3. 1723 - 1725 гг. Рождение Горнозаводской цивилизации

246
Глава 3. Хронология пушечнолитейного производства на Каменском заводе | От первого на Урале до единственного в Империи
Автор:
Александр Тимофеев
3. 1723 - 1725 гг. Рождение Горнозаводской цивилизации

Ништадтский мирный договор, подписанный между Русским царством и Шведским королевством 10 сентября 1721г. завершил Северную войну, победа в которой выдвинула Россию в число ведущих европейских стран. По этому договору Россия возвращала Швеции Финляндию и уплачивала денежную компенсацию, к России отходила часть Карелии, Ингерманландия, Лифляндия и Эстляндия. На торжествах по случаю подписания Ништадтского мира было провозглашено, что Петра I отныне станут именовать Отцом Отечества, Петром Великим, Императором Всероссийским. Россия стала империей и больше не теряла этого статуса никогда.

Итоги Северной войны закрепили за Россией статус одной из ведущих стран Европы, обладающей сильнейшими на континенте армией и флотом. Во время войны был выстроен большой город-порт Санкт-Питер-Бурх. Новая столица государства дала выход к Балтийскому морю, безопасность торгового судоходства по которому обеспечивалась военно-морским флотом. Цель, к которой Петр I шёл более 20 лет, была достигнута. Сейчас никто не мог помешать прямым торговым контактам России с Европой.

Северная война имела громадное значение в истории развития военного искусства России. Накануне войны русская регулярная армия только начала складываться. В ходе же войны она проделала такой путь, какой западноевропейские армии прошли в предшествующие два столетия. Кроме того, русская армия во многом опередила лучшие европейские армии. Северная война, прославившая русское оружие, выдвинула русскую армию в ряд первоклассных европейских армий.

Несмотря на все положительные преобразования, прошедшие в России во время Северной войны, и во многом ею инициированные, сама война легла тяжким бременем на плечи простого народа. Уже к 1710г. население России сократилось на 20%, а на территориях, прилегающих к театрам военных действий, на 40%. Налоги выросли в 3,5 раза. Экономика страны, подорванная длительной войной, требовала восстановления. Одну из главных ролей в выполнении этой задачи должны были сыграть металлургические заводы Урала.

Создать крупный промышленный кластер железных заводов за Хребтом Уральским по замыслу Петра I должен был немец по происхождению Георг Вильгельм Геннинг, или Виллим Иванович Геннин, как он сам себя называл в России.

В 1698 году во время «Великого посольства» Петра I в Европу, де Геннин был среди приглашенных Петром в Россию иностранцев как артиллерист для несения службы в должности фейерверкера. Служил он исправно и быстро повышался в чинах — от поручика в 1700г. до полковника в 1716г. В Северную войну он отличился как артиллерист и инженер-фортификатор. В 1712 году началась его карьера инженера. Он достраивал Литейный двор и Пороховые заводы в Санкт-Петер6урге. После этого он был назначен Олонецким комендантом и начальником Петровских заводов, где за 10 лет создал крупнейший металлургический комплекс по производству вооружений в России. Очевидно, Петр планировал усилиями де Геннина и на Урале создать конгломерат железных заводов по образу Олонецкого горного округа. В апреле 1722 года Петром I де Геннин был назначен на должность Главного командира уральских горных заводов. Ему была выдана Инструкция, подписанная Петром I: «Ехать ему в Кунгурской, в Верхотурской и Тобольской уезды, где есть Наши медные и железные заводы, и железные заводы во всем исправить…».

При этом де Геннин понимал — для того, что бы воплотить указания Петр I в жизнь, ему нужно обладать абсолютными властными полномочиями, какими он обладал в Олонецком уезде. Но воплощение этой задачи было невозможно без административной реформы. Частными заводами управляли Демидовы, имевшие покровителей в самых высоких кругах и не подчинявшиеся горному начальству. Прочая власть — над мануфактурами, приисками, рудниками, приписными крестьянами – принадлежала Сибирскому губернатору. Эту проблему еще ранее начал решать В.Татищев, переводя железные заводы в подчинение горного начальства. К прибытию де Геннина на Уктусский завод 8 декабря 1722г., где в то время располагалось Сибирское Высшее Горное начальство, Каменские Нижний и Верхний заводы все ещё оставались в ведении Сибирской губернской канцелярии в Тобольске. Управляли заводом земские комиссары, назначаемые губернской администрацией и ей же и подчинявшиеся. Вопрос этот требовал решения безотлагательного.

