Благоустройство иностранных воинских захоронений Второй мировой войны в Свердловской области

Автор:
В.П. Мотревич

В ходе Великой Отечественной войны частями Красной армии было пленено 4377,3 тыс. иностранных военнослужащих. После разгро­ма Квантунской армии число военнопленных увеличилось еще на 639, 6 тыс. человек. Кроме того, в целях пресечения террористических актов в тыл у Красной армии были интернированы 208,2 тыс. человек, «способных носить оружие», а также 61, 6 тыс. арестованных функционеров низовых нацистских партийных и административных органов. В плен попали и более 200, 0 тыс. граждан Союза ССР, принимавших участие в войне на стороне Германии. Согласно имеющимся документам военные и первые послевоенные годы в советских лагерях для военнопленных умерло более 580, 0 тыс. человек. Среди основных причин смерти - боевые ранения, их последствия и осложнения, дистрофия на почве хронического недоедания, нервно-психологические заболевания, а также смерть в силу естественных причин. Существующие воинские захоронения условно можно разделить на шесть основных типов. Среди них - плановые захоронения (братские или одиночные могилы), санитарные захоронения, боевые захоронения, временные захоронения, мемориальные захоронения и перезахоронения.

Иностранные во­инские захоронения в тыловых районах Рос­сии относятся к первому типу. По составу погребенных иностранные воинские кладби­ща, как правило, интернациональные. Вместе захоронены австрийцы, венгры, немцы, итальянцы, румыны, словаки, поляки, фин­ны, французы и представители других евро­пейских народов. Исключение составляли японцы: их хоронили на отдельных кладби­щах, либо выделяли на общих кладбищах спе­циальные участки. Имеются и чисто немец­кие, венгерские или румынские воинские кладбища, но таких немного. В ходе Второй мировой войны и после ее окончания на территории Урала находились военнопленные из состава венгерской, гер­манской, итальянской, румынской, финской и японской армий, а также немцы, интерни­рованные из стран Восточной Европы. Больше всего иностранных военнопленных и ин­тернированных в СССР иностранных граждан было размещено на территории Свердловской области. Географическое положение Среднего Урала и необходимость его хозяйственного освоения привели к тому, что на протяжении всей истории его русской коло­низации здесь размещали военнопленных иностранных армий . Вначале это были плен­ные, захваченные в войнах с Речью Посполитой, Швецией и наполеоновской Францией, в годы Первой мировой войны здесь находились военнопленные из состава австро-венгерской, германской и турецкой армий.

Во время Второй мировой войны в Свердловскую область первые эшелоны с иностранными военнопленным и прибывают в мае 1942 года. Регион имел мощный промышленный потенциал и остро нуждался в дополнительной рабочей силе. В результате летом 1945 года численность иностранных военнопленных и интернированных граждан достигла в области 95,5 тыс. человек. Поступивший контингент был сильно ослаблен, условия пребывания военнопленных, особенно в первое время, были весьма тяжелыми. В результате количество умерших в Свердловской области только в 1944-1955 гг. иностранных граждан составил о 14306 человек. Кроме того, судя по обнаруженным в архиве Управления ФСБ по Свердловской области сведениям, в 1942 году на территории области умерло еще 2217 военнопленных.

Захоронения военнопленных и интернированных различаются по своим размерам - от одиночных могил до крупных кладбищ в городах Асбест и Нижний Тагил, на каждом из которых было захоронено до нескольких тысяч человек. Однако большинство кладбищ иностранных военнопленных - средние по своим размерам, на них были захоронены от 20 до 100 человек. На этих кладбищах имеются как индивидуальные, так и братские могилы. Братские захоронения характерны для военных лет, индивидуальные - для послевоенных, когда смертность в лагерях резко сократилась. Были, разумеется, и исключения. Так, в 1945 году на территории Среднего Урала умерших в результате эпидемии военнопленных хоронили в братских могилах по 5-15 человек в каж­дой.

