Мастера пушечных дел на Каменском Заводе

Автор:
Л.В.Зенкова

Первые пушки на Каменском заводе была отлиты в декабре 1701 года. И с того времени Каменский завод – первый военный, первый пушечный завод на Урале – стал одним из основных поставщиков артиллерийских орудий и снарядов для российской армии и флота. Каменскими пушками оснащались многочисленные уральские остроги, слободы и крепости.

Квалифицированные мастера в Каменск прибыли с разных заводов из центральных областей России. Среди них были доменный и пушечный мастер Филипп Дементьев с подмастерьями Андреяном Дементьевым, Сергеем Фадеевым, Андреем Тимофеевым и Борисом Семеновым. Пушечный мастер Петр Харитонов с учениками Иваном Семеновым и Григорием Жихаревым прибыли в июне 1702 года. Примерно в это же время приехал из Тобольска Эрик Депре – пушечный мастер из Курляндии, «посланный в службу царского величества в Сибирь».

К октябрю 1702 года ими было отлито 67 пушек. Эрик Депре просил, чтобы к пушечному делу ему дали 30 человек и чтоб, обучившись литейному мастерству, эти люди были у литья «беспеременно». Он не задержался долго на заводе, его не устраивало многое: небольшое жалованье для него и его переводчика Я.Валдера, не давали лошадь для возки дров, луг для пастьбы, домашнюю прислугу «одного человека женского» пола. Он просил разрешения «курить» (делать) вино «про себя, а не на продажу», так как «сибирского курения вино плохое». В 1703 году его на заводе уже не было.

В 1702 году на Каменском заводе работали колокольных и пушечных дел мастера из Тюмени братья Колокольниковы – Андрей, Елизар и Сава. Но и они вскоре вернулись к себе домой. В это же время на заводе трудились пушечный резчик Дмитрий Оксенов (с июня 1702 года), он резал к пушкам «дельфины, ручки, торбы, швенцы и иные мелкие дела», а бронные мастера Дмитрий и Тимофей Ярловы (Орловы) насекали на пушках номера.

Несмотря на прибытие квалифицированных мастеров, на Каменском заводе многие пушки в литье выходили с изъяном. На вопрос «почему?» Яков Фадеев отвечал, что «в выпуску у него бывает железо доброе, а отчего пушки в литье портятся, того он не ведает». Пушечные мастера Эрик Депре, Петр Харитонов и Андрей Колокольников перед думным дьяком Андреем Виниусом 7 октября 1702 года держали ответ и говорили, что стараются, все делают со всяким радением без всякой хитрости, а отчего в литье пушки выходят с изъяном, того они не ведают.

В феврале 1703 года по указу из Москвы на Каменские заводы послали иноземца Тимофея Федорова с учеником Тимофеем Прокофьевым для литья пушек, мортир и гаубиц, для того, чтобы учить и поучать мастерству литья других работников. А потом им было приказано ехать на Уктусские заводы.

Результаты испытаний каменских пушек зафиксированы документально в заводских отчетах. Так, например, в 1702 году из отлитых 70 пушек 4 оказались «ноздреваты». Такие орудия не выдерживали испытаний и разрывались. В 1703 году 93 пушки были опробованы при заводе, 3 оказались с изъяном. Большая партия каменских орудий – 349 стволов – была испытана в Москве. Разорвались 107 орудий, многие из них оказались «ноздреваты». В 1704 году при заводе прошли испытания 33 пушки, из них 5 разорвались и своими осколками повредили еще 3 пушки. Мортиры и гаубицы устояли. Качество, к сожалению, не соответствовало количеству, и это решило судьбу каменских пушек.

В 1705 году вышел царский указ о запрете отливать артиллерийские орудия на Каменском заводе, и их литье было приостановлено до 1719 года. Это правительственное решение нисколько не умаляет значения завода и каменских пушек как в те времена, так и позднее.

По отчетам Каменского завода за 1702-1705 гг. было отлито 855 орудий, из них 567 было отправлено в Москву. Из оставшихся на заводе288 артиллерийских стволов в 1705 году 30 будут отправлены с бомбами и ядрами в уральские слободы, остроги, крепости и города. А каменская контора отчитается по всем статьям и укажет, что всем пушечным мастерам, как русским, так и иноземцам, заплачено за пушки и мортиры, «которые в опыте устояли», 96 рублей 15 алтын 2 деньги. Пушечным работникам в то время за литье давали по 6 деньги с пуда.

