Церковные ограды содержать в исправном и должном приличии

325
Автор:
Т.Н. Липина
Церковные ограды содержать в исправном и должном приличии

В статье на основе архивных материалов и опубликованных источников представлена история строительства церковных каменных оград в селениях Далматовской волости Шадринского уезда Пермской губернии за период XIX века. Сведения исторического характера, переписка с Консисторией, заключение контрактов с подрядчиками, знакомство с неизвестными именами непосредственных исполнителей, детальное описание конструкторско-технологических особенностей при строительстве оград, содержание кондиций интересны сами по себе, дают много нового для наших представлений о безвозвратно ушедшей эпохе и, прежде всего, об утраченных малых архитектурных форм.

При изучении сельской застройки исследователи главное внимание обычно уделяют храмам, общественным и жилым зданиям, истории их строительства и архитектурной стилистике. А такая малая архитектурная форма, как церковные и кладбищенские ограды, часто выпадают из поля исследователей. В лучшем случае они лишь упоминаются в справочной литературе.

С появлением в России первых каменных церквей окружающее их пространство обмерялось, а затем обносилось деревянным частоколом или забором, быстро ветшавшим и приходившим в негодность. Начиная с XVIII века в центральных районах России стали появляться каменные ограды с кованными решетками, отличавшиеся богатством, насыщенностью декоративных элементов и узоров, символизируя незыблемость течения времени.

И этот процесс, становления культуры в оформлении кладбищенских и церковных территорий решался официальным законодательством на протяжении столетий, прежде чем получил окончательную легитимную базу (23,1).

К примеру сказать, в 1816 г. император Александр I при обозрении Малороссийских Губерний отметил примерную чистоту и богоугодный порядок в городах и слободах. В следствии данного освидетельствования, к изъявленному желанию Его Превосходительства, послужило издание Именного указа, от 13 декабря 1817 года, за № 27.180 «об устройстве дорог и селений» с приложением дополнительных правил под пунктами №43 «Обвалившуюся щекотурку на церквях и оградах немедленно починивать» и №44 «Церковные ограды содержать в исправном и должном приличии», для должного исполнения и наблюдения, в зависимости от духовной стороны (24, 623). Исходящие повеления расходились по всей России, внося художественно–эстетическую культуру и в Зауральские селения, где массово осуществлялось строительство приходских храмов, с последующим «облагораживанием» прицерковных территорий. Подобного рода сведения встречаются в дореволюционных источниках.

В широко известной книге «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии, за 1902 г.» читаем, «…вокруг церкви Владимирской иконы Божией Матери села Крутихинское, в 1836 году к западной части северного придела была пристроена каменная сторожка и кладовая, тогда же устроена вокруг церкви и каменная ограда с железными решетками» (25,485). К сожалению, архивные сведения «о сделании каменной ограды» вокруг названной церкви пока не обнаружены, но мы располагаем фотографией 1924 г., на которой изображена юго-восточная линия ограды с фрагментом южных ворот, что позволяет кратко её охарактеризовать.

Учитывая ровный рельеф участка, высокий глухой цоколь ограды плавно скругляется вокруг апсиды, и через незначительный уступ под прямым углом переходит в прямую линию к южным воротам, состоящим из двух мощных пилонов с фронтонами и уплощенным купольным завершением. Фасадная плоскость цоколя украшена декоративными ширинками напоминая об ушедшем барочном влиянии. Осевые участки столбиков круглового сечения завершающиеся прямоугольным плинтом с коническим навершием, подчеркивались раскрепованными лопатками. Заполнение прясел, состоявшее из горизонтальных и вертикальных элементов, с учетом погрешности фотосъемки и дальности расстояния до объекта, плохо прочитается.

В следствии сказанного, Владимирская церковь как одна из первых в Далматовской волости была обнесена каменной оградой с воротами, и богатым декоративным убранством, что указывает на непременное исполнение правительственных указов и распространения художественно-эстетической культуры в провинцию.