Проблема иностранных воинских захоронений на территории нашей страны - новая и малоизученная проблема. Только в 1990-е гг. в условиях ослабления международной напряженности и усилившейся тенденци и к примирению воевавших в годы Второй мировой войны народов и облегчению доступа к закрытым ранее фондам и целым архивам стала возможной научная разработка данной тематики и практическое использование полученных результатов.

На протяжении 1950-1980- х гг. статус иностранных воинских захоронений на территории нашей страны был достаточно неопределенным и регламентировался только положениями Женевской конвенци и 1949 года. В соответствии с конвенцией, подписавшие ее страны, в том числе и СССР, обязывались обеспечить сохранность и уход за находившимися на их территории воинским и захоронениями.

Однако сложившаяся ситуация отнюдь не способствовала улучшению взаимопонимания с данными государствами, что стало особенно заметно на рубеже 1980— 1990-х гг. В результате Советский Союз, а впоследстви и Российская Федерация, подписали со странами, нашими противниками в годы Второй мировой войны, соглашения о статусе воинских захоронений. Соглашения были заключены с Японией, Италией, Финляндией, Германией, Словакией, Венгрией и Румынией. В соответствии с соглашениями с Герма­нией, Словакией и Венгрией российская сто­рона обязалась безвозмездно предоставить им земельные участки под воинские захоро­нения, обеспечить их сохранность и освобо­дить от таможенных пошлин. В свою очередь данные государства обязались обеспечить сохранность российских военных могил на своей территории и взяли на себя расходы по благоустройству своих военных кладбищ в России.

Таким образом, в соответствии с дан­ными соглашениям и российская сторона обязывалась предоставить зарубежным парт­нерам информацию о нахождении и состоя­нии захоронений военнослужащих их армий, а также оказывать необходимое содействие в проведении благоустроительных работ. В результате проблема иностранных воинских захоронений в России получила не только научное, но политическое и гуманистическое звучание, что весьма значимо в условиях возврата нашей страны к восприятию мно­гих общечеловеческих ценностей.

Для обеспечения практической реализации вышеуказанных соглашений в ноябре 1991 года Министерством обороны СССР совместно с Министерством обороны Итльянской Республики в Москве была создана специальная структура - ассоциация международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы». Ее задачей стала организация поиска и учета иностранных воинских захоронений, подготовка информации о погребениях и персональном составе погибших, обеспечение благоустройства мест захоронений как советских, так и иностранных военнослужащих, осуществление контроля за состоянием воинских захоронений.

13 января 1995 года Правительств о РФ при­няло постановление № 33 «О мерах по реализации межправительственных соглашений и об обеспечении сохранности и порядка содержания российских (советских) воинских захоронений за рубежом и иностранных воинских захоронений в Российской Федерации». В соответствии с ним органам исполнительной власти субъектов РФ поручалось определить земельные участки, занятые под иностранными захоронениями, взять их на учет и обеспечить предоставление в постоянное пользование (с освобождением от платы за землю в установленном порядке) этих участков организациям, уполномоченным Правительством России на реализацию вы­шеуказанных соглашений.

В результате подписания вышеуказанных соглашений и снятия грифа «секретно» с материалов о пребывании иностранных граж­дан в СССР, на рубеже 1980-1990- х гг. в стране начались интенсивные работы по выявлению архивных документов, установлению мест захоронений иностранных граждан, обеспечению их сохранности и последующего благоустройства. Раньше всего эти работы стали инициативно проводиться на терри­тории Свердловской и Тамбовской областей.

На основе выявленных автором данной публикации архивных документов 05 августа 1991 года, т. е. еще до создания в г. Москве ассоциации «Военные мемориалы», было принято решение Свердловского облисполкома № 397 «Об организации работ по выявлению документальных материалов и мест за­хоронений советских и иностранных граждан, репрессированных в 1930-1950- е годы и военнопленных Второй мировой войны» и создана специальная рабочая группа.

В соответствии с распоряжением Правительства Свердловской области от 26 июня 1992 года № 197-рп «Об установлении мест захоронений иностранных граждан » администрации городов и районов, на территории которых имелись захоронения иностранных граждан, должны были провести их учет и для обеспечения сохранности перевести в категорию земель историко-культурного назначения.

