Экспедиция в XVIII век на место расположения Верхнего Каменского завода

44
Автор:
М.Д. Черняк
Экспедиция в XVIII век на место расположения Верхнего Каменского завода

Первая экспедиция, если можно так назвать, состоялась 8 мая 2008 года. В тот день я попросила старшего научного сотрудника Каменск-Уральского краеведческого музея Зенкову Любовь Васильевну съездить со мной в посёлок Новый Завод для ознакомления с местом, где в 1703-1723 годы располагался Верхний Каменский железоделательный завод. Поехали на машине высокой проходимости, ибо путь предстоял через реку Каменку, а затем – круто в гору на улицу Нагорную. Мои родственники Голубцовы приняли нас радушно. С ними осмотрели местность, огороды, берега реки Каменки, скалы. Осмотрели яму в огороде Голубцовых и возле дома, где земля провалилась из-за выемки железной руды. Познакомились с интересной коллекцией монет моего троюродного брата Василия Михайловича Голубцова. Он находил их в своём огороде. Разнообразные монеты, начиная со времён Екатерины Второй по советское время. Кроме монет Василий, по моей просьбе, собирал в отдельный пакет куски металлургического шлака и железной руды, которые опять же находил в своём огороде и возле дома. Затем я попросила его указать точное место расположения плотины Верхнего Каменского завода и самого завода с молотовыми фабриками. Подойдя ближе, он рукой показал, где была плотина и завод. Тогда я спросила его: «Василий, а как ты знаешь, что завод был на этом месте?» «Отец рассказывал», – ответил кратко. А место оказалось напротив огорода и дома Голубцовых. Следовательно, сведения о существовании завода передавались из поколения в поколение.

Однако устных свидетельств о месте расположения плотины и завода явно недостаточно, чтобы написать об этом книгу. Нужны артефакты, вещественные и документальные доказательства. Несколько лет никаких изысканий на эту тему по ряду причин не проводилось. Я ждала случай. И дождалась…

Несколько лет я ждала, когда по реке Каменке в посёлке Новый Завод, пригороде города Каменска-Уральского, потащит лёд. Ледоход – красивое, но и страшное зрелище. Давно не было такого большого половодья, как нынче в апреле. Причиной тому послужили обильные снега. Уровень воды в посёлке Новый Завод поднялся на два метра. А в самом узком месте, в верхней части посёлка, где в начале XVIII века действовал Верхний Каменский железоделательный и передельный завод, вода поднялась ещё выше. Лёд на реке раскололся и тронулся восьмого апреля 2016 года. Огромные белые льдины после ледохода осели на пологом берегу напротив обрыва.
Вторая причина большого половодья – спуск воды из переполненных прудов в верховьях Каменки и её притоках. Мне позвонила накануне подруга. Я приехала из Екатеринбурга, сфотографировала реку и льдины, а также запечатлела половодье на видеокамеру. Ледоход прошёл, река утихла и опять вошла в своё прежнее русло. Но, как обычно бывает, остались следы половодья на берегу.

В мае я восстановила свои краеведческие поиски. Но, прежде чем говорить об интересных и противоречивых находках на территории Верхнего Каменского завода, следует уточнить, что Каменских заводов было два. Для удобства понимания, о каком Каменском заводе идёт речь, историки стали называть Каменский завод, заложенный в 1700 году – Нижним заводом, а который заложили выше в пяти верстах на той же реке Каменке в 1703 году – Верхним. Его ещё называли Новым заводом. В дальнейшем такое название получила и деревня Новый Завод. В 2016 году ей исполнилось 313 лет, ровеснице Санкт Петербурга. Нижний чугунолитейный и железоделательный завод работал долго, вплоть до 1917 года. Верхнему железоделательному заводу не повезло, он проработал всего 20 лет.

22 апреля 1723 года большим половодьем смыло до подошвы плотину высотой 12 м, а обе молотовые фабрики и заводские строения сломало и снесло. После этого начальник горных заводов Урала генерал В.И. Геннин принял решение – Верхний завод не восстанавливать, а оставшиеся припасы леса и железа использовать для восстановления Нижнего завода, который тоже пострадал от стихии на следующий день. В связи с этим, о Верхнем заводе и деревне Новый Завод, где он располагался, длительное время ничего не было известно. Лишь краткие сведения об этих событиях упоминаются в рукописной книге В.И. Геннина «Описание уральских и сибирских заводов» за 1735 год. Фактически книга издана с предисловием академика М.А. Павлова в 1937 году.