Но, порой в архивных фондах встречаются документы с детальным описанием строительного производства. Например, о необходимость строительства ограды вокруг Свято-Троицкой в с. Уксянское впервые было озвучено в приговоре, учиненном священнослужителями и приходскими людьми в начале 1840 г. Сразу же было решено строить каменную ограду с чугунными решетками, а в линию с ней – торговые лавки «две или сколько придется» и палатку «для разных потребностей церковных» [16]. В договоре заключенном в январе 1841 г. между прихожанами Свято-Троицкой церкви и крестьянином В. Тронкиным из Катайской волости, прозвучало, что «…порядился он для ограды, …сделать по данному образцу — 50 000 кирпичей и обжечь, а также 10.000 кирпичей круглого сечения для столбов» [17].

Через год, в Камышловскую консисторию последовало прошение, от священника Саввы Шеина и прихожан, где говорилось, что «…Свято-Троицкая церковь не имеет никакой ограды. Желаем построить при оной ограду каменную, по составленному граждански инженером Лалетиным плану и фасаду. Для предстоящих работ уже заготовлены потребные материалы, составлен приговор и проведены торги» [18].

8 июня 1842 г. состоялся торг, в котором участвовало четверо заявителей из разных губерний: крестьянин госпожи Блудовой — Лев Иванович Малышев из Нижегородской губернии Балахинского уезда, деревни Шавкуновой; мещанин г. Шадринска — Федот Игнатьевич Сюськов; Василий Николаевич Кузнецов из Владимирской губернии Гороховского уезда села Никулина, неграмотный крестьянин графа Александра Львовича Шиева; и Федор Павлович Кашеваров из Владимирской губернии Гороховского уезда Кумского приказа д. Серновой, крепостной госпожи Александры Левашовой.

В первом туре самую низкую цену запросил Кузнецов, а на втором этапе торгов все заявители снизили цену, при этом у Нижегородского подрядчика — Л.И. Малышева, оказалась самая низкая цена (7р. 50к.). Участвовать в третьих публичных торгах отказались сразу двое заявителей: Кузнецов и Кашеваров, не согласившись взять выпрошенные цены. На четвертом этапе переторжка, отказался Нижегородский подрядчик Малышев. Единственный из оставшихся претендентов Ф.И. Сюськов — мещанин из Шадринска согласился: «…за выпрошенную и ряженную цену, заключить контракт на законной бумаге, и засвидетельствовать все обязанности на себя» [19]. Результаты проведенных торгов сохранились в архивах в виде таблицы № 1.

Изображение

Но, по неизвестной причине Духовная Консистория отклонила условия Сюськова, и, вместо его был заключен 12 апреля 1842 г. контракт с подрядчиком Михаилом Ивановичем Кетовым — крестьянином Шадринского уезда, села Сосновское, на следующих кондициях.

Кроме собственно ограды и торговых лавок подрядчик построил «трои проходных ворот с калитками». В кладку «столбов оградных» предполагалось ввести декоративные украшения в виде «приличных фигур», а в качестве отделки использовать кованные кресты.

Все металлические части для ограды предоставил подрядившийся Екатеринбургский мещанин Павел Александрович Устинов по данному от прихожан рисунку: «…сей рисунок, для дверей и чертёж калиты при больших воротах в каменной ограде Уксянской церкви, с размером 2 саж 6 аршин, был составлен помощником архитектора Екатеринбургского завода техником З. Гумилевым» [20]. Сохранившиеся в архивах эскизы, свидетельствуют об авторе, как о специалисте свободно владевшим акварельной техникой и графическими навыками. Наличие рисунка решетки, даёт право дать краткое её описание.