Таким образом, в первой половине 1990-х гг. в центре и в отдельных регионах страны постепенно формировалась нормативная база, позволяющая приступить к осуществлению поиска и благоустройству иностранных воинских захоронений в нашей стране. Практическому решению данной проблемы способствовали и сохранившиеся в отечественных архивах документальные материалы.

Главным хранителем информации по проблеме нахождения в СССР военнопленных Второй мировой войны являлся Центр хранения историко-документальных коллекций (бывший «Особый архив», а ныне РГВА). В фондах архива по данной проблеме сохранился крупный массив документальных материалов. Среди них следует отметить формуляры лагерей для военнопленных, отчеты лагерной администрации, справки отдела трудового использования, документы отделов по антифашистской борьбе и антифашистских школ.

Имеется также много свидетельств о зверствах немецко-фашистских войск на временно оккупированной территории Советского Союза, а также множество благодарственных писем от военнопленных в адрес И. В. Сталина. В архивах хранятся литературные произведения военнопленных, фотоальбомы об их жизни в плену, многочисленные воспоминания о пребывании в Свердловской области. Материалы подобраны от­дельно по немцам, отдельно по австрийцам, голландцам, французам, японцам и т.д. На всех военнопленных сохранились личные дела и учетные карточки. Учетные карточки со­средоточены в специальном алфавитном ка­талоге, среди них особо выделим картотеку на оказавшихся в советском плену генералов иностранных армий.

Весьма ценные и подробные материалы сохранились и по захоронениям военноплен­ных иностранных армий, а также интернированных в СССР из стран Восточной Европы гражданских лиц.

В начальный период вой­ны учет умерших пленных велся неудовлет­ворительно, несмотря на приказ НКВД СССР от 7 августа 1941 года. В нем была утвержде­на инструкция «О порядке содержания воен­нопленных в лагерях НКВД», которая опре­деляла порядок извещения о смерти пленных, их погребения и выдачи имущества умерших родственникам. В соответствии с инструкцией смерть каждого пленного должна быть удостоверена актом медосмотра. Правда и пленных было совсем немного, первые крупные контингенты их появились в Советском Союзе только после Сталинград­ской битвы. Поэтому летом 1943 года органы ГУПВ И НКВД СССР начинают принимать меры по упорядочению оформления доку­ментов персонального учета на умерших в плену, а с 1944 года производят плановую организацию мест захоронений умерших во­еннопленных и оформление соответствую­щей документации.

Учитывая, что умерших в ряде лагерей и госпиталей часто хоронили в случайных, не отведенных для этих целей местах, 24 августа 1944 года вышла директива ГУПВИ НКВД СССР «О захоронениях военнопленных». Документом предусматривалось для захоронения умерших военнопленных отводить в непосредственной близости от лагеря или госпиталя специальные участки свободной земли.

В послевоенные годы МВД СССР принимает ряд директив и распоряжений о мероприятиях по снижению заболеваемости и смертности в лагерях для пленных и интернированных, упорядочению учета умерших и содержанию мест их захоронения. Так, специальным распоряжением МВД СССР № 597 от 17 сентября 1947 года министрам внутрен­них дел республики начальникам УВМД по краям и областям СССР предлагалось в период с 20 сентября по 20 октября 1947 года проверить состояние всех кладбищ, где производилось захоронение умерших военнопленных и интернированных. В случае отсутствия разрешения советских органов на занятие земельных участков требовалось добиться от них официального разрешения. В распоряжении прямо указывалось, что дан­ная работа проводится в связи с возможностью посещения кладбищ представителям и иностранных посольств и общественных организаций.

В конце 1940-х гг., в связи с приближением сроков окончания репатриации, контроль за состоянием мест захоронений военнопленных и интернированных был передан городским и районным отделам МВД. Распоряжением МВД СССР № 324 от 24 мая 1949 года, кладбища военнопленных передавались для осуществления надзора местным органам МВД. Для этого начальники управлений лагерей МВД, лагерных отделений, спецгоспиталей и командиры рабочих батальонов должны были привести все кладбища в надлежащий порядок.

