Пушки сибирского литья

Автор:
Владимир Ляпин

Начало уральской горнозаводской промышленности, задуманной Пет­ром как арсенал страны, положил царский указ 1697 года, который предписывал:

«На реках Тагил и Нейва, где сыскана железная руда, завесть вновь железные заводы и на тех заводах лить пушки, гранаты и вся­кое ружьё».

Строительство заводов было ускорено неудачным началом Северной войны. Под стенами Нарвы было потеря­но 95 осадных и 50 полковых пушек (145 из более чем 3000, имевшихся в стране). Положение было не катастрофическое, но царь требовал немедленного воссоздания потерянной артиллерии. Сделать это было непросто. В России практически отсутс­твовала собственная цветная металлургия, а поставки меди из-за границы с началом войны прекратились. В условиях острей­шего дефицита «артиллерийского метал­ла» (87,5% меди, 11,5% олова, 1% цинка) было решено заменить его близкой по составу колокольной бронзой. Дело было поручено думному дьяку Андрею Виниусу, возглавлявшему Сибирский приказ и при­каз Артиллерии. Пётр требовал от него: «Ради Бога поспешайте с артиллерией, как возможно. Время яко смерть». К но­ябрю 1701 года на Московском пушечном дворе из доставленных туда «от церквей и монастырей» 90 тысяч пудов бронзы отлили 243 пушки, 12 мортир и 13 гаубиц, полностью восполнив потери «нарвской конфузии».

Но было ясно, что такими экстраорди­нарными методами войну не выиграть. Победа над страной, имевшей самую мощ­ную в Европе металлургию, могла быть достигнута только созданием не менее мощной отечественной промышленности. Металлургической базой страны мог стать Урал с его колоссальными запасами руд, леса, гидроэнергии, имевший выход в реч­ную систему Европейской России. Край был достаточно заселён, и государствен­ные крестьяне могли обеспечить будущие заводы хлебом и рабочими руками.

А пока в условиях отсутствия собс­твенной меди было решено вооружать артиллерию чугунными орудиями. Чугун в шесть раз тяжелее бронзы, но и в шесть раз дешевле. Виниус надеялся, что чугун­ные пушки «не плоше, если не лучше мед­ных будут».

В 1701-1706 годах Пётр провёл корен­ную реорганизацию артиллерии, подраз­делив её на полковую, полевую, осадную и крепостную. Орудия были трёх видов: пушки, предназначенные для настиль­ной (параллельно поверхности земли) стрельбы, мортиры — крупнокалиберные орудия для навесного огня и гаубицы, имевшие более короткий, чем у пушки, ствол и могущие вести огонь как настильно, так и навесом всеми видами снаря­дов. Основными видами артиллерийских боеприпасов в петровское время были: ядра — сплошные сферические снаряды из чугуна, гранаты — разрывные снаря­ды, которыми стреляли из гаубиц, бомбы для стрельбы из мортир. Для поражения живой силы предназначались чугунные пули — картечь. В 1707-м Пётр установил единую шкалу калибров орудий (ранее каждому орудию требовались свои сна­ряды), взяв за основу её артиллерийский фунт — вес чугунного ядра диаметром в два английских дюйма (5,08 мм), равный 1.2 торгового фунта.

Строительство первых петровских за­водов на Урале началось в 1699 году на реке Каменке, впадавшей в Исеть, и на реке Нейве (Невье). 15 октября 1701 года был пущен Каменский, а 15 декабря — Невьянский заводы. Уже в ноябре 1701-го Сибирский приказ предписал отлить на новых заводах 2 мортиры и доставить их той же зимой в Москву. Первую военную продукцию Урала — отлитые на Каменс­ком заводе 5 пушек. 2 мортиры. 56 ядер и 19 бомб — отправили в Москву на крес­тьянских санях. Обоз прибыл в столицу 9 марта 1702 года. Так как в орудиях не был высверлен канал ствола (сверлильный

цех не был ещё построен), доделывали их на Московском пушечном дворе. 8 апреля орудия были успешно опробованы. При­сутствовавший при том Виниус сообщал Петру, что орудия «зело изрядны».

С целью создания на Каменском заводе производства стрелкового оружия сюда в феврале 1701-го был направлен суздаль­ский оружейник Никифор Пиленок с 49 подмастерьями. С первым каменским обо­зом в Москву было отправлено 12 ружей. В дальнейшем было решено строить оружей­ный завод неподалёку от Тобольска и снаб­жать его железом с Каменского завода.