В первые годы деятельности завода у отливки орудийных стволов и снарядов к ним находились не только иностранные специалисты, но и русские мастера, которые, перенимая опыт, постепенно обучались пушечному и бомбенному делу. В 1702-1705 гг. на пушечном дворе трудились Кондратий Семенов, Афонасий Тупикин, Павел Иванов и Савва Герасимов. Через несколько лет, когда на Каменском заводе возобновится военное производство, им на смену придут другие.

В 1719 году на пушечном дворе будут работать Козьма Васильевич Медведев – пушечный, бомбенный и котельный мастер, Григорий Максимович Выгузов и Аника Степанович Басаргин – бомбенные мастера, Михайло Лаврентьевич Липатников и Трофим Матвеевич Поросков – подмастерья по отливке бомб. Именно отливали «военные припасы к Ямышевскому походу» в количестве 30 орудий и более 13 тысяч бомб, гранат, пушечных и картечных ядер. За отливку пушек и бомб им платили по 3 копейки с пуда, за гранаты – 2 копейки, за картечь – 1 копейку с пуда.

В 1723-24 гг. на Каменском заводе отливали пушки ноземец Яган (Иван) Дейхман, подмастерье Панкрат Ефтифеев и посланный для ремонта домны Максим Орловский. С 1 сентября 1723 по 1 августа 1724 года было отлито 139 пушек разного калибра и 5 мортир с бомбами для посылки в Персию в «новопостроенные крепости». Всего по отчетам Каменского завода в 1723 году изготовлено 86 орудий и 36 фузей, из них с замками – 20 и с фитилями – 16. В 1724 году будет отлито 152 орудия. Сколько из них было забраковано неизвестно. А вот в 1725 из 100 пушек 28 оказались «не годными». В последующие годы из военных припасов отливали только снаряды, а из оставшихся после испытаний бракованных пушек делали железо.

Необычайно интересна судьба некоторых пушек, изготовленных на Каменском заводе в 1724 году и участвующих в Великой Северной экспедиции В.Беринга (1733-1741). На пушках этого года выпуска имелось клеймо «SIBIR: КВ 1724». Рисунок клейма сделал сам Генин в 1723 году и приказал: «…на каждой пушке между ушами лить латинскими литерми…токмо литеры надлежат быть большие и зрачные». Аббревиатура КВ означает: К – КАМЕНСКИЙ, В – BETRIEB, что в переводе с немецкого – предприятие, завод. Как уже написано выше, пушки отливали фурмовой мастер Яган Дейхман и подмастерье Панкрат Ефтифеев.

Панкрат Ефтифеев, будучи в должности мастера в 1733 году отольет еще одну партию «исторических» пушек для экспедиции В.Беринга (из 120 пушек 18 будут забракованы). В помощь ему из Екатеринбурга пришлют фурмовых учеников: С. Бормотова, А. Сатина, Ф. Устинова, последние двое останутся на Каменском заводе, затем их дети продолжат заводскую династию пушечных дел мастеров. Фурмовому делу обучатся сыновья Панкрата Ефтифеева – Петр и Михаил, прочно и навечно пустят они свои корни в Каменске

В 1734-1738 гг. на завод поступали многочисленные заказы на орудия и снаряды, с которыми завод не справлялся. Так, на Алапаевский завод в 1735 году вместо 16 было отправлено 2 пушки. В Оренбургскую экспедицию требовалось 26 пушек, двухфунтовых, отправили только четыре. Весной 1738 года по указу В.Н. Татищева на Уткинскую пристань с завода отпустили 53 пушки трехфунтовых и большое количество ядер. Около 30 орудий были отправлены в Теченскую и Багаряцкую слободу, в Исетскую, Челябинскую и Миасскую крепости, в Кособроцкую деревню, в Шадринск. Кроме этого большое количество боеприпасов было отпралено в Окуловску, Улугушску, Карасьеистоцкую крепости, на Северский и Полевской заводы. В эти годы заметно увеличился штат работников фурмового дела, в помощь мастеру П.Ефтифееву и подмастерьям Федору и Гордею Устиновым, Григорию Выгузову пришли Иван Петухов, Яков Кругликов, Яков Думного, Семен Корняков, Леонтий Кузнецов, Федор Фролов, Лука Устинов.