В результате на протяжении послевоенных лет, а часто и в 1960-1970-х гг., некоторые клад­бища военнопленных и интернированных находились на балансе местных Советов и под надзором органов МВД. Однако за основной массой кладбищ уход местным и властями, как правило, не осуществлялся. В Свердловской области уход осуществлялся за местом захоронения военнопленных на Нижнеисетском гражданском кладбище в Екатеринбурге. В начале 1980-х гг. за счет городского бюджета участок захоронения военнопленных был приведен в порядок, и уход за ним осуществлял трест похоронного обслуживания. Причина особого внимания властей к месту захоронения военнопленных на Нижнеисетском кладбище заключалась в том, что его планировалось показывать приезжающим в город иностранным делегациям.

Кроме того, в относительном порядке содержались кладбища военнопленных в гг. Алапаевске, Артемовском, Верхней Туре и Первоуральске. Это, однако, не означало, что остальные кладбища военнопленных на территории Свердловской области не сохранились. Проведенное нами в 1990- е гг. сплошное обследование всего массива иностранных воинских захоронений на территории Уральского и Западносибирского регионов показало, что и спустя 60 лет после окончания Второй мировой войны 3/4 кладбищ в той или иной степени сохранились. Причин этого несколько.

Во-первых, Урал - это тыловой район, здесь не было военных действий, оккупации. В результате отношение к военнопленным и их могилам здесь было иным, чем в западных районах страны.

Во-вторых, из-за меньшей, по сравнению с более освоенными западны­ми районами плотности населения на Урале, многие захоронения просто не оказались в зоне хозяйственной деятельности. Учет умерших военнопленных осуществлялся путем записи в кладбищенской книге, которая о каждом захороненном содержала следующие сведения: фамилия, имя и отчество, год рождения, национальность, воинское звание, дата смерти и дата захоронения, номер могилы и номер квадрата. Кроме того, во многих книгах составляли отдельные при­ложения, в которых на основании учетных карточек собирались краткие сведения об умерших. Они включали сведения о месте рождения и месте жительства до призыва в армию, гражданстве, образовании, гражданской профессии, времени призыва в армию, месте службы и должности, времени и месте пленения.

Кроме списков умерших, по каждому клад­бищу составлялась и кладбищенская схема. В соответствии с существовавшим порядком территория каждого кладбища разбивалась на квадраты по 25 могил в каждом. Каждый квад­рат имел свой номер, начиная с первого. Захоронения умерших военнопленных произ­водились в порядке нумерации могил слева направо в соответствии с хронологией смерти. Нумерация могил осуществлялась отдельно для каждого квадрата. На каждой могиле устанавливался опознавательный знак-деревянный кол с прибитой на нем дощечкой. В ряде случаев на могиле устанавливали металлический стержень с приваренной к нему металлической табличкой (кладбища лагеря № 314 в г. Каменск-Уральский, спецгоспиталя 1 РГВА. Ф. 1п. Оп. 05е. Д. 1852. Л. 2-13; Д. 1847. Л. 3- 1 1; Д. 1890. Л. 3-19; Д. 1905. Л. 5-22; Д. 1933. Л. 2-9; Д. 1935. Л. 2-9. № 292 9 в г. Нижний Тагил; и др.). На табличке в числителе указывал и номер могилы, а в знаменателе - номер квадрата. Составлялась также кладбищенская схема. Она представляла собой, как правило, сде­ланный на листе бумаги чертеж в виде прямоугольника. На нем изображались прону­мерованные квадраты, в каждом из которых находилось двадцать пять также пронумеро­ванных могил. При этом следует учитывать, что в ряде лагерей, особенно «лесных», разбивку на квадраты не производили и кладби­ща не огораживали. Этот содержавшийся в отчетах ГУПВИ факт подтвердили результа­ты эксгумации останков военнопленных ино­странных армий, проводимые нами в 1995— 1999 гг. на территории Оренбургской и Сверд­ловской областей. Писать фамилию и имя умерших запрещалось, однако в ряде случа­ев это не соблюдалось. В частности, проведенная в 1946 году органами МВД проверка состояния кладбища военнопленных в г.Но­вая Ляля Свердловской области показала, что на дощечках вместо номеров указаны имя и фамилии захороненных пленных. Кладбище организовывали либо на терри­тории самого лагеря, либо в непосредствен­ной близости от него и ограждали колючей проволокой либо деревянным забором. Раз­решение на занятие данного участка получа­ли у местных органов власти, но это требова­ние соблюдали далеко не всегда.