Нынче, 16 мая 2016 года, снова побывала на берегах своей родной деревни Новый Завод. Хотя давно, с 1935 года, она по административному делению относится к городу Каменск-Уральскому, но жители продолжают называть посёлок деревней. Прошлась по правому берегу реки Каменки. Мною установлено предположительное место плотины Верхнего Каменского завода по историческим описаниям и сохранившемуся рельефу, а также по свидетельству моего троюродного брата Василия Михайловича Голубцова. Сообщаю, что я тоже из рода Голубцовых по матери. Голубцовы жили на Новом Заводе, на Горе, с самого начала работы Верхнего завода, с 1703 года.

Так, по переписи за 1719 год (ГАСО. Ф. 27. Оп. 2. Д. 75.) значится три родных брата Голубцовых из колчеданских крестьян: Голубцов Лука Семёнович – молотовой подмастерье на Верхнем заводе, бобыль Голубцов Михайло Семёнович с большой семьёй и Голубцов Павел Семёнович. В следующих переписях за 1727, 1747 и 1755 годы зафиксированы имена сыновей, внуков и правнуков Голубцовых.

Сведения о месте расположения Верхнего завода передавались Голубцовыми из поколения в поколение, ибо жили они на том же месте.
До сих пор из шести братьев три брата Голубцовых – Василий, Виктор, Иван, а также сестра Тамара, вдова Зинаида Голубцовы живут на этом же месте по улице Нагорной в посёлке Новый завод. У нас один общий прадед Федор Яковлев сын Голубцов. Три дома занимают Голубцовы. Четыре семьи пользуются одним большим огородом. И каждый год они находят в огороде куски железной руды, ноздреватый тёмный шлак после плавки руды, монеты, кольца, крестики, значки. Шлак свидетельствует о том, что здесь, видимо, было какое-то производство. Может быть, кузница. Возможно, что молотовой подмастерье Лука Голубцов занимался кузнечным делом. Первый дом Голубцовых, начала XVIII века, располагался на другом, левом берегу Каменки, напротив завода, ближе к реке. Двенадцать лет назад обнаружился на склоне огорода белый каменный фундамент первого старого Голубцовского дома.

При осмотре правого берега, по течению реки, 16 мая 2016 года под ногами, в засохшей крапиве, на половину в земле, нашла кусок шлака. Не один век пролежал он на берегу, от древности даже оброс зелёным мхом. Из нижнего края куска поблёскивал металл. На обратной стороне разглядела вкрапления древесного угля. Видимо, жару не хватило, чтобы железу полностью выплавиться из лимонита. В результате оказалось, что нашла полукрицу, полушлак. Вес находки около 2 кг. Рядом нашла другой кусок металлургического шлака меньшего размера, тоже с вкраплением древесного угля. И это неудивительно, т.к. железную руду плавили в кричных горнах между слоями древесного угля и известняка. Этот способ называют сыродутным.

Другой способ получения железа – доменный. Готовые чугунные отливки из домны, привезённые для проковки в железо с Нижнего Каменского завода на Верхний, также предварительно разогревали в горнах на древесном угле. Тогда в начале XVIII века месторождения каменного угля ещё не знали. Его нашли в середине XIX века, а точнее, в 1852 году вблизи деревни Брод, на левом берегу Исети. Продолжая обход берега Каменки, тут же нашла большой кованый гвоздь, чугунную закруглённую плиточку, которую на первый взгляд приняла за плоский камень-плитняк. Но прямой срез края и тяжёлый вес небольшой плиточки размером в пол-ладони свидетельствовал о том, что это срез чугунной отливки, возможно, от пушечного ствола отрезанная «прибыль». Нашла ещё кусок шлака. Но по внешнему виду он совсем не похож на шлак из огорода Голубцовых. Меня очень заинтересовали находки. Почему раньше их не видела? Ведь по этому месту проходила за свою жизнь несколько раз, и с детских лет со слов матери знала, что тут раньше был завод. Ответ прост: их вымыло большим половодьем. Следовательно, на берегу могут оказаться и другие следы металлургического и железоделательного производства. Поняла, что одной с такой важной задачей мне не справиться. Не хватает знаний, чтобы отличить одно от другого. О находке сообщила в Каменск- Уральский краеведческий музей. Попросила помощи в обследовании берега. И такого специалиста мне порекомендовали.

31 мая организовала экспедицию в XVIII век на место расположения Верхнего Каменского железоделательного завода. В Екатеринбурге нашла помощника, наняла машину, поехали на Новый Завод. Совместно с представителем музея и местным жителем Сергеем Борцовым вчетвером внимательно обследовали берег.

