Кузнецкие пушки. Чужая история?

Автор:
С. Ерофеев

"Пора вернуть Новокузнецку его историческое наследие. В том числе и вывезенные в другие города пушки с Кузнецкой крепости".

Вместо вступления

История для человека — это его воспоминания. Должно быть, именно поэтому кипели такие "страсти" вокруг перестройки ворот Кузнецкой крепости, иных ремонтов и реконструкций, которыми отметились два прошедших десятилетия. Есть то, что мы, жители Новокузнецка, когда-то видели и потому помним, и это всегда дороже самых качественных новоделов.

Свидетели иного времени

У старшего поколения новокузнечан (я провел небольшое исследование на эту тему) дореволюционная история города ассоциировалась не столько с крепостью или руинами собора, сколько с пушками, установленными на проспекте Металлургов у входа краеведческого музея. Четыре чугунных ствола — холодные и равнодушные свидетели иного, ушедшего, странного времени — рудиментарные органы нового социалистического города... Для многих и многих они, наряду с фигурами сталеваров и танком у заводоуправления КМК, так и остались простым, понятным и вполне осязаемым символом былой значимости нашей малой Родины для государства...
Однако, столь же смутно, как о несуществующих ныне ДК Левого берега или доме купца Шукшина, мы помним и о других пушках — о сохранившихся, но утраченных городом орудиях крепости. В печати (да и в сети интернет) можно встретить массу спекуляций на данную тему. Предстоящий в 2018 году 400-летний юбилей города диктует необходимость разобраться, наконец, с вопросом количества и принадлежности остатков кузнецкой артиллерии.

Количество стволов

Первый из бытующих околоорудийных мифов связан именно с количеством сохранившихся стволов. При этом обычно называется число 5, иногда 6. Углубившись в чтение исторических альманахов, я обнаружил и вероятный источник дезинформации — статью сотрудника музея "Кузнецкая крепость" А.О. Кауфмана "История артиллерийского гарнизона Кузнецкой крепости" (Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2003. Вып. 5. С. 156-166.).

Вот выдержка из нее:

" Таким образом, после 1867 г. на крепости оставалось только 6 пушек. В конце 1919 г. одно из этих орудий захватил партизанский отряд, который тогда находился в окрестностях Кузнецка, и использовал при штурме с. Тогул. Эта пушка установлена в селе на центральной площади. Остальные 5 пушек до 1927 г. находились на крепостных полубастионах, затем они были сброшены вниз. В составленном 27 декабря 1934 г. "Описании крепости…" говорилось, что пушек на крепости уже нет. В настоящее время 4 из пяти оставшихся орудий Кузнецкой крепости установлены у входа в Новокузнецкий городской краеведческий музей. Судьба пятой пушки пока остается неизвестной."

Впоследствии этот текст был использован В.А. Немировым (под псевдонимом Савва Михайлов) при подготовке статьи "Пушки у стен музея" для массовой городской газеты "Кузнецкий рабочий" (выпуск №58 (18991) от 22 мая 2010 года).
Чтобы убедиться в недостоверности содержащихся в указанных статьях сведений, сохранившиеся орудия достаточно просто пересчитать, загибая пальцы: четыре — в Новокузнецке, два — в Кемерово, одно — в селе Тогул Алтайского края, одно — в Новосибирске. Итого — 8 единиц.

Призрак "Екатеринбурга-на-Каме"

Пушки, установленные на каменных постаментах на пересечении Металлургов-Пионерского, — это "главный калибр" Кузнецкой крепости. Можно лишь подивиться их мощи — они способны отправить чугунное ядро массой в 12 фунтов, то есть почти 5 кг (русский фунт составляет 0,40951221 кг), на два с половиной километра. Об их почтенном возрасте свидетельствуют клейма с указанием не только даты (два ствола датируются 1802 годом, один — 1801-м, один — без даты), но и места отливки.
С этим связан второй миф. Надпись на пушках гласит:

"ЕКАТЕРИНБУРГ
н
КАМЕ ЗА
1802 Г"

"Знающие люди", которых в Новокузнецке хватает, прочитывают надпись как " Екатеринбург-на-Каме. За 1802 г.", и, поскольку такого города на карте нет, добавляют для убедительности, что историки, будто бы, спорят о том, что это за город и где он находился.

На сей раз камень летит "в огород" другого сотрудника музея "Кузнецкая крепость" — Н.А. Кузнецова. Вот отрывок из его статьи

" Войсковые части, квартировавшие в Кузнецке в XVIII—XIX вв." (Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2003. Вып. 5. С. 108-139) (пунктуация сохранена):
" ...инженер-генерал Князев инспектировал Сибирскую линию. Он констатировал весьма безотрадное состояние артиллерии в сибирских крепостях и предложил... все крепости Западной Сибири укомплектовать крепостными чугунными орудиями производства Каменского завода (в городе Екатеринбурге-на Каме)
".