По каждому кладбищу составлялась так называемая «ле­генда». Она представляла собой схему его расположения на местности с необходимы­ми привязками и ориентированную по час­тям света. После ликвидации лагеря, спецгоспиталя или отдельного рабочего батальона, его ад­министрация передавала кладбище под надзор местных органов власти, о чем составлялся соответствующий акт. Так, на территории Свердловской области в мае-июне 1949 года органами МВД было проверено состояние 88 кладбищ, они были приведены в порядок и переданы под охрану местным Советам.

Кладбищенские схемы и планы, а также списки умерших людей передавали в территориальные отделы МВД, учетные дела умерших вместе с учетными карточками отправляли в Москву в ГУПВИ МВД СССР. Впоследствии они были сосредоточены в «Особом архиве».

На протяжении послевоенных лет, а во многих местах и в 1960-1970- е гг., данные кладбища находились под охраной местных Советов, а также под надзором органов МВД. Сохранились многочисленные справки и акты их осмотров с описанием состояния захоронений на дату проверки. Имеются и материалы хозяйственных служб на местах, ко­торые отвечали за содержание данных захоронений. Среди них сохранились отчеты о состоянии данных кладбищ и затратах на их содержание.

Как уже указывалось, первоначально часть документов об иностранных военнопленных была направлена в Москву, другие хранились на местах. Здесь они оказались разбросанными по различным архивохранилищам. Небольшая часть лагерной документации попала в фонды государственных архивов (в Серовский филиал ГАСО, например). Другие документы - справки о нахождении военнопленных на территории областей, фотоальбомы и другие материалы оказались в архивах областных управлений ФСБ. В Екатеринбурге материалы на необоснованно репрессированных из числа иностранных граждан после их реабилитации переходят в ведение архива административных органов.

Однако наиболее информативные материалы по исследуемой проблеме - копии кладбищенских книг, а так ­ же акты и справки текущего контроля за состоянием кладбищ - хранились в территориальных органах МВД. В начале 1960-х гг. в соответствии с указанием МВД СССР они были сосредоточены в Москве. Правда, не все. Не были переданы в «Особый архив» и материалы на осужденных военнопленных. Так, документы по лагерю № 476 МВД СССР для военных преступников, отделения кото­рого располагались в городах Асбест, Дегтярск, Первоуральск и Ревда, и поныне хранятся в архиве ИЦ УВД Свердловской области. Здесь же имеются и копии переданных в центр кладбищенских книг, но их немного. Такие же разрозненные материалы по отдельным лагерям и кладбищам военнопленных хранятся и в архиве ИЦ ГУВД по Пермскому краю и Оренбургской области.

Поскольку основная часть документальных данных о захоронении военнопленных была сосредоточена в Москве и носила гриф «секретно», то местные власти часто и не подозревали о существовании на их территории иностранных воинских кладбищ. Об этом свидетельствует анализ ответов районных и городских администраций на официальные запросы Правительства Свердловской области по данному вопросу. В 1990- е гг. по иностранным воинским кладбищам в стране стал формироваться новый источник сведений.