Недостроенный казной Невьянский завод 4 марта 1702 года был передан тульскому заводчику Никите Демидову, известному Петру своими познаниями в металлургии и оружейном деле, а также поставками оружия в казну по низким ценам. Демидову предписывалось, до­строив завод «ставить в казну всякие воинские припасы, пушки, мортиры, бомбы, гранаты».

В 1702 году Каменским заводом были отлиты 182 орудия и 12418 штук снаря­дов. По распоряжению прибывшего на Урал Виниуса 45 орудий в том же году были отправлены в Москву на крестьян­ских подводах. В Невьянске же Виниус обнаружил, что «мортир и гаубиц лить не почато». Объяснения Демидова, пытавше­гося вину за задержку свалить на местные власти, которые, по его словам, «именного указа не послушали и поставили то дело в смех», Виниуса не удовлетворили, и 6 де­кабря он потребовал от заводчика во что бы то ни стало отлить требуемые орудия и ещё по зимнему пути отправить хотя бы одно из них, а остальные летом. 2 января 1703-го Демидов всё же отправил в Мос­кву две пушки. В столицу они прибыли в марте, одновременно с каменским обо­зом. В марте Пиленок отправил в Москву 208 ружей. Оружейный завод под Тоболь­ском к этому времени представлял собою «две избы для общей работы». С 1702 года стрелковое оружие изготовлялось и в Невьянске, куда отправились десять лучших тульских оружейников «для дела­ния тысячи фузеев». Кроме фузей (ружьё с кремневым замком и штыком калибром 19,8 мл), в Невьянске делали укороченные карабины и пистолеты. Таким образом, к весне 1703 года Урал начал превращаться в кузницу оружия.

В 1703 году был пущен казённый Ала­паевский завод, который уже в следующем году отправил в Москву 2 пушки. В 1704- м начал действовать Уктусский казённый завод к 1708 году выпустивший 3062 ар­тиллерийских снаряда. Процесс изготов­ления артиллерийского орудия был очень сложный.

Вот как описывает его заверша­ющую стадию Вилим Иванович Геннин в своём «Описании уральских и Сибирских заводов»:

«Под донною выкопать в поставленном на то в земле тчане песок ямою столь глубоко, как можно пушечной фор­ме уместиться, и оною поставить стоя. И как поставлено будет, тогда в тчане крутон обить землею накрепко, токмо до набив­ки оной надлежит смотреть крепко, чтоб в тчане не было воды, и того фурма не отсырела. И для того тчан надлежит делать в два дна. И во оный ставить для выпивки воды насосы, ибо если фурма отсыреет, то никогда пушки вылить будет нельзя. И ежели пушка небольшая, то в фурму лить чугун ковшем, а буде большая, то из горну выпуском. И когда оная выльетца и начнёт стынуть, то надлежит заранее сердешник железный вывернуть, ибо когда оный вскоре вынут не будет и с ним пушка про­стынет, то уже оной придётся вынимать с великим трудом и убытком, а инова вынуть будет и невозможно, и от того весь труд и пушка пропадёт. И как пушка выстынет, то её из песку вымять и глину, что была фурма, очистить, а буде по свидетельству изнутри и снаружи раковин не явитца, то отдавать для сверления и оттачивания сверлильному мастеру».

Большое внимание уделялось качес­тву пушечного чугуна. Виниус требовал от Демидова: «А в осторожность тебе зело смотрети, чтобы в пушках, мортирах и гаубицах из домны добрый и спелый умеренной мягкой чугун выходил, дабы в литьё пушки были чисты, в стенах плот­ны, чтобы в стрельбе никакой опасности пушкарям не было».

По сравнению с XVII веком, когда отливка пушек производилась под руководс­твом одного мастера, производство стало сложнее. На уральских заводах наряду с мастером-литейщиком, появились мас­тер для литья формы, пушечный мастер, старший каменщик для постройки домен. Все они имели учеников. Имён создате­лей уральской артиллерии нам известно немного. В числе первых упоминается Ф. Дементьев, «доменный и пушечного и гра­натного дела мастер, приехавший на Урал в 1700 году. В 1702-м на Каменский завод прибыл лифляндский пушечный мастер Э. Допро, направленный Петром. Здесь он отлил более 300 орудий. Пушечный мастер П. Харитонов с двумя учениками с июня по октябрь 1702 года отпил на Каменском заводе 66 пушек. В 1703 году английские мастера Р. Жартон и В. Панкурст построи­ли на Каменском заводе сверлильный цех («свирельню»). Известно имя доменного мастера Я. Фадеева, работавшего с 1702 года на Невьянском, а с 1719-го на Камен­ском заводах.