Рисунок решетки состоит из чередующихся вертикальных прутьев с пикообразными окончаниями, промежутки которых заполнены полуциркульными дугами, а точки соединения дуг обозначены символически крестиками. В нижней части стержни пересекаются между собой крестообразно, создавая гирлянду ромбов. Геометрический рисунок придает решетке строгость и ритмичность, характерную для классицизма. Металлическое прясло фланкируют мраморные столбики с подобным геометрическим декором и сложными ступенчатыми завершениями, нанизанными на металлические стержни.

Имеющаяся в нашем распоряжении фотография Свято-Троицкой церкви, свидетельствует о том, что она была огорожена прямоугольной в плане оградой с центральными и боковыми воротами, и, относилась к распространённому типу ограждений, которые практиковались в Далматовской волости до 50-х гг. XIX века.

Аналогичный пример каменного ограждения, можно встретить и в селе Новоторжском, вокруг церкви во имя Предтечи Макария Желтоводского. Оно было устроено в 1854 г.: «…с мраморными цилиндрической формы столбами и железными решетками. Столбов числом 44 и кованных решеток 50. Каждая решетка имела 33\4 аршина, а высотой 11\2 аршина. Ворот в церковной ограде трое, самые большие с западной стороны, двое других с южной и северной сторон. На всех воротах по одному железному вызолоченному кресту с главками» [1]. Подлинный план, по которому сооружали ограду вокруг церкви, утвержденный Неофаном Архиепископом Пермским и Верхотурским 8 декабря 1854 году, находился в раме, за стеклом в здании церкви.

В заключении перечислим выявленные ограды, имевшие распространенную планировочную схему, построенные до середины 19 столетия, они отличались друг от друга декоративным убранством фасадных плоскостей цоколя, формой столбиков в завершающей части, разнообразием в рисунке решеток, да воротных калит:
• ограда Владимирской церкви, 1836 г., с. Крутихинское Далматовской волости;
• ограда Троицкой церкви, 1842 г., с. Уксянское Далматовской волости;
• ограда Макарьевской церкви 1854 г., с. Новоторжское Далматовской волости.

Обобщая приведенные примеры, следует отметить, что именно данный тип ограждений с проходными воротами и боковыми калитками в Далматовской волости до середины 19 столетия.
Следующий этап в истории строительства каменных оград связан с проведением в России образовательной реформы. В указе вышедшем в 1842 г. предписывалось учреждать во всех селениях государственных крестьян сельские приходские училища и принимать в них детей с 8 летнего возраста. При этом, Министр госимущества П.Д. Киселев считал, что лучшими проводниками настоящих преобразований могли бы быть местные священники, дьяконы и причетники, решавшие возникшую проблему следующим образом.

При строительстве каменных оград вокруг приходских церквей по указам 1817 г., они стали включать в оградную структуру постройки предназначенные для церковно-приходских школ и других церковных потребностей. В свою очередь в системе централизованных заказов и согласований архитектурных проектов для провинциального церковного строительства, также происходили изменения и корректировки.

Характерным примером может служит, Ильинская церковь села Тамакульское, которая была обнесена в 1852 г. «…каменной оградой с железными решетками, в черте которой на углах западной стены имелось два здания, из которых одно служило церковно-приходской школой для крестьянских мальчиков…, другое здание для усопших до их отпевания» [5]. Возведение ограды осуществлялось на собственное иждивение местного прихожанина Петра Матвеевича Плюхина. К сожалению, ограда Ильинской церкви полностью утрачена, и документальных свидетельств о ее строительстве пока не обнаружено.

В более подробном изложении, рассмотрим процесс строительства ограды в Покровской церкви с. Першино. Из-за важности дела – строительства приходской школы, прихожане пригласили подрядчика из центральных районов России, надеясь, что мастер привнесет с собой не только строительный опыт, но и новые эстетические представления. В 1842 году апреля 7 дня, Егор Абрамович Ляхов из Владимирской губернии Гороховского округа, крестьянин княгини Анны Григорьевой Башлыковый-Белозерской, деревни Нароговой заключил договор с лучшими прихожанами Покровской церкви и доверенным от них Федором Семеновичем Черкасовым, в котором порядился «…скласть каменную ограду вокруг выше означенной церкви, по выданному плану и фасаду из готового материала, с забуткой дикого камня» [21]. К работе мастер приступил в апреле 1842 года.