Далее по тексту исследователь приводит ссылку на соответствующие архивные документы, что и дает основания для идентификации данной статьи как первоисточника мифа. К сожалению, видимо, автору было проще выдумать никогда не существовавший на просторах России город, чем усомниться в качестве архивных материалов.
Реальность, как всегда, прозаична. Надпись означает: "Екатеринбург (в то время — центр Екатеринбургского горного начальства). Каменский завод". Каменский завод — нынешний г. Каменск-Уральский Свердловской области. Именно на Каменском казенном чугунолитейном заводе производились пушки, которыми оснащались сибирские гарнизоны и пограничные линии. Завод располагался на реке Каменка (отсюда и название) при впадении ее в Исеть. Кама от этого места за добрых 400 километров по другую сторону Уральского хребта. Нужно ли упоминать, что Екатеринбургом-на-Каме Каменск-Уральский не назывался никогда?

Мемориал и "утопленник"

О "тогульском" орудии в Новокузнецке много кто слышал, но, как водится, его мало кто видел. До вышеупомянутого алтайского села, по карте, в общем-то не так уж и далеко, вот только по старому тракту через село Томское на обычной машине вряд ли можно проехать. А по трассе — ни много ни мало 176 километров в одну сторону. И все бы ничего, если б это была не Бийская трасса, где на участке между Пуштулимом и Ельцовкой де-факто левостороннее движение, и где асфальт зачастую объезжают по обочине, чтобы не потерять оси. Но — чего не сделаешь ради материала — 10 ноября я все же посетил центр бывшей Уксунайской волости.

Орудие установлено на сварном "лафете" в самом центре села, в двух шагах от сельсовета, и является частью памятника погибшим в Гражданской войне. Ствол идентичен "новокузнецким", вот только состояние его оставляет желать лучшего. Мало того, что его когда-то регулярно красили зеленью и половым суриком (тут, наверное, поможет только пескоструйный агрегат), в нем дрелью проделали пять отверстий, чтобы на саморезы (один из которых еще торчит), прикрутить информационную табличку...
Уже этот факт уразуметь достаточно сложно, однако еще больший шок я испытал, когда отыскал нанесенный на табличку текст (ее, к счастью, кто-то уже отвинтил). Он переписан мною дословно с обнаруженной в сети интернет фотографии:

" Пушка изготовлена в Екатеринбурге (Свердловск) на Уральском заводе. Вес её 1920 кг. В 1811 году пушка была доставлена в Кузнецк (Новокузнецк). 12 декабря 1915 г. пушку привезли в Тогул для борьбы с колчаковцами, засевшими в церкви, которая была размещена на этом месте Стрелять из пушки не пришлось. Белогвардейцы сдались".

Этот же текст, с одной лишь досадной ошибкой, приводит в своей статье "Тайны кузнецких пушек" (журнал "Наш город Новокузнецк", апрель-май 2008 года) Е.Н. Крюков: вместо 1915-го у него 1919 год. Не могу винить автора статьи — я тоже не сразу поверил увиденному. Оказывается Гражданская на Алтае шла уже в пятнадцатом! Про "Свердловск" и "Уральский завод" распространяться, я думаю, и вовсе не стоит... К сожалению, именно ради демонстрации этого местечкового бреда портилось подлинное орудие, каких на Кузнецкой крепости нет ни одного... Хотя, будем объективны, тогульцев следует поблагодарить уже за то, что пушка вообще сохранилась. Похоже, они ее действительно любят, пусть "странною любовью", и не вдаваясь в исторические тонкости.

Третья легенда — о недовезенной до Тогула "пушке-утопленнике" — одна из самых популярных. Вкратце она такова:

" В декабре 1919 года, после умопомрачительных зверств, учиненных в Кузнецке (хотя и не столь масштабных как еще недавно было принято считать — по оценкам Девятиярова погибло 158 человек), отряд "бойцов" участника двух войн (помимо Гражданской) сумасшедшего георгиевского кавалера Григория Рогова, отправился в поход на крупное алтайское село Тогул, захватив с собой две пушки ликвидированного ими Кузнецкого тюремного замка (Кузнецкой крепости). Одну из них они в село доставили, а другую — утопили при переходе Чумыша".

Существует ли эта "чумышская" пушка в действительности? Будем объективны, — скорее всего, нет. Во всяком случае, тому нет реальных доказательств. Впрочем, при наличии соответствующего оборудования легенду можно и проверить. Но это, видимо, вопрос не сегодняшнего дня.

"Якорь" для мусора и... снова роговцы

Приезжая в региональное отделение РГО, я стараюсь не отказывать себе в удовольствии прогуляться пешком по Советскому проспекту — наиболее представительной с архитектурной точки зрения улице "северной столицы Кузбасса". Именно там, у отдела природы Кемеровского областного краеведческого музея, находятся еще два кузнецких орудия. И отношение руководства музея к ним воистину потрясает и способно испортить даже впечатление от ансамблевой сталинской застройки.