Сотрудниками созданной в Москве ассоциации «Военные мемориалы» стали обследоваться расположенные на территории РФ иностранные воинские кладбища. Финансирование програм­мы обследования осуществляли заинтересованные страны - Венгрия, Италия и в первую очередь Германия. После обнаружения и осмотра иностранного воинского кладбища составляется протокол обследования. Преж­де всего, в протокол вносятся подробные сведения о месте захоронения. Указывается область и город, а также район, сельсовет и деревня, если кладбище располагается в сельской местности. Указываются размеры захоронения, количество могил и численность захороненных, а также то, к какой армии они принадлежали. Протокол содержит и много других полез­ных сведений: указывается, например, сохранились ли на месте кладбища памятные знаки и могильные холмики; выясняется, имеется ли угроза разрушения данного захоронения и находится ли оно под охраной; фиксируются адреса и фамилии очевидцев.

протоколе также составляется схема расположения кладбища с указанием ближайших ориентиров, расстояний и частей света. В случае сохранения могильных холмиков делается и план захоронения. Указывается также дата осмотра кладбища, фамилия, имя и отчество проводившего осмотр и его адрес.

Данный источник отличается высокой степенью информативности и позволяет в дальней­шем уже не потерять обнаруженные, часто с огромным трудом, иностранные воинские кладбища на территории РФ.

Обзор сохранившихся материалов по исследуемой проблеме показывает, что, несмотря на их распы­ленность по различным архивохранилищам страны, они дают возможность комплексно исследовать целый круг проблем, связанных с пребыванием на территории отдельных регионов России военнопленных Второй мировой войны и интернированных иностранных граждан. Массив сохранившихся источников также позволяет и спустя много лет после закрытия иностранных воинских захороне­ний проводить поисковые работы по выявле­нию их на местности.

В 1993 году в соответствии с межправительственным соглашением с Германией в России началось благоустройство иностран­ных воинских кладбищ периода Второй ми­ровой войны. Проводимая работа по благо­устройству иностранных захоронений была весьма трудоемким занятием и включала в себя ряд этапов.

На первом из них изучались архивные материалы центральных и местных государственных и ведомственных архивов. Это позволило установить численность и дис­локацию кладбищ, установить их размеры и численность захороненных.

После выявления первичных документов осуществлялись поисковые работы на местности. К этой работе активно привлекались местные органы влас­ти и управления, а также местные жители. После установления места нахождения захо­ронения составлялся протокол обследования, делались необходимые схемы и фотографии, составлялось его подробное описание.

Офор­мленные материалы отправлялись в Москву в ассоциацию «Военные мемориалы». В ас­социации они соответствующим образом оформлялись, переводились и передавались заинтересованной стороне. После получения информации о состоянии захоронений в ре­гионы приезжали зарубежные представители. Среди них - делегации Народного Союза Германии по уходу за военным и могилами, представители министерств обороны Венгрии и Италии, сотрудники австрийской организации «Черный крест», чиновники Министерства здравоохранения Японии и Общества по сохранению памяти жертв войны из Финляндии. Они осматривали сохранившиеся места захоронения и определяли, какие из них можно обустроить.

После принятия решения о благоустройстве данного кладбища на данный земельный участок оформлялся землеотвод. Поскольку российское законодательство не предусматривает передачу земельных участков иностранным государствам или организациям, то для осуществления благоустроительных работ свидетельства на земельные участки оформлялись в постоянное (бессрочное) пользование на ассоциацию «Военные мемориалы».

После получения свидетельства на земельный участок делался проект его благоустройства. Вначале проект согласовывался с иностранными партнерами, затем с отделами архитектуры города или района, на территории которого планировалось осуществить благоустроительные работы. После этого составлялась смета, находилась подряд­ная организация, которая и осуществляла весь комплекс работ.

На территории Урала благоустройство иностранных воинских захоронений началось в 1994 году. Первым было благоустроено клад­бище интернированных немецких женщин, расположенное в районе поселка Изоплит г.Екатеринбурга. В дальнейшем в Свердловской области за счет средств германской стороны были благоустроены иностранные воинские захоронения в городах Алапаевск, Асбест, Артемовский, Березовский , Дегтярск , Екатеринбург, Каменск-Уральский, Краснотурьинск, Нижний Тагил, Первоуральск, Реж и др.