Ко времени строительства церковной ограды и павильонов, поставленных по красной линии центральной улицы, Покровская церковь сооруженная (1816–1832) в стиле «уральского» барокко эффектно сочеталась с их выразительной декорацией, выполненных в классицистических мотивах: четырехколонные портики украшали главную фасадную плоскость флигелей, а боковые фасады имели трёх осевые оконные проёмы характерные для классицизма, уплощенные купола возвышались на ступенчатых постаментах.

Архитектура центральных ворот выразительна и своеобразна. В основе их композиции — арка проезда, переброшенная между двумя широкими пилонами и врезана в венчающимся разорванный фронтон. Пилоны с калитками украшены парными колоннами с тосканскими капителями. Утраченное завершение памятника состояло из главки на стройном барабанчике, стоявшем на гребне фронтона.
Поскольку автор проекта ограды не известен, в любом случае подрядчик из Владимирской губернии, творчески подошел к исполнению заказа, подчинив социокультурные цели художественно-стилевой моде уходящего классицизма.

Пожалуй, наиболее эффектно выражена связь классицистических форм с «псевдорусским» стилем в своеобразной по силуэту церкви Космы и Дамиана (1806–1815) в с. Ключевском. До середины XIX века композиционная структура церкви принадлежала к распространённому типу приходского храма, сформированного из заниженного восьмерика на четверике, гранёного купола со световым восьмериком, переходящего в луковичное завершение и колокольни.
К середине XIX века Ключевской храм подвергся значительному переустройству, вызванного необходимостью исправить опасные повреждения в прежнем строении. В это же время вокруг церкви по инициативе и на собственные средства крестьянина д. Черноярской Федора Ивановича Журавлева и его сына Данила, была сооружена 1850 г. каменная ограда. В её цоколь были вписаны угловые кубические объемы с шатровыми завершениями и перестроена колокольня. Изображение новой композиции запечатлено на фотографии 1924 года.

Возможно, что проект в «псевдорусском» стиле на ограду и колокольню был заказан по желанию заказчика, чтобы увековечить память себе и своей семье. Занимая достаточно обширную территорию, его границы точно фиксированы каменной оградой, имеющей в плане форму вытянутого прямоугольника, в углах которой с западной стороны были поставлены два схожих по архитектурному решению павильона с шатровыми завершениями. Их небольшие кубические объемы обретали большую композиционную значимость в пространственной организации ансамбля не за счет своих абсолютных размеров, а благодаря гармонической соотнесённости их завершений и декора. Снаружи сквозные и глухие проёмы башен-флигелей, отмечены декором в русско-византийской манере и угловыми пилястрами с упрощенными дорическими капителями. Между ними помещены три филенки, вытянутые по вертикали. Центральные классические ворота, поставленные по красной линии сельской улицы, создавали парадный вход на территорию церкви.

Но, пожалуй самая яркая связь с флигелями выражена в замечательной по силуэту и пропорциям колокольне Космо-Дамиановский церкви. Колокольня размещена над главным западным входом в церковь, и ее восьмигранный ярус звона прорезанный большими арочными проемами, контрастирует с невысокими и тяжеловесными восьмериками флигелей. Несмотря на то, выразительность общего решения основана не на сочетании отдельных частей, а взаимопроникновении их в друг друга и создании единого устремленного ввысь объема колокольни, динамичность которого противопоставлена статичности четверика.
Сейчас трудно ответить на вопрос, почему для строительства рядовой приходской церкви был заказан такой неординарный проект? Или, что заставило прихожан изменить вкусам, значительно отличающихся от традиционных? Но если отсутствие исторических сведений позволяет ответить на поставленные вопросы, то, архитектура памятника прекрасно изображенного на фотографии демонстрирует различия трёх стилевых направлений. Одним словом, в моду входили ограды построенные в эклектической манере.