То, что пушки находятся почему-то у отдела природы — ничто, в сравнении с тем, что к орудиям цепями (наверное, в целях сохранности) привязаны урны для мусора. Точно так же к чугунным колесам привязывается щит с информацией о проходящих в музее выставках. И похоже — все это считается нормой, поскольку с течением времени картина не меняется — меняются лишь даты выставок на рекламном щите. Казенники стволов вымазаны суриком — при подновлении фасадов "экспонаты" даже не удосужились оттащить от стен, малевали как есть... Отношение налицо — комментарии излишни...

Одна из "кемеровских" пушек идентична "новокузнецким", другая — нет. Это орудие более скромно. Надпись на нем также отлична от надписей на пушках в Новокузнецке и Тогуле.
Здешняя легенда такова:

" В декабре 1919 года, после оставления Кузнецка, отряд Григория Рогова разделился. Часть отправилась в Тогул, часть — выбивать колчаковцев из Щегловска (то есть Кемерово). С собой они захватили две крепостные пушки, которые сейчас и стоят у Кемеровского областного музея".

Этот миф — такой же новодел местечково-спекулятивного свойства, как истории об основателе Кузедеева — Кузе Дееве. Оба орудия принадлежат Новокузнецкому краеведческому музею и переданы в Кемерово на ответственное хранение. Интересно только, какое отношение к ответственному хранению имеет ситуация, запечатленная на фотографии? И если отношение к нашим (подчеркиваю — нашим) пушкам таково, не пора ли их затребовать? Лично для меня ответ очевиден.

Орудие Кузнецкого острога?

Информация о нахождении одного из орудий крепости в Новосибирске — чистая правда. Благодаря статье Е.Н. Крюкова мы даже можем увидеть его на весьма детальных фото. А вот поглядеть "вживую" не удастся. Под предлогом ремонта директор Новосибирского государственного краеведческого музея А.В. Шаповалов в допуске в фонды отказывает. Информацию он согласился предоставить лишь по официальному запросу, который и был отправлен в начале декабря от лица действовавшего на тот момент руководителя Комитета по вопросам культуры Совета по поддержке малого и среднего предпринимательства при Главе г. Новокузнецка К.В. Харитонова. Вот, собственно, и вся информация:

" Отвечая на ваш запрос о предоставлении информации об орудии Новой Кузнецкой крепости, находящемся в фондах ГАУК НСО "Новосибирский государственный краеведческий музей" (далее ГАУК НСО "НГКМ"), сообщаем Вам, что в фондах ГАУК НСО "НГКМ" действительно имеется предмет, зарегистрированный в книге учета №3 под № - 2834, как: "пушка из Кузнецкого острога".

Вопросы о правовой принадлежности орудия и обстоятельствах, при которых оно попало в фонды НГКМ были попросту проигнорированы. В связи с этим, возникают резонные сомнения: "А правомерно ли нахождение орудия в Новосибирске? Не вывезли ли его туда до 1943 года как в областной центр (как затем вывезли две пушки в Кемерово)? А не находится ли оно на балансе Новокузнецкого краеведческого музея и не передано ли на условиях ответственного хранения?" Так или иначе, все это еще предстоит выяснить.

Вторая надпись

Одна из "кемеровских" и "новосибирская" пушки датированы 1815-м годом и имеют идентичные надписи. Прочитать их полностью затруднительно — буквы слишком затерты. Е.Н. Крюков в своей статье делает попытку расшифровать надпись на пушке из Новосибирска. Я же с помощью друзей-компьютерщиков, фотоаппарата, светофильтров и скромных познаний в церковнославянском сделал это с текстом из Кемерово. Результат удивил. Текст гласит: " ЛИТА В КАМЕНС(ком заводе.) СВЕТЛЕЙ И Ж(ивоначальной) ТРОИЦЕ".

Каменские оружейники, создавшие впечатляющее орудие уничтожения, зная что оно будет использоваться для обороны границ Православного государства, посвятили его Богу. Надеюсь, что эта информация будет интересной для всех любителей истории Новокузнецка, а для кемеровчан — еще и лишним поводом убрать от стволов урны.

Послесловие

До долгожданного 400-летнего юбилея Кузнецка-Сталинска-Новокузнецка осталось 4 года. От эффективности использования этого, не столь уж и большого, срока зависит, каким город вступит в очередное столетие своего существования. Горько признавать, но сейчас это депрессивная провинциальная окраина с великим прошлым и неясным будущим, где славная многовековая история оставила считанные единицы исторических объектов, достойных посещения по приезду, и ни одного, ради которого стоило бы приехать намеренно.
Из нынешних городских "брендов", пожалуй, только Кузнецкую крепость и можно превратить в подлинно туристическую достопримечательность. И первым шагом на этом пути, по моему убеждению, должен стать процесс возвращения ее орудий. Только лишь тогульцы имеют моральное право оставить пушку у себя — она часть истории их села, остальной артиллерии место на Вознесенской горе, и нигде более. Уверен, что возвратить подлинные стволы на реданы цитадели вполне реально. Нужна лишь решимость городской общественности и политическая воля Администрации.
Это ведь наша, а не чужая история.


02.04.2016 22:15
605

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!