В отчете о деятельности Каменского завода де Геннин сооб­щал: «Пушек ныне не льется, а хотя оным литье и случаетца, токмо ретко и то куда коих потребуетца и тогда по литью смотря припасы заготовляютца». Отметив малочисленный выпуск орудий на Каменском заводе, де Геннин тем не менее высоко оценил их качество: «На пробе стоят всех заводов лутче».

Уже 10 декабря 1722 года де Геннин пишет письмо сибирскому губернатору, в котором требует: «…послушного указу на Каменский завод к управителем, чтоб послан был о состоянии тех заводов, и о присылке ведомости, и чтоб Каменских заводов управители были послушны». 17 декабря 1722 года Геннин отправляет на Каменские заводы три документа:

— Копию указа Петра I от 29 апреля 1722 года с указанием полномочий де Геннина.

— Указ де Геннина заводскому комиссару И.А. Арсеньеву с требованием подробного отчета о штатах завода, расходе и приходе денег и выпуске продукции за текущий год.

— Указ де Геннина земскому комиссару Ф.Ф. Фефилову с требованием представить информацию о количестве населения в приписных слободах и особо о работниках от 15 до 60 лет мужского пола, а также о суммах взымаемых окладных и прочих платежей.

Ответа де Геннин не дождался. 25 декабря 1722 года он отправляет в Тобольск сержанта лейб-гвардии Преображенского полка Осипа Украинцова и комиссара Неелова. В инструкции, отданной им, Геннин поручает добиться у губернаторских властей решения о том, чтобы «Каменские заводы со всеми на них обретающимися служителями… отдать под власть Уктусских заводов, дабы оные исправить и пушки лить можно свободно».

21 января 1723 года губернская земская контора приговорила «отдать Каменские железные заводы и с присудственными слободами и с наличною и доимочною денежной казною и с правиантом и с солдатскими обретающимися при тех заводах служители и делами» в ведение Сибирского Высшего горного начальства. 15 февраля 1723 года де Геннин пишет рапорт в Кабинет его императорского величества, в котором сообщает, что Каменские железные заводы, которые были под властью Сибирской губернии и «от непризрения едва не без действа были», сибирский губернатор князь А.М. Черкасский «приписал под ведение здешних Уктусских заводов». Далее де Геннин сообщает в рапорте о том, что он Каменские заводы принял и повелел их исправить и определить новых мастеров. 21 февраля 1723 года из Уктуса в Каменский завод был отправлен тобольский дворянин Иван Васильевич Аврамов. Он должен был заменить земского комиссара И.Арсеньева в должности командира Каменского завода. До конца февраля происходила передача завода и имущества. 1 марта 1723 года де Геннину было представлено доношение, которым засвидетельствован акт передачи Каменского завода от земского комиссара

И.Арсеньева, управлявшего заводом от имени Сибирской губернской канцелярии, новому управителю завода И.Аврамову, являвшемуся представителем Уктусских заводов и, соответственно, Берг-коллегии. Именно эта дата принята за день передачи Каменского завода в ведение Берг-коллегии. Таким образом Акинфию Демидову не удалось приобрести в собственность Каменский завод, а сам завод стал последним казённым заводом, перешедшим под управление горных властей. Соответственно эту дату условно можно принять и за начало отсчета такого уникального явления как Уральская горнозаводская цивилизация, формирование которой позволило России в XVIIIв., пусть и на небольшой период, стать ведущей индустриальной страной мира. Вместе с заводом была передана и Каменская слобода, вышедшая теперь из-под власти тобольского начальства.

Теперь по плану де Геннина на Каменс­ком заводе надлежало сделать новые домны и «железо кованое сделать доброе, против образцов сходное, которое б с пробы устоять могло». Еще 6 февраля 1723 года де Геннин своим указом направил на Каменс­кий завод доменного мастера Федора Казанцова, взятого с Олонецких заводов, которому было велено сделать новые две домны: «одну но олонецкой препорции», а другую — по чертежу, данному Генниным. Казанцов приступил к строительству домен «с великим радетельным поспешением». Уже 2 марта 1723 года Казанцов доносит Геннину о том, что одну домну выломали, а у другой делают фундамент.

Однако по весне стройка приос­тановилась. Случилось непредви­денное. Вешние большие воды «плотину разломали и промыли до почвы». По весне 1723 года пришлось начинать с сооружения новой плотины. 6 мая старший молотовой мастер Лорин Николаев был отправлен на Каменский завод «строить как наискорее небольшую плотину». Строение плотины вели «работные люди из мастеровых и крестьян и из гулящих людей». Сохранился архивный документ, в котором приведены данные о трудозатра­тах при строительстве:

— у починки плотины работало всего 1380 человек, которые труди­лись в сумме 13404 дня;

— у клажи доменных печей трудились 704 человека, сумма дней у которых составила 5274 дней;

— у строения фурмовых было 443 человека, работа которых оценена в 576 дней;

— у свирельной и сверлильной работало 392 человека, трудив­шихся всего 5547 дней;

— у молотовой трудились 113 человек, сумма дней работы которых составила 607 дней.