Чтобы глубже понять какие конструктивно-технологические методы и приемы использовались при строительстве каменных оград и какие размеры имели оградные решетки, как проекты реально влияли на образную составляющую «продуктов труда» артельщиков, для этого обратимся к архивным материалам о строительстве ограды для Вознесенской церкви одноименного села.
Село Вознесенское —самое северное из сел, входящее в состав Шадринского уезда Пермской губернии. Одноименный каменный храм был выстроен в 1837 г. «…крестообразного основания, на позволенном месте. По выданному плану и фасаду Господином Губернским архитектором Васильевым, высочайше утвержденным под № 3» [2].

Через пятнадцать лет для обозначенной церкви предстала необходимость соорудить вокруг церковной территории каменную ограду. С этой целью, из Сысертского завода Екатеринбургского уезда прибыл временно освобожденный от заводских работ Петр Ильич Паршуков, заключивший 7 июня 1862 г. с церковным старостой Никитой Федоровичем Плотниковым ниже следующее условие: «…поставить каменную ограду около церкви в окружности 70 сажень, вышиной поверх земли 1 аршин 8 вершков, выкласть ворота согласно с планом вышиною 31\2 аршина, и к 20 числу августа будущего года за всё получить 325 руб. серебром» [3].

Кроме кирпичной клажи, мастер предполагал «…сковать чистой и прочной работы железные решетки, числом 43 штуки. Длиною 31/2 аршин, вышиной 1 аршин 1 вершок, кои должны быть весом каждая 31/2 пуда. Для ворот: четыре половинки створок, вышиной 3 аршина, шириной 2 аршина. В одни ворота отковать 5 крестов, весом 210 пудов, с доставкой на место, ценою за каждый пуд 2 руб. 85 коп, серебром», а также «…предоставить для ограды мраморные столбы, величиной и чистотой, как в селе Покровское Екатеринбургского уезда, числом 46. Ценой за каждый столб ряжено 65 руб. серебром с доставкой на место» [3].

Работы по установке мраморных столбов с заливкой свинца для крепления стержней в столбах и кованных решеток между ними, производились по окончанию клажи ленточного фундамента и ворот, которые согласно плану имели высоту 31/2 аршина. Всю означенную работу планировалось выполнить к 20 августа 1863 года, за которую он получил 325 руб. серебром» [4].

Приведенная информация с подробным описанием технологических методов и приемов строительства ограды, свидетельствует в первую очередь о профессионализме и мастерстве подрядчика Паршукова и непосредственных исполнителей; во-вторых, служит примером работы не только по «плану и фасаду», но заимствования по «образцу» отдельных частей, данном случае — мраморных столбиков Покровской церкви одноименного села.

Дабы не отставать от других приходов, церковнослужители Иоанно-Предтеченской церкви села Широковское, по ходатайству церковного старосты пригласили в 1863 г. для «разбору ветхой ограды», заводских дел мастера Петра Ильича Паршукова, освобожденного от заводских работ. По общественному приговору и заключенному договору, строительство ограды продолжалось в течении двух лет (1866–1867), сообразно «плану и фасаду» из заготовленного обществом материала, согласно приведенной кондиции» [6].

В первое лето, Паршуков обязался: «…сломать старые стены ограды, сложить новые, их обрешетить и покрыть железом, поставить мраморные столбы и отлитые решетки; ровно сложить два флигеля, столько на сколько будет кирпича на лицо» [7].

