Фольклорно-этнографическое наследие И.Я. Стяжкина и современность

65
+1
Автор:
Н.Н. Успенская
Фольклорно-этнографическое наследие И.Я. Стяжкина и современность

Имя Ивана Яковлевича Стяжкина известно на Урале благодаря его большой и многогранной деятельности. Результатами его трудов стали создание Каменского краеведческого музея, изыскания в области геологии, метеорологии, садоводства и огромная работа «Народная литература Камышловского уезда Пермской губернии» – одно из крупнейших собраний уральского фольклора. Это настоящая энциклопедия народной жизни конца ХIХ – начала ХХ веков, энциклопедия крестьянского быта и сознания, отражённая в обрядах и обычаях, в поэтическом и музыкальном языке фольклорных жанров.

Многочисленные записи, сделанные И.Я. Стяжкиным в течение почти двух десятилетий (1896–1914 гг.), составили 1219 страниц единой рукописи. В них представлены основные жанры русского фольклора, активно бытовавшие на Урале: сказки и загадки, плясовые и проголосные песни, частушки, пословицы и поговорки, духовные стихи и заговоры, а также «Словарь народного говора Камышловского уезда Пермской губернии», полное описание свадебного обряда с текстами свадебных песен и причётов, заметки о масленичных увеселениях и досуге крестьянской молодёжи.

Экспедиционные материалы 1995–2004 гг., собранные сотрудниками Свердловского областного Дома фольклора на территории бывшего Камышловского уезда, дают уникальную возможность изучить и сравнить состояние народной культуры в целом и изменения в фольклорно-этнографической традиции, произошедшие за последние сто лет.

В первую очередь стоит отметить полноту и достоверность уникального труда И.Я. Стяжкина, подтверждённую поздними записями. К несомненным достоинствам «Народной литературы Камышловского уезда» можно отнести широту жанрового спектра, точность записей, безоценочную позицию собирателя, отсутствие социальной или политической предвзятости.

У автора рукописи были свои культурно обусловленные представления о значимости разных жанров, свои предпочтения: так, будучи школьным учителем, Иван Яковлевич тем не менее не собирал детский фольклор. Отношение к жанрам материнского и детского фольклора как к второстепенным характерно и для того времени, и для современных носителей народной культуры. Но, в отличие от выдающихся предшественников, собирателей и публикаторов фольклора В.И. Даля и А.Н. Афанасьева, он не уступил внешней цензуре и, в прямом и переносном значении, не выкинул из песен ни слова. С благодарностью можно оценить его позицию, выразившуюся в его словах: «Всё записанное мной было взято у крестьян.., и цель моя была – возможно полный сборник всех произведений литературы, которая обращается в народе».

За собранными текстами встают живые люди. Духовные стихи и молитвы дают представление о духовных ценностях народа; песенное наследие и описание обрядов содержит сведения о нравах и обычаях того времени, о быте и традиционных занятиях уральского крестьянства, о душевных переживаниях человека.

В традиционном обществе фольклор сопровождает человека от рождения. Наиболее значимые периоды его жизни маркируются наибольшим количеством текстов и обрядов: это события годового календарного круга, и свадебный обряд, и проводы в армию, и похоронно-поминальный комплекс, действия которых имеют строго закреплённый устойчивый сценарий.

Жизнь в традиционной культуре наполнена фольклором, но и традиционный фольклор полон жизни. Тексты уральского фольклора богаты жизненными подробностями и приметами времени, реалиями крестьянского быта нашего края. Эти особенности можно проследить на примере жанра сказки. В наших уральских сказках много жизненной правды: в условиях горнозаводского Урала Снегурочка не улетает облачком, а проваливается под землю; Иванушка в сказке о гусях-лебедях сидит не в горнице у Бабы-Яги, а в голбце или подполе, волк безвозвратно съедает семерых козлят, а Нюрочку-Снегурочку из зависти убивают подружки.

Многие сюжеты, образы, действия и предметы, описанные в сказках, взяты из жизни самого рассказчика. Волшебные звери едут в хряслах, Иван-царевич сторожит Жар-птицу на сеновале, сидит в избе на лавочке и «шитьём занимается»; царская семья живёт в избе, на царской свадьбе приехавшие после венца на пир гости традиционно называются званкой и т.д. На примере сказки о Солдате и Смерти, записанный Иваном Яковлевичем Стяжкиным, можно проследить её отличия от общеизвестных вариантов.