Следует сказать, что местные жители, зная о том, что я краевед и собираю всякие находки и сведения о деревне, стали мне сообщать о найденных крицах и металлических изделиях. Так Денис Порохин, сын библиотекаря Порохиной Надежды Александровны, рассказал мне, что на правом берегу Каменки находил железную крицу. Виктор Михайлович Голубцов рассказывал мне, что находил два пушечных ядра на месте старой дороги возле дома №17 в переулке Нагорном, где живёт Гурьева Валентина Павловна. Он же рассказал, что несколько пушечных ядер находили с ребятами у Белого камня. Начиняли их порохом, взрывали с помощью самодельного фитиля, а сами прятались в яму. Ирина Фёдоровна Башарина, приехавшая с Камчатки в гости к брату, поведала мне, что находила крицу на степи, в яме. Местная жительница Капустина Коломбина Матвеевна (переводчик русского жестового языка) разрешила мне обследовать её огород, межу и склон к реке за огородом. 163 На меже я нашла кусок красной яшмы и кованый гвоздик. А железную подкову она подарила мне на память.

Но самое ценное открытие сделал местный житель Борцов Сергей Александрович. В мае 2015 года он выкопал в парнике пушечное ядро, или чугунную бомбу с разорвавшейся в виде лотоса верхушкой. Сообщил мне о находке. Вес бомбы 2 кг. Диаметр вместе с коррозийным слоем составляет 93 мм. Мною установлено, что чугунная бомба найдена в том месте, где заканчивалась плотина завода на правом берегу. Такие ядра отливались на Нижнем Каменском заводе. Предполагаю, что оно привезено на Верхний завод для исправления брака или передела на другое изделие. Завод, помимо проковки чугунных отливок молотом в полосовое и дощатое железо, ещё занимался переделом изделий Нижнего завода и исправлением бракованных.

Пушечное ядро сфотографировано. Каменск-Уральский краеведческий музей уведомлен о находке, и с его согласия ядро передано на исследование в институт физики металлов УрО РАН старшему научному сотруднику к.ф.м.н. Гижевскому Борису Александровичу. В сентябре 2015 года он представил мне и музею заключение спектрального анализа по содержанию химических элементов в пушечном ядре: содержание железа составило 98,682 %. Другие 14 элементов таблицы Д.И. Менделеева составляют десятые и сотые доли процента (Д.И. Менделеев «Уральская железная промышленность», 1899 г.). Работа выполнена при содействии ООО «ЭЛНК ГРУПП» с помощью рентгенофлуоресцентного спектрометра. Установлено соответствие химических элементов составу каменских железных руд, а производство пушечного ядра относится к началу XVIII века, периоду до 1723 года, когда работал Верхний Каменский завод.

Мною 31 мая 2016 года установлено, что через 293 года большим апрельским половодьем на берегу вымыло разного рода чугунные и железные куски, обрезки и заготовки железоделательного производства Верхнего Каменского завода. Река вернула то, что не могла унести большим половодьем в 1723 году.

Нынче большой льдиной вывернуло на берег чугунную трёхгранную отливку. Её длина примерно 1 м. и вес более 100 кг. Металлурги такие фабричные отливки доменного производства называют штыковой чугун. Я сфотографировала находку тут же на берегу. Кроме того сфотографировала шлак, вымытый из земли, другую непонятную ржавую чугунину в виде тазика с вкраплениями мелких камней и древесного угля снизу. Размер находки 48 см. на 35 см. Или крица, или шлак, а может, отходы производства?

На расстоянии 200-300 м. по берегу, где располагалось производство Верхнего завода, ещё нашли несколько кованых гвоздей, куски старой керамики. Находки привезли домой, разобрали. Я пригласила своего сына Черняка Евгения Владимировича, чтобы дал оценку каждой находке, ибо он по образованию историк, оканчивал Уральский государственный университет им. А.М. Горького, неоднократно бывал в археологических экспедициях. К тому же, последние двадцать лет занимается дизайном и производством художественной керамики. По его мнению, куски старой керамики, когда их сложили, представляют глиняный горшок грубой ручной работы на гончарном круге. Толщина стенки 1 см, дна – 1,5 см. Относится изделие к XVIII веку. Найденные обломки пролежали в земле почти 300 лет, а потому приобрели чёрный цвет. 31 мая 2016 года нашли и кусочек более современной керамики (часть фарфоровой тарелки, рисунок с голубой глазурью). Между кусков старых, твёрдых, как камень, кирпичей, обнаружили кусок слюды.