Хотя кладка оградного цоколя и флигелей была завершена в течение первого строительного сезона, отделочные работы как внутренние так и наружные продолжались ещё один год. Помещение для училища снаружи и внутри было оштукатурено, побелено на два раза, пол выстлан сосновым кондовым лесом и окрашен желтой охрой. Сложена голландская печь с двумя душниками медными, заслонками и вьюшками чугунными. В дверные проемы с коробками навешаны двери с запорами, в окна вкладены кованные решетки и вставлены двойные окончины со стеклами, а затем окрашены белилами на масле два раза. С восточной стороны пристроено деревянное крыльцо с зонтом и покрыто железом.

Северо-западная постройка, предназначенная для жилья учителя и сторожа, была сложена высотой на семь 7 аршин, оштукатурена, побелена снаружи и внутри. Пол в нижнем этаже устроен из камня, а в верхнем из теса, улажена лестница с западней, а вход на верхний этаж имел дверь с крепким запором. В обоих флигелях выше оконных проемов в толщу стен были положены железные связи — 20 фунтов в сажень.

За всю означенную работу мастером было ряжено 1400 руб. серебром. Деньги выдавались в следующем порядке: «…по заключению условия — 100 руб. серебром; по предоставлению «извязи» за каждый пуд — 100 руб.; по приступлении к работе в виде каменной клажи — 200 руб. серебром; за кровельное железо — 100 руб. серебром. Остальные деньги выдавались, смотря по стоимости произведенной работы, с тем чтобы по окончанию и сдачи работы, осталось бы выдать — 200 руб. серебром. Сие условие Паршуков обязывался хранить свято и ненарушимо, в том и подписывался. Работа была справлена в срок» [8].

Через 13 лет, а именно 23 мая 1880 г. Преосвященству Вениамину Епископу Екатеринбургскому из Шадринского уезда, Широковского села от церковного причта и старосты, поступило прошение, где сообщалось, что «…в названном селе наружную штукатурку каменного храма с таковою же оградою необходимо исправить и выбелить. Необходимо все железные крыши на храме и ограде починить и выкрасить снова малахитом. На этот предмет ранее было жертвовано прихожанами в разное время и записано на приход в церковной книге 500 рублей, которые сохранялись в Шадринском банке. Представленный при сем приговор, прихожане с огромным желанием хотели бы исправить украсить свой Божий храм, о чем и просят производить вышеозначенные работы хозяйственным образом» [9].

В начале июля 1883 года в Широково прибыли подрядчики Данилов и Окулов из Екатеринбурга и несколько рабочих, которые в течение одного строительного сезона, должны были к сложенной ограде «…закласть из готового кирпича к троим воротам столбы, приковать трои дверей и две иконы, установить на них кресты 6-ти вершковой меры, покрыть те ворота железом листовым, поставить по всей ограде приготовленные кресты и решетки, и залить их свинцом» [10].

Со временем Широковский храм превратился в замечательный архитектурный ансамбль. Две исторические эпохи XVIII и XIX вв. деятельно участвовали в его формировании, дополняя и развивая то, что было сделано ранее. Поэтому в ансамбле Иоанно-Предтеченской церкви невозможно найти сооружений, созданных в одно и тоже время. Многие его части, в том числе и ограда, имеют длинную строительную историю и являются результатом творческой деятельности нескольких поколений мастеров и подрядчиков.

Как уже отмечалось выше, Предтеченская ограда строилась, перестраивалась, и обновлялась на протяжении всего XIX в. представляя собой типичный образец, прямоугольный в плане с тремя проходными воротами и флигелями. К сожалению, фотографических свидетельств о её внешнем облике пока не обнаружено, кроме юго-западного флигеля в руинированном состоянии и чугунные решетки в хорошей сохранности.

Принимая решение о строительстве церковной ограды, крестьяне составляли прошение на имя архиепископа Пермского, указывая не только причину и необходимость таковой, но и брали на себя некоторые обязательства по постройке ограды. В деле за № 181 о разрешении каменной ограды вокруг Петропавловской церкви селе Шутинское (1883–1884) приказали следующее: «…расширение около той церкви каменной ограды, с устройством на передних углах двух каменных флигелей, по проекту рассмотренному и утвержденному Пермским Губернским Правлением, произвести из приготовленного кирпича» [11].

