т.к. в них нашли отражение, в основном, только прямые затраты, без накладных расходов.

Главным тормозом в экономике Каменского завода являлась оплата труда мастеров, подмастерьев и рабочих, низкая производительность труда, отсутствие более совершенного оборудования и техники. Тяжёлый ручной труд не мог обеспечить выполнение запланированных объёмов выпуска продукции завода. Мною проанализированы все виды работ и перечень расходных материалов. Например, засыпщик шихты (железной руды и известняка) в домну пользовался главным орудием труда — деревянным корытом. Для засыпки древесного угля использовали черёмуховые решётки. Меха располагали на кривом дереве.
Геннин, насколько было в его силах и возможностях, внедрял новую технику и совершенствовал технологические процессы, но этого было не достаточно. Особенно просматриваются нововведения по Екатеринбургскому заводу. На Каменском заводе была подправлена домна и внедрён горизонтальный способ сверления пушечных стволов.

Существует два способа повышения экономики производства. Экстенсивный способ предусматривает выполнение объёмов производства за счёт набора рабочей силы на старом оборудовании с использованием несовершенных материалов. Такой способ применялся на Каменском заводе, когда к работе на заводе привлекались приписные крестьяне для перевозки руды, известняка, угля; железа и пушек на Уткинскую пристань, а также использовались на тяжёлых заводских работах.

Второй способ, называемый интенсивным, предусматривает прогрессивные методы улучшения экономики предприятий. Сюда относятся внедрение новой техники, совершенствование технологии производства, повышение квалификации инженерного состава и обслуживающего персонала, что в свою очередь приводит к сокращению излишней численности работающих. Внедрение электронных программ и вычислительной техники может привести к сокращению аппарата управления. Изобретения и рационализаторские предложения также способствуют повышению эффективности производства и её экономики. Например, порошковая металлургия. Замена тяжёлых деталей на более облегчённые из современных испытанных материалов. Однако различные усовершенствования в области металлургии не умаляют значения трудов В.И. Геннина в тридцатые годы XVIII века. В начале декабря 1734 г. на 26 подводах Геннин двинулся со своим «штабом» с Урала. Он вёз с собой железо по полосе с каждого завода, медные пушки, образцы руд, горные и заводские ведомости, книги, дела. Геннин на Урале построил 9 казённых заводов. На его место заступил В.Н. Татищев.

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Примечания:

1. Корепанов Н.С. Геннин на Урале. // Институт истории и археологии УрО РАН. — Екатеринбург, 2006. — С. 25.
2. Корепанов Н.С. Геннин на Урале. // Институт истории и археологии УрО РАН. — Екатеринбург, 2006. — С. 7–9.
3. Триста лет царствования Дома Романовых. // Москва: Ассоциация «Информ — эко», 1990. — С. 48–53.
4. Корепанов Н.С. Геннин на Урале. // Институт истории и археологии УрО РАН. — Екатеринбург, 2006. — С. 8.
5. Корепанов Н.С. Геннин на Урале. // Институт истории и археологии УрО РАН. – Екатеринбург, 2006. — С. 11.
6. Геннин В.И. Описание уральских и сибирских заводов. // Москва, 1937. — С. 27.
7. Геннин В.И. Описание уральских и сибирских заводов. // Москва, 1937. — С. 15–16.
8. Рябов Б.Г. Уникальные «махины» горнозаводского Урала и Сибири. (XVIII — середина XIX веков). // Екатеринбург: Демидовский институт, 2016. — С. 33.
9. Корепанов Н.С. Геннин на Урале. // Институт истории и археологии УрО РАН. — Екатеринбург, 2006. – С. 24-25.
10. Стариков А.А., Звагельская В.Е., Токменинова Л.И., Черняк Е.В., Мамаев В.С. — Екатеринбург. История города в архитектуре. // Сократ. Екатеринбург, 1998. — С. 12.
11. Рябов Б.Г. Уникальные «махины» горнозаводского Урала и Сибири. (XVIII — середина XIX веков). // Екатеринбург: Демидовский институт, 2016. — С. 65.
12. Геннин В.И. Описание уральских и сибирских заводов. // Москва, 1937. – С. 193–194.
13. Корепанов Н.С. Геннин на Урале. // Институт истории и археологии УрО РАН. — Екатеринбург, 2006. – С. 47–48.
14. Рябов Б.Г. Уникальные «махины» горнозаводского Урала и Сибири. (XVIII — середина XIX веков). – Екатеринбург: Демидовский институт, 2016. — С. 10–33.
15. Геннин В.И. Описание уральских и сибирских заводов. // Москва, 1937. — С. 475–486 и «Табель-отчёт» большого формата в конце книги.
16. Шевалёв В.П. Каменские пушки в истории отечества. // Каменск-Уральский, 2006. — С. 199–200.


Приложения:

Приложение 1. Черняк М.Д. Таблица производства чугуна в штыках по Каменскому заводуза 1723–1733 гг. на 1 л.
Приложение 2. Черняк М.Д. Сравнительный анализ цены чугунных припасов и пушек,литых в фурмы и в песок по Каменскому заводу за 1723–1733 гг. на 1 л.Приложение 3. Черняк М.Д. Расчёт фактической себестоимости 1 пуда железа разныхобразцов и прибыли по Каменскому заводу за 1723–1733 гг. на 1 л.

Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.