Ценные представления о различных сторонах жизни русского крестьянина дают песни, частушки и словарь, описание народной свадьбы, Масленицы и времяпрепровождения молодёжи.
К сожалению, за последние сто лет богатство и разнообразие фольклора значительно сократилось. В течение этого периода происходил постепенный процесс разрушения традиционной культуры: уничтожение социальной среды и её представителей, распад сельской общины и традиционного жизненного уклада, частичное или полное уничтожение памятников материальной и духовной культуры, обесценивание культурного наследия.
Важно отметить переход от создания материальных и культурных ценностей к их потреблению и выключенность человека из многих сфер деятельности. То, что в традиционной культуре человек делал сам, постепенно перешло в ведение профессионалов. Важнейшие стороны человеческой жизни были взяты под контроль государства. К системам здравоохранения и просвещения добавились система культурно-досуговых учреждений, система общественного питания, службы быта, предприятия по оказанию ритуальных услуг и т.д. Перемены произошли не только в материальной сфере, но и в области представлений.

Создание на государственном уровне матрицы народной культуры в 30-х годах ХХ века и внедрение в массовое сознание искусственного эталона народного искусства существенно преобразило жизнь народной традиции. В соответствии с новыми социальными и эстетическими представлениями переоценивается содержание традиционной народной культуры. Ко многим её явлениям (язык, обряд, предмет) сами сельские жители начинают прикладывать определение «некультурный», выводя их за рамки активного бытования.

Из сравнения записей разных лет видно, как вместе с носителями традиции из повседневной практики стремительно исчезают обряды и обычаи, а вместе с ними – и фольклорные жанры. Практически полностью исчезли из обихода духовные стихи и солдатские святые письма, значительно сократилось количество проголосных песен. В свадебном фольклорно-этнографическом комплексе исчезают обрядовая составляющая и сопровождающие её песни и причёты. При сравнении записей, сделанных от людей разных поколений в одном и том же населённом пункте, очевидна тенденция к сокращению текстов сохранившихся в памяти исполнителей песен и свадебных причётов, а иногда и к иной трактовке их содержания, вплоть до утраты смысла исходного текста. Народный календарь представлен не полностью; наибольшая сохранность отличает масленичные обряды. Изменения в сфере молодёжного досуга привели к полному исчезновению такой формы времяпрепровождения, как вечёрка, а молодёжные игры и хороводы бытуют почти исключительно в образовательном пространстве. В меньшей степени затронут жанр частушек, хотя изменилась их тематика: исчезли темы войны и сиротства, появились политические, социальные, трудовые и учебные сюжеты. Мало где исполняются традиционные долгие частушки и частушки-диалоги. Значительно сократилось количество рассказываемых сказок и малых жанров фольклора – пословиц, поговорок, загадок. Под воздействием признанных норм литературной речи в печатных изданиях и средствах массовой информации, официального языка научных работ и документов значительно обедняется языковая сфера.

Судьба наследия И.Я. Стяжкина вписана в историю нашей страны и отражает процессы трансформации традиционной культуры в ХIХ – ХХ вв. Аксиологическая подозрительность, недоверие к традиционным ценностям, идеологические соображения и устойчивые эстетические клише привели к тому, что наследие Стяжкина долгое время не публиковалось. Из рукописи, подготовленной к изданию УОЛЕ в 1914 году и ныне хранящейся в ГАСО, исчезли главы «Духовные стихи» и «Словарь народных говоров Камышловского уезда Пермской губернии». Собранные материалы, не опубликованные в 1914 г. из-за начавшейся Первой мировой войны, после не принимались к печати по причине «грубости и просторечия выражений».

Полномасштабная публикация собрания началась только в ХХI веке с выхода в свет книги «Уральские народные сказки», подготовленной директором Свердловского областного Дома фольклора О.В. Востриковым и методистом В.В. Балковой. Последнее издание, включившее первые шесть отделов рукописи «Народной литературы Камышловского уезда», вышло в 2014 году под названием «Уральские песни, сказки и обычаи из собрания И.Я. Стяжкина. Том I».
Один из самых важных вопросов сегодня – вопрос практический ценности записей прежних лет. Собрание И.Я. Стяжкина имеет не только познавательную, но и практическую ценность. Первые отклики на издание в 2014 году книги «Уральские песни, сказки и обычаи из собрания И.Я. Стяжкина» пришли от российских психологов. Особый интерес для современной действительности имеет подробное описание всех этапов свадебного обряда. Смысл свадьбы как перехода человека из одного статусного состояния в другое, а женщины – ещё и из рода в род нынче практически утрачен. Сепарации от родительских семей у молодожёнов зачастую не происходит, что ставит под угрозу только что образовавшийся брак.