В ноябре 2009 года были завершены благоустроительные работы и на месте захоронения военнопленных Второй мировой войны, расположенном на Широкореченском гражданском кладбище Екатеринбурга. На данном участке были захоронены 47 военнопленных, содержащихся в одиннадцатом лагерном отделении лагеря № 314 МВ Д СССР и умерших в 1946-1948 гг. Из них немцев - 41 человек, австрийцев - 3 человека, а также венгр, румын и японец. Кроме них на данном кладбище захоронены 8 интернированных иностранных граждан, умерших в Свердловске в 1946-1949 гг. Сред и них нем­цев - 5 человек (трое мужчин и две женщины), поляк, русский и украинец.

Германской стороной на месте данного захоронения был создан небольшой мемориальный комплекс в память обо всех умерших в 1942— 1955 гг. на территории Курганской, Свердловской и Тюменской областях военнопленных и интернированных иностранных граж­дан. На установленных гранитных плитах перечислены все 95 мест захоронений иностранных военнопленных Второй мировой войны и интернированных, находящиеся на территории этих областей.

В начале 1990-х. гг. на территории России, а также Белоруссии Украины, началась работа по установлению мест захоронений ита­льянцев. После их выявления боевые захоронения военнослужащих итальянской армии вскрывались, останки эксгумировались и в специальных цинковых гробах отправлялись на родину. В настоящее время эксгумированы, идентифицированы и отправлены в Италию останки нескольких тысяч военнослужащих итальянской армии. Что касается умерших итальянских военнопленных, то большинство их были захоронены в братских могилах. Из-за сложности идентификации останков было принято решение эксгумацию не проводить, а на местах погребения установить памятные знаки. В Свердловской области в 1994 году один такой знак установили в поселке Рудник им. Третьего Интернационала г.Нижний Тагил, второй - в поселке Басьяновский Верхнесалдинского района, где были захоронены свыше тысячи военнослужащих итальянской армии.

В марте 1995 года в г. Москве правительствами Российской Федерации Венгерской Республики было подписано соглашение об увековечивании памяти павших военнослужащих и гражданских жертв войны и статусе захоронений. В соответствии с ним стороны через уполномоченные ими органы обязались информировать друг друга о наличии местонахождении российских воинских захо­ронений в Венгрии и венгерских захоронений в России. При этом стороны согласились также обмениваться данными о погибших в боях военнослужащих, умерших в плену, а также лицах, насильственно вывезенных на принудительные работы, и о местах их погребения на территории своих государств. Стороны обязались обеспечить защиту и право бессрочного сохранения российских и венгерских воинских захоронений, включая памятники и мемориальные объекты, расположенные в России и Венгрии. В соглашении указывалось, что каждая сторона за свой счет обеспечивает на территории своего государства содержание и уход за воинскими захоронениям и другой стороны, включая памятники и другие мемориальные объекты. Одновременно между правительствами России и Венгрии был также подписан Протокол об использовании части задолженности бывшего Союза ССР Венгерской Республике для обустройства венгерских воинских захоронений на территории России. Стороны договорились о том, что погашение долга будет осуществляться в рамках предоставления некоторых видов услуг нетоварного характера, а также проведения работ по эксгумации, переносу останков и обустройству венгерских воинских захоронений в России.

Анализ сохранившихся архивных матери­алов свидетельствует, что умершие на тер­ритории Свердловской области военнослужа­щие венгерской армии захоронены на 32 во­инских кладбищах. Большинство этих клад­бищ - интернациональные, однако среди них имеются и чисто венгерские захоронения. В настоящее время по венгерской программе на Среднем Урале восстановлены кладбища в городах Верхняя Тура, Екатеринбург, Красноуральск, Нижний Тагил, Новая Ляля и Ревда. Кроме того, на местах захоронения вен­герских военнослужащих были установлены 26 памятных знаков (Алапаевск, Артемовский, Асбест, Березовский, Верхотурье, Ека­теринбург, Ивдель, Кировград, Невьянск, Нижний Тагил, Нижняя Тура, Первоуральск, Реж, Среднеуральск, Сухой Лог и др.).