Известно из истории Урала, что окна в крестьянских избах в конце XVII и начале XVIII веков делались из слюды или затягивались бычьим пузырём. В заводских мастерских и конторе Каменского завода окна были слюдяные, по краям обивались жестью. Электричества не было и в помине. Освещались помещения свечами.

Какой древностью опахнуло от находок! При заводах были конные дворы и кузницы, где подковывали лошадей. Поэтому неудивительно, что на берегу нашлись части конной упряжи и подкова. Не исключаю, что среди них могут быть предметы XX века, выброшенные на свалку.

К сожалению, экспедиция в ХVIII век принесла не только удачу, но и огорчения. Без приключений не обошлось. Вымытую большим половодьем трёхгранную чугунную отливку, вес которой более 100 кг, сразу не смогли забрать с берега. Её следовало отвезти в Каменск-Уральский краеведческий музей. Представитель музея намеревался вывезти её через день, когда будет машина и грузчики. Однако по каким-то причинам не вывез. А когда 9 июня приехал за отливкой, то её уже не было. Узнав об этом, я настолько расстроилась, что три ночи не спала. Затем снова поехала в Каменск-Уральский. С директором музея Постниковым И.Н. согласовала текст объявления и отвезла его в редакцию газеты «Каменский рабочий». 16 июня объявление было опубликовано. До сих пор не поступало никаких откликов о месте нахождения чугунной отливки, даже за вознаграждение с моей стороны. Объявление приклеено скотчем на остановке автобуса на Новом Заводе и на заборе. Тишина. Нашла в себе силы здраво оценить ситуацию. Люди не виноваты, если я сама в тот же день не приняла мер к вывозу отливки. По берегу ходят рыбаки и прочие люди. Кто-то, видимо, подобрал и сдал в металлолом, а точнее, вытащил с берега трактором, оставив следы. Тот человек не знал, что это историческая находка. Но я простила ему. Успокоилась на мысли, что достаточно мелких находок, а сама Богу молилась, чтобы отливка нашлась.

И вот 20 июня 2016 года мне звонит Сергей Борцов и сообщает, что хочет меня обрадовать – чугунная отливка нашлась, но другая, меньшего размера и другая по форме. Он делал запруду на реке и первоначально принял её за камень. Видимо, её тоже вымыло большим половодьем. Иначе откуда бы ей взяться? Какая была радость для всех членов экспедиции! 27 июня находку вывезли в Екатеринбург для исследования в институт физики металлов УрО РАН.

Находки в материальном плане не представляют никакой ценности. Они представляют значимость для учёных историков и металловедов. Для краеведов тоже. Поэтому я сотрудничаю с государственным Каменск-Уральским краеведческим музеем. Краеведов, занимающихся историей своей малой родины, нужно поддерживать, ибо с их подачи появляются книги, научные открытия и музейные экспонаты. Мне бы хотелось, чтобы при поддержке музея и администрации на месте расположения Верхнего Каменского завода был установлен памятный знак. И это веками заброшенное место превратилось в туристическую тропу.

Мною принято решение: находки передать на исследование, получить заключение, а затем всё вместе безвозмездно передать в фонды Каменск-Уральского краеведческого музея. В данный момент часть находок уже исследована в институте физики металлов УрО РАН Гижевским Б.А. В ближайшее время они будут переданы в музей по месту их нахождения. Другие находки находятся в стадии исследования.

Несколько находок передано мною в Уральский региональный институт музейных проектов для размещения в экспозиции Музея горнозаводской цивилизации в Первоуральском инновационном культурном центре.
Сообщаю, что при проведении спектрального анализа пушечного ядра, части железной цепочки, закруглённой чугунной плиточки, а также чугунного кусочка с прямым краем, отрубленного заводской «гильотиной», установлено соответствие химических элементов составу каменских железных руд. Хотя находки не имеют клейма, однако их вполне уверенно можно отнести к числу ранних изделий уральской чугунолитейной промышленности начала XVIII века. Они имеют достаточно определённую атрибуцию, как по месту производства, так и по времени изготовления, поскольку плотина, молотовые фабрики, другие заводские строения и оборудование Верхнего Каменского завода были полностью разрушены и снесены большим наводнением и льдинами 22 апреля 1723 года. Т.е. никакого производства в Новом Заводе после 1723 года не было вообще.