Одобренная архиепископом резолюция указывала на условия, которые прихожане обязаны были выполнять при строительстве ограды:«…записи в приходно-расходной книге, ведены особо — подробно и обстоятельно. По окончанию строительства Благочинным освидетельствовать сие работы. Проверить отчетность в присутствии прихожан, составить акт и представить отчет с приложением проекта Его Преосвященству» [12]. На данном примере отмечается строжайший контроль по расходу материалов и учету денежных средств со стороны епархиального начальства.

На сходе выбирали доверенные лица из прихожан, которые вели дела и договаривались с подрядчиками от имени общества. Так, 16 марта 1883 года, вверенные от прихожан Петропавловской церкви села Шутино волости Камышловского уезда крестьяне: Михаил Федорович Кузнецов, Артемий Иванович Сарапульцев, Евгений Иванович Усольцев, Степан Андреевич Окулов, Иван Егорович Окулов и Зиновий Петрович Чистяков и ниже подписавшийся Пермской губернии, Камышловского уезда Чернокоровской волости, деревни Паршиной государственный крестьянин Семен Михайлович Лаженцов заключили условие в следующем.

«Семен Михайлович взял обязательство своими рабочими-плотниками произвести забудку ограды на протяжении 120 сажень надлежащим образом из приготовленного камня. На том же протяжении скласть кирпичную ограду по утвержденному начальством плану шириною в 1 аршин и вышиною 11\2 аршина» [15]. Обязательством в верхней части ее где предполагается железная крышка заложить дерево на всем ее протяжении и покрыть железом. Каждый лист должен быть восемь фунтов, который бы гвоздями приколачивать для большей прочности к заложенному дереву. Столбы к трем воротам выкласть из того же кирпича по плану и фасаду» [13].

Работу каменную начать обязывался с пятого апреля 1883 года и окончить к первому июня. Конструктивные особенности ограды решались мастером со знанием дела «…при клаже в места, где предполагалось поставить мраморные столбы, вложить шпили железные 21/2 четвертей длины. После остановки кирпичных работ покрыть железом» [14]. Основные работы предполагалось осуществить не только своими силами, но и с привлечением единовременно для подмоги людей в количестве десяти 10 человек от прихожан.

С появлением церковно-приходских школ в сельских приходах начиная с 40 гг. XIX в., при этом осуществлялся непосредственный надзор Пермской духовной консисторией. Так, из дневника, веденного Его Преосвященством Нафаилом Екатеринбургским, за 1882 г. во время обозрения епархии, читаем: «Зыряновское село расположено на высоком месте, при реке Синара, …подходя к Богоявленской церкви, видел я очень хорошую каменную ограду, внутри которой с западной стороны два весьма хорошо и красиво устроенных флигеля, из которых один служит кладовой для церковного имущества, а другой — помещением для училища, открытое в 1858 году» (22,1098). Об этом свидетельствует планировочная схема церковного ограждения и сохранившаяся фотография.

Индивидуальность проекта Зыряновской ограды заключалось в том, что именно внутри церковной территории располагалась церковноприходская школа и флигель для усопших располагались внутри церковной территории, а не вписывались в ленточный цоколь. Но главное, интересующие нас флигеля, были выполнены в стиле эклектики, где присутствовали декоративные элементы готического и мавританского содержания.

В заключении приведем неполный список выявленных оград второго типа, в структуре которых располагались флигеля-павильоны. Они расположены в хронологической последовательности строительства или ремонта в селах Шадринского уезда:
• ограда Покровской церкви, 1842 г., с. Першино Далматовской волости;
• ограда Космы и Демьяна, 1850 г., с. Ключевское Далматовской волости;
• ограда Вознесенской церкви, 1862 г., одноименного села Далматовской волости;
• ограда Предтеченской церкви, 1866– 1867 гг., с. Широкое Далматовской волости;
• ремонт Предтеченской ограды, 1880– 56 1884 гг., с. Широкое Далматовской волости;
• ограда Петропавловской церкви, 1883– 1884 гг., с. Шутино Катайской волости;
• ограда Богоявленской церкви, 1856– 1858 гг., с. Зырянское Катайской волости.