Имеются на территории Свердловской области и захоронения военнослужащих финс­кой армии. В 1992 году в г. Хельсинки было подписано соглашение между правительства­ми Российской Федерации и Финляндской Республики о сотрудничестве в увековечении памяти российских (советских) военнослужа­щих в Финляндии и финских военнослужащих в России. В соответствии с ним в сентябре 1998 года в г. Асбесте в присутствии предста­вительной делегации Финляндской Республики состоялось открытие памятного знака на кладбище военнопленных лагеря № 84. Там предположительно находятся останки 63 во­еннослужащих финской армии.

Единственная страна, которая пытается осуществить эксгумацию и отправку на ро­дину останков военнопленных из состава сво­ей армии - Япония. В результате Второй ми­ровой войны в советском плену оказалось 639, 6 тыс. человек из состава японской ар­мии. Основная часть военнопленных из состава Квантунской армии была размещена на Дальнем Востоке, однако примерно полты­сячи из них были направлены на Средний Урал. Здесь они находились в составе отдельных рабочих батальонов МО СССР № 428 и 435. За время нахождения в плену 54 японца умерли и были захоронены на семи кладбищах военнопленных, расположенных в раз­личных городах и районах области. Японские военнопленные были захоронены в городах: Алапаевск - 1, Артемовский - 6, Екатеринбург - 1, Нижний Тагил - 18, Сухой Лог - 20 , а также в поселке Зеленый Бор Верхнепышминского района - 1 и на станции Поречье Туринского района - 7.

В результате проводимых автором этой статьи поисковых и эксгумационных работ на территории Свердловской области из 54 захороненных военнослужащих японской армии удалось найти, эксгумировать, идентифицировать, кремировать и отправить на родину останки 17 человек. Поиски остальных не представляются возможными без каких-либо дополнительных сведений, получение которых в настоящее время представляется маловероятным. В связи с этим реализацию программы по эксгумации останков военнослужащих японской армии на территории Среднего Урала мож­но считать завершенной.

В настоящее время на территории восточных районов России проводятся работы по выявлению мест захоронений военнопленных из состава японской армии, их эксгумации, идентификации, кремации и отправке на Родину. В том случае, когда проведение эксгумации не представлялось возможным, в память об умерших в советском плену военнослужащих Правительством Японии устанавливался памятный знак. В 2000 году такой знак был установлен на кладбище спецгоспиталя № 2929 МВД СССР в пос. Рудник им. Третьего Интернационала г.Нижний Тагил.

Таким образом, в настоящее время на территории Свердловской области на местах за­хоронения иностранных военнопленных Второй мировой войны благоустроены 23 воинских кладбища и установлен 31 памятный знак. Из них Федеративной Республикой Гер­манией благоустроены 17 кладбищ и установлен один памятный знак, Венгерской Республикой благоустроены 6 кладбищ и установлены 26 памятных знаков, два памятных знака установлены Итальянской Республикой, по одному - Финляндской Республикой и Японией.

В целом представляется, что вы­явление, благоустройство и обеспечение сохранности иностранных военных могил в России имеет и важное политическое и гуманистическое значение. Восстановление иностранных воинских захоронений (проводимое к тому же за счет заинтересованных государств) позволит многим семьям из Австрии, Венгрии, Германии, Италии, Финляндии и других стран посещать, как это принято в цивилизованном мире, могилы своих близ­ких. Это будет способствовать укреплению доверия между государствами и их народами, облегчит налаживание отношений в раз­личных сферах и обеспечит сохранность советских военных могил в Европе.

Кладбище немецких военнопленных в Каменске-Уральском расположено на восточной окраине города в 2км. от д.Волково, влившейся в состав города. В момент организации находилось на краю гражданского, однако за прошедший период оказалось в центре гражданского. По данным учета на нем в 45 могилах захоронено 200 трупов бывших военнопленных.

Автор: В.П. Мотревич, д. и. н., профессор, профессор кафедры истории государства и права Уральской государственной юридической академии


03.03.2016 00:35
1198

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!