Следовательно, мои краеведческие изыскания о месте и работе Верхнего Каменского завода подтверждаются найденными артефактами, архивными документами и свидетельствами старожилов.
Каменские заводы сыграли важную роль в истории Урала и Государства Российского. Пушки, артиллерийские снаряды обеспечили победу России в Северной войне со Швецией, которая длилась с перерывами 20 лет. Закончилась в 1721 году. На Каменском заводе 15 октября 1701 года был отлит в домне первый уральский чугун. Россия перестала импортировать чугун у Швеции. Каменские пушки участвовали в Полтавской битве в 1709 году. Неоценимо значение и Верхнего Каменского завода. В 1721-1722 годах и начале 1723 года по предложению начальника горных заводов В.Н. Татищева в Тобольскую губернскую канцелярию « в тех молотовых в нижнем амбаре колёса сверлить, пушки точить и прибыли отрезывать, а в верхнем молотовом амбаре два горна и один молот для дела железа». Пушечные стволы привозили для дальнейшей обработки с Нижнего завода. Были специальные обрубочные станки, на которых отрубали снаружи лишние наросты после литья, точили и заглаживали поверхность ствола. В 1721 году В.Н. Татищев трижды побывал на Каменских заводах. По его предложению был облегчен труд мастеров на молотовых фабриках Верхнего завода. Им были разработаны новые «модели» для подъёма, обрезания, обтирания и сверления пушечных стволов, которые сам пустил в действие.

Мною установлено, что два образца из моих находок представляют собой упоминаемые «прибыли», которые были отрублены от верхней части пушечного ствола. Горячий чугунный шликер в деревянную форму пушки, установленную вертикально, заливался сверху и с избытком. Такая технология была рассчитана на то, что шликер при охлаждении уплотнится и осядет, а то, что останется сверху можно отрубить или сточить. Это более рационально, чем не долить в форму. В таком случае ствол будет короче установленного размера и пойдёт в брак. Затем вытачивался винград. Один мой образец отрубленной «прибыли» представляет кусок чугуна: одна сторона прямая, другая неровная, а край в виде ломаной линии.

Второй образец выглядит плоским с ровным прямым срезом ввиде застывшей капли чугуна при отливке в форму. Потому образец назвали «Всплеск». С него взята проба на анализ.
Эти находки подтверждают, что предложение В.Н. Татищева на Верхнем Каменском заводе действительно выполнялось вплоть до апреля 1723 года.

Другая моя находка под названием «Заготовка железная» размером 7,5 см. на 1,5 см. передана в фонд Каменск-Уральского краеведческого музея. При внимательном изучении раздела «О деле железа из чугуна» по книге В.И. Геннина «Описание уральских и сибирских заводов» натолкнулась на описание указных мерок. Оказывается, «сходное» полосовое железо должно было соответствовать указной мерке (стандарту): ширина полосы три дюйма (7,62 см.), толщина ½ дюйма (1,27 см.) Следовательно, найденная мною заготовка представляет собой образец полосового железа, основного вида продукции Верхнего Каменского железоделательного завода. Длина полосы составляла от 12 до 15 футов, или 360 – 450 см. Полосовое железо имело большой спрос и не меньшее значение, чем пушки. Проходило пробу по дикому «адмиралтейскому регламенту». Только после этого ставилось клеймо завода и мастера. Сходное полосовое железо отгружалось на Уткинскую пристань. Там ещё раз его взвешивали и ставили последнее клеймо.

По отчёту В.И. Геннина в 1723 году с Каменского завода из припасов предыдущих лет отпущено в караванах в Санкт Петербург железа разных образцов 25125 пудов, укладу 1134 пуда, досок железных кованых 592 пуда.
Верхний Каменский завод в историю России и её побед в Северной войне внёс свою достойную лепту. Дощатое и листовое железо шло для нужд армии и зарождающегося при Петре флота. Посёлок Новый Завод сохранил своё историческое название. По переписным книгам первой половины XVIII века в нём проживали многочисленные Алексеевы, Тетерины, Голубцовы, Ивановы, Родионовы.

Но самое интересное то, что в 30 дворах проживали драгуны, а также солдаты и их вдовы. Поселение представляло собой военный городок. Драгуны постоянно были в дозоре, охраняли завод от нападения башкирцев. В 1709 году новозаводцы выдержали с башкирцами «смертный бой», но отстояли свой завод от разрушения.

Такие нападения с разорением, поджогами хлебных полей и угоном «в полон» людей в Каменском крае случались неоднократно. Прошло много лет пока царскому правительству удалось утихомирить башкирцев путём предоставления льгот и уменьшения налог
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.