Пить или не пить – вот в чем вопрос

Автор:
Л.В.Зенкова

Торговля вином в Каменске существовала с первых лет открытия завода. Первое известное нам упоминание о винном магазине относится к 1719 году. На чертеже 1735 года «кабак» стоит рядом с восточной крепостной стеной (недалеко от современной автобусной остановки в старом Каменске).

Вилим Иванович Геннин (Георг Вильгельм, голландец по происхождению), присланный Петром I в 1724 году на Урал в качестве начальника горных казенных заводов, поначалу лояльно относился к повсеместному открытию питейных заведений на заводах и рудниках и даже способствовал этому. Однако со временем понял коварство «зеленого змия» и то, что от кабаков «чинится великий вред». Многие кабаки располагались на территории горнозаводских поселков и рудников или недалеко от них. Это давало возможность мастеровым людям «всегда пьянствовать». Пьяные мастеровые играли в карты, многие проигрывали и «от того приходили в убожество и нищету». А главный вред от пьянства, по мнению В. Геннина, состоял в том, что мастера с похмелья «доброго своего мастерства лишаются» и «делают плохое железо». Качество продукции страдает, иностранные купцы жалуются на плохой товар, а от худой славы сибирского (уральского) железа и меди «российская коммерция» не может процветать! Начальник горных казенных заводов делает вывод: «от кабаков заводам никакой прибыли кроме великого убытку». Нужно было срочно решать вопрос с пьянством на уральских заводах, и Геннин объявил пьянству бой!

Вилим Иванович разработал основные положения «сухого закона» на Урале, где предписывалось: кабакам от рудников стоять не ближе 10 верст, от заводов не ближе 20 верст. Он запретил торговлю спиртным непосредственно на заводах и рудниках, а тем, кто попытается привозить спиртное тайно, грозило жестокое наказание кнутом. Мастеров и рабочих, кто в потреблении спиртного «постоянно упражняться будет» – штрафовать, заковывать в железо и наказывать битьем. Управителей (директоров завода) и приказчиков, кто «в непрестанном пьянстве явятся… и не уймутся и не воздержатся» - штрафовать, отстранять от дел, лишать чина и звания, а подъячих «батожьем наказывать» (бить батагами).

Кроме того, управителям было строго указано: «Всеконечно смотреть накрепко, чтоб из плавильных и горных служителей отнюдь никто по ночам не пьянствовал и по улицам не шатался. А ежели такие явятся, кто будет по ночам ходить и бражничать, таких ловить и наказывать без милосердия. И ежели они впредь от того не уймутся и пьянствовать будут, то у них всех жалованье я велю убавить, ибо знатно, что они пьянствуют от великого жалованья».

А действительно ли «велико» было жалованье у заводских работников? Приведем пример их зарплаты того времени: управитель завода - 80, доменный мастер – 36, рабочий – 18 рублей за год.

Ведро (10 литров) «государева» вина тогда стоило весьма дорого - около 2 рублей. Рабочий, к примеру, мог купить в месяц на свою зарплату всего лишь 7,5 литров. Цены же на продукты питания по отношению к ценам на спиртное были невысокими: пуд ржаной муки (16 кг) – 5 копеек, фунт мяса (409 грамм) – 3-4 копейки, фунт табаку – 16 алтын, 4 деньги (1 деньга = 0,5 коп.). Так на какие деньги гуляли и «бражничали» наши предки, вернее, что же они пили, доходя до состояния «всконечного безумия и разорения», по мнению Геннина?

Вероятно, чаще всего они употребляли пиво, т.к. ведро этого хмельного напитка можно было купить за 6 копеек! Пей, не хочу! Обратимся к документам того времени. Например, за 1718 год в Каменске было продано 47 ведер вина и 547 ведер пива. Численность мужского населения в возрасте от 15 до 90 лет на Каменских заводах (Верхнем и Нижнем) в то время составляла примерно около 500 человек. Получается, в среднем по ведру пива и по 1,5 - 2 литра вина в год на одного взрослого мужчину. Этим количеством, пожалуй, не «упьешься» и не дойдешь «до безумия». Значит, наши каменцы либо были малопьющими, либо пили «домашние заготовки». Известно, что ведро вина, изготовленное «обывателями», стоило 4 копейки. По крайней мере, Каменская контора закупала его «в казну» по такой цене, а продавалось оно уже по 8 копеек. Вполне возможно, что именно дешевое домашнее вино чаще всего употребляли каменцы.

Продажа спиртного была регламентирована царским указом, который пришел в Каменскую заводскую контору из Екатеринбургской таможни 29 ноября 1732 года. Согласно указу, разрешалось привозить на заводы, где «казенной питейной не имееется», и продавать «вино, вотку, пиво и меды» в воскресенье «после обедни», или в те дни, когда заводы не работали: летом до 8 часов, а зимой до 5 часов вечера. Продавать только по чарке или по кружке. В долг или в заклад не давать!

Когда-то раньше Геннин сам поспособствовал появлению кабаков, но сейчас он был против категорически. И с нового 1732 года все заводские кабаки закрылись.

В. Геннин хотел чтобы люди «в церковь приходили и Бога молили, а причастия, кто хочет чинили действительно, а не вид токмо один казали», чтобы о душе своей пеклись побольше, да поменьше пили и гуляли и дрались. От чрезмерного пьянства мастеровые теряли свое здоровье и умение, «руки у них пуще прежнего трястися стали, и слава худая на здешнее железо пала». Геннин знал и был уверен тогда, что именно продажа «доброго» железа в другие страны принесет гораздо больший доход государству, чем торговля спиртным. Потому и настаивал на сухом законе.

После того, как голландец Георг Вильгельм покинул Екатеринбург, никто уже борьбу с пьянством на уральских заводах не вел.

Во второй половине 18 века торговля спиртными напитками выросла и количество потребления вина на душу населения также увеличилось. Пить стали не только мастеровые люди, но и женщины, и молодежь...


19.07.2015 00:44
615

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!