Всего на стройке Камен­ского завода трудилось более 3000 человек. За полгода усилиями этих людей уже к осени 1723г. завод начал функционировать и был начат выпуск пушек. Литьё пушек на Каменском заводе на короткий срок – не более трех лет – возобновилось.

7 сентября 1723 года Геннин послал доношение в столицу Петру, в котором он писал: «А Каменские заводы были впусте… плотина ныне вновь достроена, при ней две домны по олонецки для литья пушек… нынешнею недели зачнём первые пушки лить, а в предбуду­щую неделю поеду… оные пушки пробоват, как они устоят здешних руд».

22 октября 1723 года Геннин пишет доношение в Кабинет его императорского величества, в котором сообщает, что Каменские заводы он исправил и сделал новую плотину. Домна работает. «Несколько пушек лито и сверле­ны и точены, и в пробе устояли все. И ныне лью мортиры, которые велено послать в Астрахань. А железной чугун зело хорош и мягок, еще лучше олонецкого».

В ответном письме де Геннину на сибирские заводы от 20 ноября 1723 года Пётр I писал:

«…что вы заводы Уктуские, Алапаевские и Каменские исправляли и железо доброе на них делают и зачнёте по указу пушки и мортиры лить, то хорошо, а что вы зачали делать фузеи и шпаги, то по получении сего вели отставить и впредь там ружья делать не надобно, а железо потребное на ружейное дело присылайте сюда на Сестрорецкие заводы, которые уже совсем сделаны».

В октябре 1724 г. на Каменский завод пришел указ главного командира уральских горных казенных заводов де Геннина: «…пушки лить в артиллерию с великим поспешением днем и ночью…». В этот год было отлито 152 пушки. В этом же году с завода в Астрахань «для посылки в Персию в новопостроенные крепости» было отправлено 20 мортир двух- и трехпудовых и 317 бомб к ним.

О личном контроле де Геннина за литьём пушек на Каменском заводе говорит и такой факт – на пушках этого периода ставилось клеймо латинскими буквами «SIBIR: КВ» с годом изготовления. Впервые клеймо теперь отливалось при изготовлении пушки, а не гравировалось после окончательной обработки как было принято ранее. Рисунок клейма по запросу фурмового подмастерья Панкрата Евтифеева сделал сам де Геннин 26 августа 1723 г. и приказал: «…послать с латинскими литерами, которые надлежит на каждой пушке между ушами лить, как ниже сего написано. Токмо литеры надлежат быть большие и зрачные». Аббревиатура КВ означает: К – КАМЕНСКИЙ, В – BETRIEB, что в переводе с немецкого – предприятие, завод. Подобное клеймо объясняется очевидно не только тем, что де Геннин сам был по национальности немец, но и тем, что перед назначением на уральские заводы он около года провел в командировке в Европе, изучая опыт работы передовых металлургических предприятий и имел прямое распоряжение Петра I о внедрении передовых западноевропейских металлургических технологических процессов на уральских заводах. Видимо с точки зрения педантичного немца это касалось даже таких «мелочей», как клейма на пушках.

В 1723-24 гг. на Каменском заводе отливали пушки иноземец Яган (Иван) Дейхман, подмастерье Панкрат Ефтифеев и посланный для ремонта домны Максим Орловский. С 1 сентября 1723 по 1 августа 1724 года было отлито 139 пушек разного калибра и 5 мортир с бомбами. Всего по отчетам Каменского завода в 1723 году изготовлено 86 орудий и 36 фузей. В 1724 году будет отлито 152 орудия. Сколько из них было забраковано неизвестно. А вот в 1725 году из 100 пушек 28 оказались «не годными».

8 февраля 1725 года умирает Петр I. В этом же году на Каменском пушечном заводе, основанным его волей, литьё пушек прекращается. Одной из причин очередной остановки литья пушек на Каменском заводе явилась общая политическая ситуация в стране. С окончанием Северной войны Россия не участвовала в вооруженных конфликтах и, соответственно, крайней необходимости в артиллерии не было. В последующие годы из военных припасов отливали только ядра, а из оставшихся после испытаний бракованных пушек делали железо.

Нет комментариев. Ваш будет первым!

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.