В 1774 году каменские мастеровые – отставной литейщик Иван Петров, фурмовые ученики Карп Ефтифеев и Игнатий Головин – с 1 октября 1773 по 1 февраля 1774 года находились в Екатеринбурге для отливки медных единорогов, которые были необходимы в связи с восстанием Пугачева, «нужных на нынешний случай».

Накануне Отечественной войны 1812 года на Каменском заводе соответственно заказам отливали чугунные пушки, мортиры и снаряды. Сохранившиеся отчетные документы за 1810-1812 гг. дают нам полную информацию о количестве изготовленной военной продукции на заводе. По рапорту Давыдова, с 16 августа 1810 по 6 февраля 1811 года на заводе было отлито 364 орудия. К сверлению были пригодны 336 стволов, остальные забракованы. За июнь-декабрь 1811 года отлили 291 орудие, об испытаниях и выбраковке ничего не написано. В первой половине 1812 года было отлито 10 орудий. В итоге получается, что из отлитых за предыдущие два с половиной года 637 орудий оказались годными к дальнейшей обработке, но просверлено было только 131.

Назовем ряд фамилий, кто был непосредственно связан с формовкой, отливкой и сверлением артиллерийских орудий и снарядов в период 1810-1812 гг. Литейщики: Битюгов Василий, Трофимов Лука, Шамарин Семен, Устинов Егор, Воронин Асаф, Шамарин Илья, Клевакин Прокопий, Грознов Евдоким, Ефтифеев Иван Карпович, Анциферов Иван, Устинов Григорий, Черноскутов Семен, Петухов Егор (малой), Тупикин Яков Егорович, Прокопьев Тимофей, Устинов Василий и др. Сверловщики: Косяков Василий, Еремин Семен, Кырчиков Николай, Зыков Борис, Анцыферов Семен, Чернобородов Петр, Шелудяков Максим, Тупикин Афонасий, Партин Харитон, Федоров Федор и др.

В середине 19 века на Каменском заводе отливали орудия – «тяжеловесы». Подобного ранее не делали. Вот, к примеру, выписки из плавильного журнала Каменского завода за 1854 – 1856 годов: «В ноябре – декабре 1854 года на заводе отлили 3 пушки 24 ф., весом каждая 330 пуд, 3 пушки «бомбовые» 3 пудовые весом каждая 750 пуд, 2 мортиры 2 пудовые и 2 единорога 1 пудовые. За два последующих года было изготовлено 115 орудий крупного калибра, в том числе «бомбенных» пушек с ядром 3 пудовым – 37, ядром в 60 фунтов – 34, ядром в 36 фунтов – 12, ядром в 24 фунта – 13, 4 мортиры двухпудовые, остальные пушки были 12 и 6 фунтовые. Вес 36 ф. пушки составлял 550 п., 60 ф. – 670 пуд».

Это были последние каменские пушки, отлитые на заводе. Испытания показали, что многие орудия непригодны, поэтому они были забракованы приемной комиссией. В апреле 1856 года вышло предписание Главного Начальника горных заводов Уральского хребта М. Глинки, в котором, в частности, говорилось: «Отливаемые на Каменском заводе в продолжение двух последних лет артиллерийские орудия не выдерживают установленной пороховой пробы и вследствие того подвергаются браку…нестойкость Каменского чугуна происходит от того, что руды, из которых выплавляется чугун, не имеют тех качеств, какими они обладали прежде…». Таким образом, отливку орудий требовалось прекратить, а все военные наряды передать с Каменского завода на Верхнетуринский.

Закатилась эпоха каменских орудий, но осталась слава каменских литейщиков, которые продолжили изготовление снарядов вплоть до революционных событий 1917 года. Для определения профессионализма существовала характеристика каждой рабочей артели по отливке снарядов. Приведем примеры: «совершенно знающие», «знающие», «посредственно знающие», «не обученные», «совершенно не обученные». Артель состояла из двух человек - мастера и его ученика или помощника. Назовем «совершенно знающих» свое дело работников: Г. Медведев и С. Еремин, Л. Анциферов и Я. Васильев, П. Садовников и П. Рыжков, А. Кузнецов и П. Еремин, Е. Партин и З. Цыкарев, М. Прокопьев и М. Верхотуров, Д. Медведев и А. Выходцев. Эти люди вписали свои имена в историю завода, они не забыты. Их помнят и чтут потомки, бережно храня их фотографии в семейных альбомах.


21.11.2015 17:32
546

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!