Таким образом, систематизированные сведения по возведению каменных оград в разных приходах Далматовской и Катайской волостей показали, что Правительственные и Синодальные указы за 1816, 1817 гг., а также указ 1842 г. по «образовательной реформе» исполнялся в Зауральской провинции с особым усердием начиная с 30-х гг. — вплоть до 90-х гг. XIX века. На сохранившемся архивном материале прослеживается творческий путь мало известной плеяды мастеров-умельцев, инженеров и техников, внесших весомый вклад в процесс создания исторического наследия и привнесения художественно-эстетической культуры в провинцию. Определились и конструктивно-технологические методы и приемы применяемые мастерами-умельцами при строительстве.

Анализ архивных материалов с очевидностью свидетельствует, что реализация правительственных указов за 1816, 1817 и 1842 гг. в провинциальных селах Южного Зауралья претворялась с очевидным успехом до конца XIX века. Систематизированные сведения по разным приходам Далматовской и Катайской волостей показали, что успешное строительство оград началось с 30-х гг., а первые церковноприходские школы в структуре церковных ограждений появились в начале 40-х гг. XIX века.

Строительство павильонов-флигелей или отказ от их возведения, находилось прежде всего в компетенции церковнослужителей и прихожан, и при решении об их устройстве учитывались разные аспекты: социальные, эстетические, конструктивные, функциональные соображения и архитектурные направления происходившие в XIX в. России.

1. ГКУ «ГАШ» Фонд 228.оп.1.д.34.л.6. Подряды на постройку церкви в с. Новоторжском, 1834-1850 гг.
2. ГКУ «ГАШ» Фонд 252.оп.1.д.10.л.29. Приговоры сельских сходов Вознесенской церкви.
3. Там же, л.об.29.
4. Там же, л.34.
5. ГКУ «ГАШ» Фонд 272.оп.1.д.25.л.10. Церковная летопись с. Тамакульское 1830-1868 гг.
6. ГКУ «ГАШ» Фонд 329.оп.1.д.36.л.31.Различные документы. Постановления сходов и прочие за 1842–1910 гг. с. Широковское.
7. Там же, л.об.6.
8. Там же, л.7.
9. Там же, л.327.
10. Там же, л.об.327.
11. ГКУ «ГАШ» Фонд 372.оп.1.д.1.л.17.Приговор сельских сходов 1852–1883 гг. церкви с. Шутинское.
12. Там же, л.об.17
13. Там же, л.6
14. Там же, л.об.6.
15. ГКУ «ГАШ» Фонд 372.оп.1.д.4.л.49. Переписка церковного причта Петропавловской церкви с. Шутинское, 1883–1884 гг.
16. ГКУ «ГАШ» Фонд 386 оп.1.д.22.л.75. О поправке в с. Уксянское Свято-Троицкой церкви и церковной ограды. Список источников и литературы: 57
17. Там же,45.
18. Там же, л.65.
19. Там же, л.70.
20. Там же, л.74.
21. ГКУ «ГАШ» Фонд 389.оп.1.д.42.л.152. Договоры и акты по ремонту церкви 1831–1904 церкви в с. Першинском Шадринского уезда.
22. ЕВВ
23. Сахаров А.В. Организация кладбищ Российской Империи в свете официального законодательства второй половины XVII–начала XX века.
24. Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ). Собрание. –1. — 1649–1825. – Т.XXXV. – СПб.1818. — 621.
25. Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. Братства Св. Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца. 1902. — с.652.
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки открытой для поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.