Геннину принадлежит изоб­ретение вододействующей машины для обработки пушечных стволов. В 1714 году он писал: «Выдумал я и сделал новую ма­шину водяную: точу пушки 24-фунтовые по две вдруг, да третью сверлит. Ко оной машине надобно три человека, а прежде сего было на работе до сорока человек». Подобная машина была построена Генниным в Екатеринбурге.

Казалось бы, начало деятельности уральских заводов было вполне удачным. Виниус радостно сообщал Петру: «Агличане сибирские пушки зело возлюбили и просят одной пушечки для образца». Но вскоре стали приходить сообщения о том, что «пушки сибирского литья к стрельбе не годны». Низкий уровень тогдашней техники не позволял получать чугун долж­ного качества из тугоплавкого магнитного железняка. Чугун выходил «неспелой и немяхкой», густой, с большим количест­вом воздушных пузырьков, которые при остывании отливки образовывали рако­вины. Это приводило к разрывам орудий при стрельбе. Указом 1705 года отлив­ка орудий на Каменском, Невьянском и Алапаевском заводах была прекращена. За ними сохранялось лишь производство боеприпасов.

С 1709 года Урал остался единствен­ным поставщиком железа для оружейного производства в Туле. В 1712-м здесь был открыт оружейный завод — крупная ма­нуфактура, рассчитанная на производство 15 тысяч фузей и 2 тысяч пар пистолетов в год. Работа завода позволила России от­казаться от закупки стрелкового оружия за границей. Ружейные стволы, изготов­ленные в Туле из уральского железа, вы­держивали тройной заряд пороха.

В 1714 году окончилась война за ис­панское наследство. В связи с этим возникла угроза вмешательства европейских государств, прежде всего Англии, в русс­ко-шведский конфликт. Для скорейшего достижения мира было необходимо раз­громить Карла XII на море. Для строив­шихся военных судов требовались орудия и боеприпасы. В связи с этим в 1715 году возобновилось литьё снарядов на Камен­ском заводе, прекращённое в 1708-м. На следующий год возобновилась и отливка орудий, но она шла неравномерно, так как Берг-коллегия требовала срочных поста­вок металла для строительства крепостей. Поставки Демидова в Адмиралтейство в 1718 году были утверждены в постоянном объёме. Поставки в сухопутную артилле­рию постоянных размеров не имели и осу­ществлялись нерегулярно.

30 августа 1721 года завершилась тя­желейшая для страны Северная война. За её годы уральские заводы произвели свы­ше тысячи артиллерийских орудий и свы­ше миллиона штук артиллерийских сна­рядов — бомб, гранат, ядер, картечи. Ка­менский завод изготовил 854 орудия (из них успел отправить в Москву 567), Невь­янский — 350 (отправил 87). Но назвать Демидовых главными поставщиками ору­дий в русскую артиллерию никак нельзя.

А именно в таком качестве они предстают в известном фильме Свердловской кино­студии. Но следует отметить, что Деми­довы поставили большую часть снарядов — свыше 900 тысяч штук. Оценка истори­ками роли уральских заводов в Северной войне менялась. Д. А. Кашинцев в 1939 году утверждал, что «Полтавская баталия, а в конечном счёте и Северная война были выиграны в значительной мере благодаря уральской металлургии». Н. И. Павленко в 1953 году считал, что первые уральские заводы «носили военный характер». Но произведя подсчёт доли военной продук­ции в общем производстве Каменского и Невьянского заводов в годы Северной войны (по весу соответственно менее чет­верти и треть), в 1959-м историк пришёл к заключению, что «уральские заводы с самого их возникновения специализиро­вались преимущественно на выпуске сор­тового железа, а не военной продукции».

Нам представляется, что военные пос­тавки уральских заводов сыграли важную роль на начальном этапе Северной войны, действительно дав Петру в Прибалтике первые «над супостатом победы и градом сдачи». Но в последующем военные зака­зы размещались на заводах Европейской России, ближе расположенных к театру военных действий. Это прежде всего ос­нованные в 1703 году Олонецкие заводы с их легкоплавкой болотной рудой. Москов­ский пушечный двор, только в 1700-1708 годах отливший 1006 орудий, и с 1713- го— Петербургский литейный двор. К 1725 году артиллерийский парк насчиты­вал до 16 тысяч различных орудий. Доля «пушек сибирского литья» в нём была уже незначительной.



21.11.2015 17:23
909

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!