Ход свадебного обряда ясно показывает разрыв между девушками и замужними женщинами и дальнейшее отсутствие отношений между женщинами, принадлежащими к группам с разным статусом. Многие проблемы общения женщин разных поколений и с разным семейным статусом в наше время объясняются игнорированием этой разницы, признанной и закреплённой обычаями в народной культуре.
Традиционные роли мужчины и женщины в семье в современном обществе также достаточно размыты. Нередко мать совмещает функции обоих родителей, а бабушка, участвующая в воспитании внуков, выполняет функции матери. 

Детские клинические психологи на практике показывают, как одно лишь упорядочение ролей в семье исцеляющее воздействует на детей с различными нарушениями развития, а мировая практика свидетельствует о том, что в традиционной культуре благодаря семейному укладу, где каждый член семьи занимал своё ясно определённое место, не существовало проблемы детских неврозов.

Одна из основных причин неврозов у детей – различные страхи. В традиционной культуре одним из средств преодоления детских страхов являлись игры и сказки. Сегодня нередко можно встретить утверждения о том, что «у сказки непременно должен быть счастливый конец», и попытки переделать некоторые народные сказки. Велики опасения родителей и педагогов в целесообразности устрашающих элементов в образах и сюжетах и убеждение, что ребёнок не должен сталкиваться со злом. Такие представления основаны на непонимании смысла и функции сказок, рассказываемых детям. Современная детская психология говорит о необходимости сказок с несчастливым концом, традиционно обращающихся в народе. Они дают ребёнку возможность пережить возникающие страхи в художественных образах в присутствии сильного значимого взрослого человека и служат своеобразной прививкой от страха. Реалистичная установка: «в жизни и так бывает» сама по себе является исцеляющей.

Очень интересны замечания отечественных психологов о том, что в песнях и частушках люди справлялись с тяжёлыми жизненными ситуациями: смерть, разрыв отношений, расставание, измена, одиночество, подчинённое положение в семье, несчастливая любовь. В художественных текстах можно было изжить такие непростые чувства, как боль, стыд и гнев. Люди больше пели и меньше пили, а в формах коллективного исполнительства приобреталась и нарабатывалась личная психологическая устойчивость.

Не только фольклорные образцы, но и такой «безличный» раздел рукописи, как словарь, позволяет судить об отношении людей к тем или иным жизненным явлениям. Так, наибольшее количество синонимов в словаре И.Я. Стяжкина имеют понятия, относящиеся к пьянству, лжи и дракам. В них много иносказания и экспрессии, естественных для переживания вины, стыда и злости.

Традиционный опыт имеет непосредственное отношение к жизни каждого из нас. При внимательном изучении народных традиций проясняются причины устойчивости, крепости сельского жителя в традиционном обществе и отсутствия сил у нынешнего поколения при обилии так называемой незавершёнки, большого количества ненужных дел и откладывании дел «на потом». В крестьянской культуре, подчинённой принципам целесообразности и природосообразности, не совершалось и не производилось ничего лишнего или бессмысленного, ни одно дело не могло быть отложено, и все дела доводились до конца. Нашим предкам на практике была известна простая истина практической психологии: завершённое дело прибавляет сил, незавершённое отнимает их и не даёт начать новое.

Утрата одного из членов рода нынче болезненно сказывается на структуре семьи и на состоянии человека. В традиционной общине пустоты были продублированы институтом крёстных родителей, а для вступающих в брак – ещё и парой названных тятеньки и мамоньки. Таким образом, разветвлённая система родства была для человека мощной поддержкой и опорой.

Ресурс традиционной культуры попрежнему велик, но используется выборочно, преимущественно в области образования и научной среде, в досуговой сфере, частично – в практической психологии и нейрокоррекции.
Сегодня традиционное наследие нуждается в признании его ценности, более глубоком изучении и понимании смысла, особенностей и возможностей, во включении его в повседневную жизнь. Обрывая связь с прошлым, мы отказываемся от поддержки и силы традиции. Включая опыт прежних лет в свою жизнь, мы становимся сильнее.

Примечания:
Государственный архив Свердловской области (ГАСО), ф. 101, оп. 1, дело № 756. Из переписки И.Я. Стяжкина с филологом В.В. Кукшановы
Нет записей

При использовании информационных материалов сайта history-kamensk.ru обязательно наличие активной ссылки не закрытой от поисковых систем.

Я принимаю условия «Пользовательского соглашения» и даю своё согласие на обработку Администрацией сайта "Каменск-Уральский. Страницы Истории" персональных данных и cookies.